Загрузка...

По следу нами раненных чудес

***

А через час стемнеет… Не беда, –

Все беды нас подстерегают утром.

Да что ж такого в этом «НИКОГДА»,

Что нас все тянет по его маршрутам?

По следу нами раненных чудес

Все рвемся – сами истекая кровью.

Да где ж оно – проклятое «НИГДЕ», –

Мелькнувший и пропавший – белый кролик?

За ним!.. Но всюду – снова пустота…

И, кажется, не страшно и не странно

Знать – нас уже не пустят в те места,

Где чудеса зализывают раны.

Несбывшееся

В том доме, казалось, не было стен,

И был он всегда – на просвет – пустым.

Пронизанный болью избитых тем,

То таял в любви, то от страха стыл.

Ах, как он умел принимать гостей!

Ловчил, пресекая малейший бунт,

Вычерчивал вилами по воде

Любому – загаданную судьбу.

Но, даже лукавя, он был открыт,

Он сам себе верил, наивный лгун.

Так жадно мы слушали до поры

Его уверенья: «Я все могу».

Потом… разрывали прозрачный плен,

Сбегали в реальность – оно верней…

Оставшись без кожи вне этих стен,

Молчим у закрытых его дверей.

Фэнтези

Снова ломит виски чьей-то болью – мой проклятый дар.

Буреломом, на каждом шагу преграждающим путь,

Продираюсь к поляне, где пламенем рдеет вражда

Человека и волка... и как этот круг разомкнуть?

Ветки бьют по щекам, на поляну – последним рывком.

«Мертвым ты не поможешь» торопится ум подсказать.

Подхожу. Два израненных тела, и боль, как укор,

В человеческих карих и волка зеленых глазах.

Серый брат, твои раны смертельны – не скаль же клыки…

Поплатился и тот, кто сразиться с тобою рискнул.

Ну, да он – чужестранец, попавший в наш мир, как в силки.

Потерпи, я сейчас помогу – и тебе, и ему.

Исправлять силой воли работу клинка и зубов

(Я – такая, как есть, бесполезно привычки менять).

Вновь немеют ладони. Вливаю по капле, как кровь,

Жизнь – в тела, вспоминая – в награду не раз убивали меня…

Вечереет, ложится роса. Что глядишь, недоверчивый страж?

Человек уже спит, усыпленный моим колдовством.

Ты свободен. Давно бы в ночи раствориться пора,

Благодарность – не в волчьей натуре, а ты у нас – волк.

Наша встреча на этой поляне – насмешка судьбы,

Три тропинки сплелись узелком, но бегут вразнобой…

Как же трудно решиться одной в неизвестность ступить.

Уходи! Потому что наш выбор – остаться собой.

***

Если боль – это опыт, за жизнь накопила

немножко опыта –

Пузырек или склянку аптечную,

Бесполезную, как капли сердечные,

Закупоренную плотно от шума и топота.

Спрятанную на полке среди других пузырьков

и скляночек.

Не отыскать. И, наверное, это к лучшему.

Учу других, сама еще никем не наученная,

Переполненная неуверенностью, как Ноев ковчег.

Не спрашиваю, так же у других или

как-то иначе,

Когда капля падает в склянку – плачу,

Когда переливаю в чужие – молчу,

А выбросить не хочу.

 Август

Август, совсем на себя не похожий,

В городе белых ночей.

Кто-то опять не к добру растревожил

Музыкой светлых речей.

Музыкой слов или горьким смыслом,

Чем-то моим во мне.

Звездам, подобно счастливым числам,

Снова гореть во тьме.

Август, у нас тут почти что осень,

Привкус былых разлук…

Все мы кого-то о чем-то просим,

Кто – про себя, кто – вслух.

***

Вынашивать мир, раз не вышло – младенца,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату