Загрузка...

ВЛАДИМИР БЕЛОБРОВ

ВАН-ШИН-МЭН

Вновь солнце заходит над желтой рекой.

Два старых китайца хромают домой.

Желтеет на ветках бамбуковый лист.

На ужин им подали пареный рис.

В лимоновых лицах усталость сквозит.

«Как я постарел». — Ван-Шин-Мэн говорит.

«Когда-то я был молодой мандарин.

Ходил я пешком из Шанхая в Пекин.

Я плавал по желтой реке Хуанхэ,

Туда и обратно, мой старый Бэн-Хэ.

Кругом крокодилы, но я не робел, —

Я смело в глаза крокодилам смотрел.

Теперь я как дряхлый, вареный трепанг.

Не держит рука моя сакэ стакан.

Увяли сакуры, желтеет бамбук.

Я стою не больше юаня, мой друг.»…

Вновь солнце заходит над желтой рекой.

Два старых китайца хромают домой.

«Ну что ж, такова Сэ-Ля-Ви, старый Бэн.» —

Сказал просветленный буддист Ван-Шин-Мэн.

М.Н.-Б.В.[1] 18.4.1985.

ЦАМБА

— Хикай кика чучка.

— Вынэгрэдт?

— Хи-хи-хи! Цам Вынэгрэдт! Гэ ЦАМБА.

— Цамба? А чи е нында?

— Е нында зэ шмулики и кыцыки.

— Кыцыки?!

— Кыцыки.

— Ниучтя кыцыки?!

— Вэ, кыцыки.

— Ооооооооо! Витыта Цамба! А вэ Цамба нуников?

— Ниа. Нуников Цамба вэ ниа. Ита цантяньская Цамба!

— Цантяньская?

— Цантяньская.

— Ниучтя цантяньская?!

— Цантяньская

— Ооооооооо! ЦАНТЯНЬСКАЯ ЦАМБА!!! Значтя нуников ниа?

— Нуников ниа.

— А чи ё нында ита Цамба, Ешля нуников ниа? Тьфу!

— Ак ти цукин-кыц! Ччац цамбой кыкну!

— Ми цамбой?!

— Цамбой!

Бум, бум, бум! Усе шмунькают. Цамба милькнет и укизает. Жига-дрыга шеит мякаки. Уси сторны прыг-прыг шмулики и кыцыки. «Цамба! — слично с дыльний тычки, — ЦАМБА!!!»…

31.5.1985

ТВОИ КЕРОСИНОВЫЕ ГЛАЗА

Под взглядом твоих керосиновых глаз

Я чахну и сохну, как листик.

Мой котик, зачем покидаешь меня?

Мне пристани нет в этой жизни.

Мой зайчик игривый, слоненочек мой,

Смешная моя черепашка,

Я в стенки и доски стучусь головой,

Я волосы рву и рубашки!

Мой стройный павлинчик, козленок, жучок,

Вернись, мой цыпленочек хрупкий!

Вернись, мой родной земляной червячок!

Где ножки твои, ручки, губки?

Где носик, где зубки, где ушки твои?

Где щечки, где спинка, где пузо?

Где легкие, сердце, печенка, кишки?

Где горла широкая луза?

Готов я часами тебе говорить

О том, как нежны твои ноздри,

Твои физкультурные мышцы хвалить

И челюсть, торчащую грозно.

Рубашкам — кранты, лошаденочек мой!

Все волосы выдраны с корнем!

Устал в доски лысой стучать головой!

Вернись, буду я твоим конем!

Б. В. — М. Н. 3.9.1985

КУРИЦЫ

Мы летим на самолете

И сбиваем по дороге

Много куриц быстроногих.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату