Загрузка...

А. М. Буровский

Еврейские погромы. Скорбь по двойным стандартам

Бродит по свету еврей, Называя Жидом себя Вечным, Алчным взглядом высматривает, Что бы себе заграбастать. Зловещая шляпа его и пейсы Страх на людей наводят. Но я соберу всеобъемлющий ум Своего народа, Стану Вечным Хохлом и тоже по свету отправлюсь И ничего в этом мире Ненадкушенным не оставлю! А. Левченко

Введение

Я никогда не пущусь в рассуждения с еретиком. Я просто подойду и распорю ему брюхо мечом.

Людовик IX Святой

«Погром» — мрачное, гадкое слово. От слова веет дымом горящих домов, страшным криком убиваемых детей, дремучим безумием толпы. Очень нехорошее слово.

Если верить великому борцу за свободу и демократию Григорию Померанцу, на Западе два русских слова пишутся латиницей, но без перевода: «погром» и «интеллигенция». Так и пишут: «китайская интеллигенция в Индонезии» или «погром тутси в Центральной Африке».

Всякий раз Григория Соломоновича умиляет вклад России в виде слова «интеллигенция», всякий раз ему неловко за русское слово «погром». Неудивительно, ведь «в огромных глубинах душевных лабиринтов русской души обязательно сидит погромщик. Большое ли он занимает место или маленькое — дело индивидуальное, но факт его существования остается фактом…

Сидит, притаившись, временами выходя наружу во всем своем обличье. Сидит там также раб и хулиган. О рабской натуре русской души мало писали, ошеломленные всем треском русских военных побед и примерами храбрости… Однако я знаю, что такое русский характер на практике. А это проявляется в принципе «Сильного бойся, а слабого бей»{1}.

Как же не испытывать стыда за этого ужасного погромщика, раба и хулигана, сидящего внутри русской души? Впрочем, еврею Померанцу можно и не особенно стыдиться, потому что ведь внутри еврейских душ не сидит ничего даже отдаленно похожего. Речь только о русской душе, и к тому же именно для евреев эта сторона русских душ очень опасна.

«Иностранцы читают Достоевского и утверждают, что благодаря ему они в состоянии понять русскую душу. Но Достоевский не осветил одну весьма существенную сторону русской души… которая всегда заставляет евреев быть настороже, так как эта сторона неизменно направлена против них»{2}.

И вообще погром — это «нападение нееврейской толпы на еврейское поселение с целью грабежа и убийства евреев»{3}.

Круто, но один вопрос все же требует уточнения: если считать, что погром — это преступление, направленное строго против евреев, как же быть с китайцами и африканцами? С теми из них, кто сделался жертвами погромов? Неужели китайцы в Индонезии или тутси в Африке — это евреи, которых убивали и грабили?

Можно задать вопрос и еще более интересный: а что, если евреи нападают на неевреев с целью убийства и грабежа? Правда, некоторым евреям хватает совести заявлять, что иудеи никогда никого не громили. Так и пишут! Некий господин Флейшман в хасидском журнальчике «Лехаим» заявляет: его оппоненты не могут «привести ни одного случая убийства иудеями христиан или мусульман»{4}.

Я не в состоянии быть оппонентом настолько невежественному человеку, как Флейшман. Но случаев могу привести много.

Например, в ходе событий 1899–1905 годов на Юге России не раз и не два еврейские боевики врывались в кварталы, где жили христиане, и устраивали там резню. Например, в городе Гомеле в 1903 году, где евреи во время русского погрома зарезали то ли пятерых, то ли семерых христиан. Били и убивали людей ЗА ТО… вернее говоря, ПОТОМУ, что они христиане. Не свои.

Особенно сильное впечатление производит православный погром в Одессе в 1905 году. Еще один борец за светлое будущее, Исаак Бабель, с восторгом описывает, как действовали одесские уголовники: «Слободские громилы били тогда евреев на Большой Арнаутской. Тартаковский убежал от них и встретил похоронную процессию с певчими на Софийской. Он спросил:

— Кого это хоронят с певчими?

Прохожие ответили, что это хоронят Тартаковского. Процессия дошла до Софийского кладбища. Тогда наши вынули из гроба пулемет и начали сыпать по слободским громилам»{5} .

Не просто привести пример применения пулемета на еврейском погроме. А вот когда убивают христиан — оказывается, можно.

Еще имеет смысл заметить: злые русские погромщики дали траурной процессии выйти. Интересно, а в аналогичной ситуации евреи выпустили бы православных? Говоря откровенно, не уверен…

Только уважаемый Исаак бен Эммануил таки чуть-чуть неточно рассказал: бил пулемет не по «слободским громилам», а по мирным жителям Одессы. Как ни странно, в этом городе, кроме людей высшей расы, жили еще всякие там гои, необрезанная православная шушера. Далеко не все они имели к погрому хоть какое-то отношение. Город жил себе, как жил всегда, и по толпе, расходившейся из магазинов, бил пулемет из гроба. Так что кто тут громила — на месте Исаака бен Эммануила я придержал бы язык.

Это примеры нападения евреев на христиан: граждан одного государства, но разной веры.

А если евреи нападают на мусульман? В том числе на подданных одного с ними государства? Недавно весь мир обошли кадры: израильская полиция избивает палестинских арабов в секторе Газа, а праздная толпа стоит на высотках и любуется.

Ну, будем считать, это арабы — погромщики, еврейская полиция усмиряет их, напавших на еврейское поселение. А народ, значит, проверяет — соблюдают ли израильские полицейские права человека, когда проламывает мусульманам головы… то есть останавливает террористов.

А есть еще такое географическое название: Дейр-Ясин…

Дейр Ясин — это арабское поселение в Палестине, современный пригород Иерусалима. 9 апреля 1948 года это поселение было почти поголовно вырезано отрядом еврейских террористов из организации «Иргун». Начальником отряда был Менахем Бегин, будущий президент Израиля.

Убито почти все население — 253 человека, причем беременным женщинам вспарывали животы,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату