• 1
  • 2
Загрузка...

Кажется, его путь был окончен.

Он устало прикрыл глаза и постоял так, передыхая. Большой, обманчиво неуклюжий. Из-за серо- коричневой шкуры – совсем как одна из здешних старых, давно расставшихся с верхушками, скал. Между которыми негустой россыпью раскинулись простые cеровато-коричневые камни. Те самые? Мастодонт прислушался. Потом поднял хобот и неуверенно, вполголоса поприветствовал. Уже не очень-то надеясь на успех. Но минуту спустя от земли заговорили. Вразнобой, в несколько невнятных, словно со сна, голосов поздоровались. Потом монотонно-заученно, но тоже нестройно, предложили начинать. Мастодонт перевел дух. Помедлил – припоминая, собираясь с мыслями – и стал рассказывать. Постепенно все сильнее растворяясь в щемящих, сладостных и печальных воспоминаниях.

Он говорил о поросших высокими, сочными травами равнинах. О прохладных тенистых лесах – и о теплых солнечных ливнях. О неспешно кочующих стадах величественных мастодонтов. Обо всем, чего больше не было в этом мире, но что одно только уже могло взволновать его сердце.

Он говорил медленно, с подробностями, тщательно подбирая слова. Стараясь, чтобы камни лучше представили и запомнили. Впитали всё – и его жизнь тоже. От вкуса первого листочка, сорванного им без помощи матери – до горьких слез одиночества, когда соплеменники, несправедливо осудив, прогнали его в далекие, безжизненные горы. Как ни странно, но изгнание оказалось спасением. Потому что, когда он вернулся, не было в родных краях больше ни одного мастодонта. Да и сами знакомые места, продуваемые насквозь холодным северным ветром, изменились до неузнаваемости. Снежная пустыня с черными стволами мертвых деревьев. Бесконечная ледяная стена на горизонте. И повсюду ему попадались окоченевшие трупы его сородичей. Время могучих мастодонтов закончилось. Он не мог поверить, но бесстрастные слова снизошедшего к его отчаянию ветра лишили последней надежды. И вот теперь мастодонт рассказывал. Хотя помнил, какая установлена плата. С каждым произнесенным им словом все больше темнела и обвисала шкура. Все резче проступали, норовя прорваться наружу, кости. Гулко, с перебоями стучало в груди. Как только все будет сказано, мертвое тело мастодонта рухнет на землю. Правда, он избегнет гниения и не достанется стервятникам. Потому что сразу же станет горкой серовато- коричневой пыли. Которую потом разнесет ветер. Может быть, знакомец того, что рассказал ему о гибели мастодонтов и о долине говорящих камней. Тот ветер говорил, что исчезает не только пришедший поведать свою историю. Исчезнет и все, о чем он поведал. Исчезнет его мир. Так уж устроено – в долину приходят, чтобы хоть что-то сохранить или от чего-то избавиться. Или и то и другое вместе. А взамен – остаться там навеки. Но старый мастодонт не страшился рассказывать. Он ведь говорил о том, чего давно уже не существовало. Исчезнуть предстояло только ему.

До слуха мастодонта донеслись недовольные восклицания, и он остановился. Похоже, камни о чем-то спорили. Потом один, неожиданно юный и звонкий голос, обращаясь к нему, воскликнул:

– Послушай, ты ведь почти закончил. Я чувствую – тебе осталось рассказать совсем немного. Но мы все еще не раз услышим эту историю. А здесь так редко кто-то появляется. Позволь, я тоже кое-что расскажу тебе.

Нет, мастодонту не хотелось откладывать. Мучительная боль расползалась по телу, меркло в глазах. Но он сам пришел сюда излить душу, и ему понятно было желание камня поговорить. Поэтому он сказал, с трудом шевеля бессильно обвисшим хоботом:

– О долине говорящих камней? Нигде больше камни не умеют разговаривать. Вы знаете об этом?

Раздались снисходительные возгласы. И тот же, звенящий молодостью и нетерпением голос, откликнулся:

– Да, мы знаем, что мы – особенные. Но у каждого из нас – своя, отдельная история. Когда твои кости рассыплются в прах, еще один камень здесь обретет способность говорить. Он будет долго и подробно – совсем как ты сейчас – рассказывать желающим о твоей жизни. Ты как бы родишься заново. Родится твой камень.

Над таким известием стоило подумать, однако старого мастодонта беспокоило другое.

– Но ведь есть и кому послушать? Кроме таких, как я? – он затаил дыхание. Будут ли вспоминать о мастодонтах не только камни?

– Сюда залетают ветра. А они и сами – известные сказители. Но у некоторых из них слишком богатая фантазия, а у кое-кого – не очень хорошая память. Далеко не каждый им верит, – разочарованно закончил голосок.

Мастодонта в очередной раз качнуло, но пока он еще держался. Хотя совсем ослаб. Он спросил:

– А ты... Кто ты, почему оказался здесь?

– Хорошо, – в звонком голосе камня прозвучало удовлетворение. – Я расскажу. Когда-то мир состоял из огня и камня. И в нем жили саламандры...

– Никогда не слышал о таких существах, – пробормотал мастодонт. И подумал, что тоже вряд ли поверил бы ветру, рассказавшему подобное. Как можно выжить в таком странном мире?

– Конечно, не слышал. Ведь их... нас давно нет на свете. Из-за меня.

Мастодонта неприятно царапнули горделивые нотки в тоне собеседника. Но не преувеличивает ли камень? Может, это всего лишь пустое бахвальство? Да и если задуматься... Кто виноват в исчезновении его собственного мира? Все рано или поздно заканчивается. Не по чьей-либо вине – так как-нибудь иначе. Вот-вот его тело превратится в пыль, как – он догадывался – когда-то превратилось в пыль тело неведомой саламандры... Какая разница будет между ними?

А звонкий голосок рассказывал. О мире существ, для которых пищей и домом был огонь. Золотистых, переливающихся всеми цветами радуги, ящерок. Таких – как язычки пламени на ветру. Умеющих с бьющим из каменных трещин пламенем подниматься почти до самого неба. И эти существа – да, жили в мире, где не было ничего, кроме камня, огня – и ветра.

Мастодонт не просто слушал, ему казалось, что он сам превратился в такое крохотное, быстрое создание.

– Ты не представляешь, какое это наслаждение – подниматься и опускаться в огненных струях. Выбрать огонь посильнее – и подниматься выше, выше, – звучал в его ушах юный голосок.

– Как же случилось... что твой род... исчез из-за тебя?

– Я не нарочно, – погрустнел голос. – Такой уж у меня был характер: безудержный, заносчивый, неуправляемый. Совсем как любимые мной огонь и ветер. Для саламандры – не так уж и плохо. Ведь огонь,

Вы читаете Мастадонт
  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату