Загрузка...

Виктория Плэнтвик

Влюбленный грешник

Пролог

— Господи, что же мне делать? — шептала Фиона, глотая слезы. — Я не знаю, не знаю…

Элис поглядела на сидящую в глубоком кожаном кресле подругу. Фиона прибежала к ней сама не своя. Ее свадьба была назначена на завтра, и Элис только сейчас начала понимать, что положение Фионы действительно самое отчаянное.

Фиона не хотела выходить замуж за своего жениха, Сайласа Моррисона. Она призналась Элис, что перед тем как сделать ей предложение, Сайлас объяснился в любви, но она ему так и не поверила. Фиона считала, что целью Сайласа была не она сама, а состояние ее отца. Однако, вместо того чтобы сказать родителям решительное «нет», она, по своему обыкновению, пассивно ждала, чем все закончится. Может быть, Фиона надеялась, что в последний момент наберется духу для отказа или что сам Сайлас вдруг передумает. Но, так или иначе, она дотянула до последнего срока. Больше медлить было нельзя.

Сокрушенно вздохнув, Элис пошла к бару и налила два бокала шерри. Ей было стыдно. За последние несколько месяцев они с Фионой впервые поговорили по душам. Вернее, это Элис впервые нашла время, чтобы выслушать подругу. А ведь Фиона была ее единственной настоящей подругой — остальные не в счет.

— Не плачь! — Голос Элис звучал ободряюще. — Мы найдем выход. В лепешку разобьюсь, но этой свадьбы не допущу!

Стиснув зубы, она подумала о том, что от самой Фионы помощи ей будет мало. Из прошлого опыта Элис знала, что та скорее согласится перетерпеть любые муки, чем рискнет поссориться с матерью. Но осуждать подругу Элис не могла. Лишившись матери в пять лет, она с уважением относилась к дочерним чувствам Фионы.

Выпив шерри, Фиона немного успокоилась. Они с Элис принялись обсуждать план дальнейших действий. Постепенно в глазах Фионы заблестел огонек надежды. Расставаясь, подруги заговорщически подмигнули друг другу и засмеялись.

День свадьбы выдался теплым и солнечным, хотя было только начало марта. Почти все гости принадлежали к сливкам общества. Элис нервно ерзала на краешке скамьи. Она заняла это место преднамеренно, на случай если ей придется подумать о бегстве: ведь кто знает, вдруг их план провалится?

Когда-то давным-давно, еще в школьные времена, неразлучные подружки Элли и Фиа поклялись, что будут свидетельницами друг у друга на свадьбе. Но мать Фионы, Бланш Кросби, была отнюдь не в восторге от такой перспективы. Она вычеркнула Элис из числа приглашенных на официальную часть бракосочетания, настояв на том, что присутствовать на ней достойны только члены семьи и самые именитые гости. Фиона ужасно расстроилась, но как обычно, не смогла постоять за себя. Властная и вздорная миссис Кросби командовала своей дочерью во всем, и ей совсем не нравилась независимая, дерзкая Элис. Впрочем, она всегда держалась по отношению к подруге Фионы подчеркнуто любезно, однако не скрывала своей отчужденности.

Кроме того, миссис Кросби, с ее аристократическими замашками, считала Элис дурно воспитанной выскочкой, которая может заразить ее Фиа своими плебейскими ухватками. Она много раз прозрачно намекала дочери, что из ее подруги никогда не получится настоящая леди. Элис очень скоро поняла, что если бы ее отец не был так богат, то миссис Кросби быстро отвадила бы ее от дома.

Как бы то ни было, подружками невесты были выбраны две ее кузины и младшая сестра жениха. Кроме того, в эскорт новобрачных входили три девочки, разбрасывавшие цветы по пути следования жениха и невесты, и два мальчика-пажа.

Все девочки были наряжены в пышные платьица нежного персикового оттенка. Увидев их, Элис впервые порадовалась, что не стала подружкой невесты, — она испортила бы всю картину. Уж слишком ее черные волосы и высокий рост выбивались из общего стиля.

По окончании торжественной церемонии венчания новобрачные должны были проследовать к ожидавшему их вертолету, чтобы на нем отправиться в аэропорт, а оттуда — в свадебное путешествие. Мистер и миссис Кросби не поскупились для своей единственной дочери. Кстати, в этом была еще одна причина того, что Фиона так пассивно приняла навязанный ей родителями выбор.

Среди всей толпы одна только Элис знала, что не будет ни путешествия, ни медового месяца. Не хватает еще, чтобы семейство Кросби потребовало от нее в возмещение ущерба оплатить все их предсвадебные расходы! Элис даже усмехнулась про себя этой мысли.

Комкая платочек в вспотевших от внезапного приступа волнения руках, Элис просидела все начало традиционной церемонии в сильнейшем напряжении, почти ничего не слыша и не видя. Она была очень рада, что широкие поля шляпы и густая вуаль скрывают ее лицо. В своем изящном кремовом костюме Элис выглядела очень элегантно, но сейчас ей было совсем не до этого.

Ступив на путь к аналою, Фиона бросила на подругу умоляющий взгляд, беззвучно призывая ее выполнить то, на что сама она была не способна.

Элис и Фиона дружили едва ли не с младенческих лет, а в школе всегда сидели за одной партой. Но во все времена в их паре ведущей была Элис. Она придумывала игры, затевала шалости, и она же выгораживала робкую Фиону, когда на ту обрушивался гнев учителей и родителей.

С тех пор прошло много лет, но характер фионы оставался таким же робким и зависимым.

У Элис внезапно пересохло во рту — священник наконец приступил к словам, которых она так ждала:

— Посему, если кто-либо из собравшихся здесь может назвать причину, по которой жених и невеста не могут сочетаться законным браком, пусть он скажет это сейчас или умолчит об этом навеки… — Священник помедлил. Несколько секунд тишины, казалось, растянулись на столетия. Элис видела, как напряглись под белыми кружевами плечи Фионы. Она будто ожидала, что ее сейчас ударят. Боковым зрением Элис также уловила движение на противоположной скамье, и это вывело ее из оцепенения.

Она поднялась и решительно двинулась к аналою как раз в то мгновение, когда священник уже собирался продолжить церемонию.

— Остановитесь! — громко крикнула Элис. — Мне известна причина, препятствующая заключению этого брака!

В церкви воцарилась леденящая тишина. Взгляды всех присутствующих обратились на Элис. Сидевшая на передней скамье Бланш Кросби слабо охнула и покачнулась.

Элис дерзко вышла к самому аналою, не отрывая глаз от обескураженного священника. Она избегала смотреть в сторону новобрачных, опасаясь встретить яростный взгляд Сай-ласа Моррисона.

Священник был очень молод, и паническое выражение в его глазах показывало, что подобного в его практике еще никогда не случалось. Сейчас он растерялся, не зная, как уладить неприятное недоразумение. Элис припомнила правило: «…Церемония венчания должна быть отложена до того времени, когда будет окончательно установлена истина…»

Она независимо вздернула подбородок. Ее лицо сейчас было почти такого же цвета, как белая вуаль на шляпке.

— Вы не можете обвенчать эту пару, — решительно заявила Элис. — Их взаимные клятвы перед Богом будут ложью! — Голос Элис звоном отдавался под куполом церкви. — Вы хотите попросить жениха и невесту дать обет вечной любви и верности перед лицом Всевышнего и всех собравшихся, но один из венчающихся уже посвятил себя совсем другому человеку.

Заявление Элис произвело эффект разорвавшейся бомбы. Мельком взглянув на гостей, она только сейчас по-настоящему поняла, каких опасных врагов приобрела в этот миг в лице родителей Фионы и ее жениха. Они никогда не смогут простить ей своего унижения и крушения заветных надежд.

Тем не менее Элис вновь перевела взгляд на священника и добавила с отчаянностью человека, которому нечего терять:

— Я говорю о женихе. Он недостаточно сильно любит свою будущую жену, чтобы отказаться ради нее от остальных женщин. Он начал изменять ей уже во время помолвки. Мне очень жаль, Фиона, но я не могу оставить тебя в неведении относительно того, что происходит за твоей спиной — мой роман с Сайласом длится уже несколько месяцев…

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату