• 1
  • 2
Загрузка...

Заур Багиров

Трое и младенец в коляске

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

— Шутка…

В этот момент я услышал гудок приближающегося поезда. Я увидел клубы черного дыма, выходящего из его трубы. Младенец настороженно посмотрел на меня.

— Ну и что, ты, собираешься делать? — спросил он меня.

Я стоял оцепеневший, не зная что мне ответить.

— А что я должен сделать? — спросил я его.

— Ну, я думаю, что ты должен постараться спасти меня — ответил он мне.

— Да… Должен…. Наверное… — произнес я и взялся за ручку коляски.

Вдруг рядом со мною появилось двое людей в капюшонах. Один из них был в черном капюшоне и стоял на левой стороне дороги. Другой был в белом капюшоне — он стоял на правой стороне дороги. Тот, что был в белом капюшоне сказал мне:

— Остановись человек! Подумай, прежде чем совершить, то что ты хочешь сделать.

— А в чем дело? Я просто хочу спасти этого младенца — ответил я.

— А что знаешь об этом младенце? — был его вопрос.

— Я знаю только, то что это маленький ребенок, и он нуждается в помощи — последовал мой ответ.

— А если я тебе скажу, что вот из этого маленького ребенка вырастет маньяк убийца, более того это будет один из самых жестоких маньяков за всю историю человечества, он отправит на тот свет не один десяток людей. Что ты на это ответишь — спросил человек в белом одеянии.

— Откуда ты это можешь знать? — я ответил вопросом на вопрос.

— В данный момент это не должно тебя волновать.

— И все-таки… Я тебе не верю. Да кто ты такой, чтобы распоряжаться человеческими жизнями — сжав ручку коляски посильнее, ответил я.

— Я тот, кого вы на земле называете добрым духом. Я являюсь исполнителем воли божьей на земле — молвил человек в белом.

— Ты хочешь сказать, что это бог с твоей помощью оставил этого младенца на пути у поезда? — удивился я.

— Да, ты, совершенно прав человек! — ответил мне посланник божий.

Тут в разговор вступил другой — человек в черном.

— Он совершенно прав.

— Тогда почему ты ничего не делаешь ради спасения ребенка? — обратился я к этому человеку. Насколько я понимаю если этот в белом — посланник господа, то если ты в черном ты засланец сатаны. И тебе должна быть не безразлична судьба этого младенца — продолжил я.

— Только я не засланец, а посланец. Я был послан своим повелителем, потому как, ты правильно выразился мне не безразлична судьба этого младенца — усмехнувшись, ответил посланник зла.

— Ну и убивай его на здоровье. А я-то тут причем? — сказал я.

— А ты тут по моей прихоти! Мне вдруг взбрело в голову, чтобы какой-нибудь простой смертный поучаствовал в этом споре между добром и злом. Хотя как, ты, наверняка успел заметить, что в данном конкретном случае понятия добра и зла относительны… Как впрочем и всегда… — проговорил человек в черном.

— Не слушай его! — сказал человек в белом — Лучше повернись и уходи отсюда!

— А младенец? Как я могу знать, что ты мне говоришь правду? — не отступал я.

— Ты, мне должен просто-напросто верить! — посланец в белом тоже не хотел отступать.

— Ну, как я могу тебе поверить! Если ты утверждая, что ты посланец божий, находишься здесь чтобы совершить детоубийство!!! — сказал я, еще более укрепив свою оборонительную позицию.

— Вот, вот. Ты, на правильном пути — поддержал меня человек в черном. Теперь ты можешь убедиться, что бог не так уж и хорош. И все те разговоры о божьей добродетели, о том, что он — бог всех вас, людишек, любит и оберегает, все это лишь пустой звук.

— Бог никогда не переставал любить вас — парировал посланник добра. И поэтому это убийство необходимо. Останься этот демон в младенческом обличие в живых, он принесет вам столько боли и страданий, сколько вам еще не приходилось испытывать.

— А что твой бог по-другому никак не может предотвратить это? — съязвил я.

— Нет, и пока не поздно уходи — спокойно ответил человек в белом.

— Да уходи. Повернись и уходи — еще более спокойнее сказал черный Уходи, но сначала посмотри в глаза этого младенца. Они будут тебя преследовать весь остаток твоей жизни. Иди и не забывай что ты, именно ты, и никто другой стал причиной смерти этого ни в чем пока не повинного ребенка. И не забывай также о том, что черти в аду уже с нетерпением ждут твоего прихода.

— Но уходя, в будущем, ты спасешь много безвинных человеческих душ молвил белый.

— А что же, вы, сами не ускоряете весь этот процесс? Почему к примеру, ты — посланник божий, не убираешь мою руку с ручки коляски, а ты посланник ада, не сжимаешь ее еще крепче? А? Почему? — посмотрев на них обоих, спросил я.

— Дело в том, что мы никак не можем помочь тебе — ответили оба сразу в данном случае выбор только за тобой.

— И вообще, твое здесь присутствие не моя вина — добавил божий посланец.

— Значит — перебил я его. Если я помешаю поезду раздавить младенца сейчас, то я загублю десятки невинных душ в будущем, и тогда мне прямая дорога в ад. А если не помешаю, если я повернусь и уйду…

Тут наступило непродолжительное молчание, которое прервало существо в черном:

— Как видишь, он не может тебе ответить на этот вопрос. Ведь все дело в том, что повернись ты и уйди — в ад ты попадешь по моей протекции, а если ты спасешь младенца, то за путевку в жаркие края ты будешь благодарить этого беленького ангела во плоти. Ведь ты по их понятиям получаешься детоубийца. Нет же у тебя гарантии, что в коляске лежит маньяк.

— Это правда? — спросил я человека в белом.

— Есть только одна правда, что из него вырастет убийца — был его ответ мне.

— Значить, посланник зла прав — если я повернусь и дам этому младенцу умереть, спася при этом десятки человеческих душ, после смерти попаду в ад?

— Я тебе еще раз повторяю, человек, что твое присутствие здесь не моя прихоть. Я просто напросто недооценил зло, не смог предугадать твоего здесь появления — виновато произнес посланник бога.

— Ну тогда, что же я должен делать, если в любом случае я попаду в ад? — с мольбой в глазах, спросил я.

— Единственное чем я могу тебя утешить, это то, что совершив данный поступок, ты спасешь безвинные души — сказал белый.

— Ну да спаси нас, мессия ты наш неизвестный! — съязвил человек в черном. Ты здесь потому, как я знаю вашу людскую сущность. Неужели ты спасешь чужие жизни ценой своей души. Я не поверю, что ты захочешь спасти их души… подумай, кто о тебе вспомнит? Кому ты будешь нужен?

— Уходи, человек! Повернись и уходи, не слушай его! уйди, и я обещаю, я похлопочу за твою душу. Нельзя допустить, чтобы этот демон выжил! Осталось совсем немного времени! Все еще можно исправить. Представь, что ты хирург, делающий операцию по удалению раковой опухоли. Пациент должен пройти

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату