Загрузка...

Ю. Виткина, А. Родионов

Налоговые преступники эпохи Путина. Кто они?

Введение

Последние 6 лет выявили очень интересную тенденцию во взаимоотношениях государства и бизнеса. Раньше бизнесмены могли вести хоть какой-то диалог с инспектором, а теперь все больше звучит монолог чиновника. Статистика налоговых споров подтверждает это.

Если в 1999 году арбитражные суды рассмотрели 85 тысяч дел о налогообложении, то к 2005 году их количество увеличилось до 425 тысяч. Получается, что налогоплательщики стали куда активнее защищать свои права в суде, чем это делали ранее.

Но при этом, по данным ФНС России, обнародованным в мае 2006 года, при большом проценте выигранных дел, показатели сумм удовлетворенных требований с 2000 по 2005 год упали с 84 процентов до 32. Причем здесь не учтены суммы, взысканные по делу «ЮКОСа». А по искам на сумму 28 млрд рублей в 2005 году налогоплательщики и вовсе отказались от своих требований.

Почему это происходит? Причин несколько. Все последние годы государство медленно, но верно вносило изменения в законодательство не в пользу налогоплательщиков. Последние поправки свели на нет достижения конца 90-х, начала 2000-х годов, когда была принята статья 114 НК РФ, запретившая взимать без суда налоговые санкции. Именно принятие первой части НК РФ и в частности вышеуказанной нормы дало такой толчок к увеличению исков налогоплательщиков к налоговым органам в защиту своих прав в начале века. С будущего года все изменится.

Когда законодатель в 2005 году решил без суда взыскивать небольшие штрафы, это почти не встревожило крупный бизнес. Доводы властей, мол, арбитраж не успевает разбираться с копеечными наказаниями и их надо собирать в упрощенном порядке, были восприняты спокойно. В результате отсутствие протестов дало новый виток деятельности чиновников. Теперь упрощенный порядок будет применяться ко всем санкциям, независимо от их суммы.

В последнее время все прочнее в юридическую практику входит понятие «добросовестности» налогоплательщика. Апеллируя к совести, налоговики ставят под сомнение законность сделок по любому, даже безупречно составленному договору.

Изменилось и отношение судов к налоговым спорам. Суды все чаще, пренебрегая нормами законодательства, рассматривают дела в пользу бюджета. Но даже это не так пугает, как то, что, по мнению высшего арбитража, суды не должны устанавливать фактическое положение дел. Даже если налогоплательщик представил в суд все документы, свидетельствующие о его правоте, суд может не принять эти доводы во внимание, если эти документы не были представлены в налоговую инспекцию. Фактически, постановление ВАС делает бессмысленным оспаривание решений налоговых органов в том классическом виде, в котором оно происходило ранее.

Мы не призываем на баррикады. Мы хотим сказать, что теперь каждому налогоплательщику нужно приспосабливаться к новым условиям. Они (да простят нас юристы), таковы, что надо меньше читать Налоговый кодекс и законы, а больше думать. Важным становится умение найти нестандартные аргументы, опровергнуть показания ваших партнеров, которые все чаще работают против вас, быть готовым к тому, что ревизор, скажем, проверяя НДС, затребует не привычные счета-фактуры, а бизнес-план, и по нему доначислит налоги. Судья не посмотрит на типовые документы, а начнет разбирать кредитную историю. Все это непривычно, и в кодексе не прописано. Тем не менее, подобное отношение чиновников уже встречается.

Опыт компаний, которым пришлось отстаивать свою правоту в новых условиях «безкодексной» защиты бесценен. Благодаря ему, можно заранее узнать слабые места в организации своей работы, обезопасить себя и в конечном итоге сохранить свои деньги. Именно для этого мы расскажем и об особых, в том числе секретных методах работы налоговиков, и о самых распространенных ошибках и об изменениях в законодательстве, к которым готовиться необходимо уже сейчас. Предупрежден, значит, вооружен – вот пословица, актуальная для этой книги. Выводы, которые сделаны в ней помогут вам построить работу в новых условиях новой России.

Часть 1

Общие конфликты

Глава 1

Недобросовестность. Образцовая порка

Государство держит в руках дубинку, которой бьет всего один раз. Но по голове. Мы ее только взяли в руки, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание

Владимир Путин, октябрь 2002 г.

1.1. Ошибки договора

«ЮКОС» оказался очень громким делом. Никогда еще журналисты настолько не интересовались налогами, их уплатой и уж тем более, классификацией налоговых правонарушений, как это было с делом Михаила Ходорковского. На фоне пристального журналистского внимания к «ЮКОСу» остальные проблемы бизнеса оказались почти не замеченными. А зря. За последние годы интерес налоговые органы проявляли к целой армии налогоплательщиков, и крупных, и мелких. А эти дела, в большинстве своем обойденные вниманием прессы дают не меньший повод задуматься о защите своих интересов.

Начнем с дела «Удмуртнефти». Потом будем рассказывать о мелких, средних, крупных… – словом, обо всех предприятиях. Не обойдем и опасности, которые готовит новый Налоговый кодекс.[1]

Конфликт «Удмуртнефти» развивался, когда основное внимание привлекала ситуация с «ЮКОСом». Видимо поэтому он мало кого заинтересовал, хотя на ошибках предприятия можно научиться многому.

Компанией были приобретены никелевые катоды на 1,15 млрд рублей. Операция, совершенно не связанная с основной деятельностью фирмы и поэтому привлекшая внимание налоговиков. Нетипичные случаи для них подозрительны.

Чиновники связались с инспекцией, где учтен продавец товара, запросив массу документов и информации о последнем: его регистрацию, порядок сдачи отчетности, информацию об учредителях…[2]

Продавцом являлось ООО «Торговый дом Республика Тыва», зарегистрированное в Кызыле. Договор (если верить документам) подписан в Ижевске, акты согласования цены – в Москве, а сам товар грузили на теплоход в Мурманске. В разброс можно поверить, когда есть подтверждающие документы. К примеру, свидетельство о наличии подразделения в Москве или Ижевске, либо смета на прием представителей этой компании в Ижевске, либо авансовый отчет сотрудников «Удмуртнефти», выезжающих в столицу или Кызыл. Вариантов масса, но они не использовались. В результате сложилось впечатление, что сотрудники двух фирм не встречались.

Это впечатление далее переходит в уверенность: в один и тот же день гендиректор «Удмуртнефти» подписал договора и в Ижевске, и в Москве. Это возможно, но только при наличии доказательств поездки директора (билета и авансового отчета). Их нет. Вдобавок выясняется: в день, когда утверждены договора с поставщиком, еще и завизированы соглашения с покупателем и посредником. Налоговики и суд не поверили в реальность заключения стольких контрактов в один день.

Подобные претензии высказывались не только нефтяникам. Единовременное подписание контрактов в Москве, Барнауле и Новосибирске использовано против экспортера алюминия (постановление ФАС ЗСО от 22 сентября 2004 г. № Ф04-5782/2004(А03-3793-33) по делу ООО «Третье Тысячелетие»). Были обвинения и другим, в том числе честно работающим, компаниям. Это и понятно – не все бизнесмены смотрят «шапку» договора, где указано место его заключения. Оно часто не сходится с фактическим. К примеру, торговые представители многом столичных фирм, работая в регионах, привозят с собой шаблонные бланки, где в верхней строчке забито «Москва». Такой контракт утвержден в столице – следует из статьи 444 ГК РФ. А потом начинаются вопросы – как это руководитель, скажем из Хабаровска, за день съездил в Москву и обратно.

Отсюда первый вывод: надо доказывать, что соглашение только подготовлено в месте его заключения, а подписано – где работает ваша фирма. Доказательством может стать любой документ о выезде к вам представителя контрагента (табл. 1). Юридически ситуация абсурдна: договор заключен не там, где

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату