Загрузка...

Рафаэль Сабатини

Рыцарь Таверны

Глава 1. Помощь убийце

Человек по прозвищу «Рыцарь Таверны» разразился зловещим хохотом, — казалось, это смеется сам Сатана.

Он сидел в желтом кругу света, отбрасываемого двумя высокими свечами, подсвечниками которым служили две пустые бутылки из-под вина, и с презрением глядел на молодого человека в черной одежде с бледным лицом и подрагивающими губами, стоящего в углу комнаты. Он захохотал снова и хриплым пропитым голосом затянул песню, вытянув при этом длинные ноги, так что его шпоры позвякивали в такт мотиву:

Залью вина я милой в глотку И поцелуем одарю!Затем ее свалю я в лодку И о любви поговорю!Е-хо-хо, тирлим бом-бом Вниз, вниз, под юбку, старина.Вкуси момент сполна!!!Вниз, вниз, дерри-ду Бери сейчас задаром, Господь заплатит мзду!!!Иди дорогой верной, О, рыцарь молодой.И насладись без меры Пастушкой молодой.Пускай она дерется, Взывает к небесам.Господь лишь посмеется И насладится сам!!!Вниз, вниз, дерри-ду Бери сейчас задаром, Господь заплатит мзду…

Молодого человека передернуло от слов этой песенки.

— Довольно! — воскликнул он с отвращением и сделал шаг вперед. — Или коль уж у тебя возникла нужда покаркать, выбери песню поумней.

— Цыц, малявка! — Буян откинул с длинного худощавого лица спутанную прядь волос и неожиданно устремил на юношу пронзительный взгляд, зрачки его сузились до размера кошачьих, и он снова захохотал. — Клянусь Богом, мастер Стюарт, ваше безрассудство убережет вас от седой старости! Какое вам дело до того, какие песенки я распеваю? Клянусь ранами Исусика, целых три изнурительных месяца я подавлял в себе всякие чувства и драл от хрипоты горло, вознося молитвы Всевышнему. Три месяца я был ходячим воплощением библейского усердия и веры, и вот, наконец, когда мы стряхнули пыль твоей нищей Шотландии с наших сапог, ты, щенок, упрекаешь меня, потому что бутылка пуста, и я лишь пою, чтобы отвлечься от этой гнусной мысли!

Юноша наградил его презрительной гримасой и отвернулся.

— Когда я вступил в ряды отряда Мидлтон Хорс. И начал службу под вашим началом, я считал вас по крайней мере джентльменом.

На мгновение в глазах его компаньона вспыхнул зловещий огонек. Затем он в который раз закрыл глаза.

— «Джентльмен»! — передразнил он его. — Джентльмен! А что же вы можете знать о джентльменах, сэр Скот? Может, по-вашему, джентльмены — это Джек Пресбутерилибрюзжащиеиотцыпресвитерианскойцеркви, важные, точно вороны в сточной канаве? Клянусь небом, мальчик, когда мне было столько же, сколько тебе, и еще был жив Джордж Виллиерс…

— О, довольно об этом, — нетерпеливо прервал его юноша. — Я оставлю вас, сэр Криспин, наедине с нашей бутылкой, карканьем и воспоминаниями.

— Действительно! Не пойти бы вам, юноши, в неприличное местечко!! Вы плохая компания даже для покойников. Вон дверь, и если вам случится свернуть себе шею на лестнице, это будет на пользу ним обоим. Греби отсюда, пащенок вселенной!

С этими словами сэр Криспин Геллиард снова откинулся в кресло и затянул прерванный мотив:

Но она вскричала, что сойдет Завтра к Рождеству И там сожрет червей помет На праздничек к столу.Тирлим, бом-бом, дерри-ду.И земляных червей помет Ей станет кушаньем в аду…

В этот момент раздался громкий стук в дверь, а вслед за ним задыхающийся голос:

— Крис! Открой, Крис! Открой во имя Христа!

Сэр Криспин резко оборвал песню, а юноша, собиравшийся покинуть комнату, остановился в нерешительности, глядя на своего компаньона.

— Ну, мой милый Стюарт, — промолвил Геллиард. — Чего вы ждете?

— Ваших приказаний, сэр, — последовал угрюмый ответ.

— Моих приказаний! Пусть захрустят мои косточки на крысиных зубах, за дверью человек, которому некогда ждать! Открой дверь, несусветный глупец!

Понукаемый грубыми окриками молодой человек отодвинул засов, и дверь тотчас распахнулась. В комнату, тяжело дыша, ввалился долговязый солдат в доспехах. Его грубое лицо было пепельного цвета то ли от измождения, то ли еще от чего другого. В следующее мгновение он закрыл за собой дверь и повернулся к Геллиарду, который привстал из-за стола, с изумлением глядя на вошедшего.

— Я ищу убежища, Крис. Спрячь меня куда-нибудь, — задыхаясь проговорил с ирландским акцентом беглец. — Господи, спрячь меня, или утром я буду болтаться на виселице!

— Старина Хоган! Клянусь небом! Что произошло? Уж не Кромвель ли напал на нас?

— Кромвель, говоришь? Это было бы полбеды. Я убил человека!

— Если он отбросил копыта и гостит у наших дедушек, то зачем бежать?

Ирландец сотворил над своей головой нетерпеливый крест.

— За мной гонится отряд из «Монтгомери Фут», они подняли на ноги весь Пенрит, и если поймают меня, то не будет времени даже исповедаться. Король поступит со мной точно так же, как с бедным Райкрафтом два дня назад в Кендале.

Он вскочил, услышав топот ног и крики, доносящиеся с улицы:

— Боже милосердный! Найдется у вас какая-нибудь нора, где бы я мог отлежаться?

— Вверх по лестнице и в мою комнату, живо! — коротко приказал Криспин. — Я с ними потолкую. Давай!

Как только Хоган выскочил из комнаты, Криспин повернулся к своему молодому спутнику, который молча взирал на происходящее. Из кармана камзола он извлек засаленную колоду карт.

— За стол! — бросил он короткую фразу. Но мальчик, догадавшись о его намерениях, отшатнулся от карт, как от чего-то нечистого.

— Ни за что, — начал он. — Я не…

— За стол! — прорычал Криспин. — Сейчас не время для церковных проповедей. За стол или, клянусь непорочным зачатием, это будет первая и последняя игра в твоей жизни, слизняк!

Он произнес эти слова тоном, не терпящим возражений. Напуганный юноша придвинул стул, в душе оправдывая свою трусость тем, что он пошел на это только ради спасения человеческой жизни.

Геллиард сел напротив него с идиотской улыбкой, которая заставила мальчика содрогнуться. Взяв колоду, он бросил часть карт на стол, а другие раскрыл веером в руке, имитируя игру. Юноша молча последовал его примеру.

Лязганье оружия послышалось совсем рядом. За окнами замаячили огни фонарей, а двое продолжали сидеть за столом, делая вид, что они озабочены только игрой.

— Помилосердствуйте, мастер Стюарт! — громко пророкотал Криспин, зорким взглядом подметив очертания лица, наблюдающего за ними через окно. — Я играю короля пик!!

Дверь содрогнулась от сильного удара, за которым последовал приказ:

— Именем короля, откройте!!

Сэр Криспин тихо изрыгнул проклятие, затем поднялся и, бросив последний предостерегающий взгляд на Кеннета, пошел открывать. Подобно тому, как несколько минут назад он приветствовал Хогана, Геллиард поклонился солдатам и горожанам, толпящимся за их спинами.

— Что за шум, джентльмены? Неужели на нас напал Султан Оливер?

В одной руке он продолжал держать карты, другой придерживал приоткрытую дверь. Из толпы выступил молодой прапорщик.

— Вы большой весельчак, сэр Криспин. Один из офицеров лорда Мидлтона полчаса назад убил человека. Он ирландец по происхождению, его имя Хоган.

Лицо Криспина помрачнело.

— Хоган… Хоган? — он скорчил лицо, как будто стараясь что-то припомнить. — Да, вспомнил! Хоган —

Вы читаете Рыцарь Таверны
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату