Загрузка...

Микки Спиллейн

Я, гангстер

* * *

Они подстерегли меня в баре, что на Второй авеню. Выждали, пока схлынет вечерняя толпа, и тогда только взяли. Двое этих улыбающихся верзил в модных шляпах с узкими полями легко могли затеряться среди молодых клерков. Но кто понимает, сразу бы заметил едва видимый перекос плеча, возникающий от привычки носить оружие всегда с одной стороны, и это накладывало особый отпечаток на их облик.

Подойдя ко мне вплотную, они придвинули табуретки и только собрались открыть рот, как я избавил их от излишних хлопот: допил, сунул в карман сдачу и поднялся.

— Пошли?

Один из них, голубоглазый, согласился с улыбочкой:

— Пошли.

Я ухмыльнулся, кивнул на прощанье бармену и направился к двери. На улице аккуратный толчок в бок повернул меня направо, другой такой же толчок заставил меня завернуть за угол. Там нас ждала машина. Один из них сел за руль, другой — справа от меня. Я не ощущал боком оружия на парне справа, из чего сделал вывод, что он его держит в руках.

* * *

В дверях, широко расставив ноги и сунув руки в карманы, стоял приземистый мужчина, смотревший вроде бы в никуда, но замечавший все. Другой молча сидел на подоконнике за моей спиной. Слышно было, как уличные часы на площади пробили девять. Позади меня приоткрылась дверь, ведущая, очевидно, в кабинет, и чей-то голос сказал:

— Введите его.

Улыбчивый верзила пропустил меня вперед, сам вошел следом и прикрыл за собой дверь.

И тут я в первый раз пожалел, что оказался не в меру сообразительным. “Тоже мне, умник нашелся”, — думал я, почувствовав холодок, пробежавший по спине. Я плотно сжал губы и ухмыльнулся, ибо стоило мне произнести хоть слово, они бы сразу поняли, как я к ним отношусь.

Легавые. В штатском, но легавые. Пятеро передо мной, один сзади. Да еще в соседней комнате двое. Но эти пятеро выделяются, это сразу заметно. Выправка та же, но они мягче. Если у них и есть острые углы, то они надежно спрятаны. До поры до времени.

Пятеро мужчин, пять разных однобортных синих или серых костюмов, пять темных галстуков и белых рубашек — официальный стиль, хотя и не встречающийся в обычной полицейской практике. Пять пар бесстрастных и в то же время внимательных глаз, казавшихся, впрочем, усталыми и невосприимчивыми к юмору.

Тощий, сидевший в конце стола, был другого типа, и, присмотревшись к нему повнимательнее, я понял, что он ненавидит меня так же сильно, как и я его.

Стоя у двери, улыбчивый верзила спросил.

— Он нас узнал. Ждал нас.

В голосе тощего заметны были и полутона.

— Ты слишком сообразителен для... шпаны.

— Я — не та шпана, с которой вы привыкли иметь дело.

— Ну и давно ты понял?

Я пожал плечами:

— С самого начала. Недели две.

Они переглянулись. Это им явно не понравилось. Один слегка пригнулся к столу, лицо его покраснело.

— А как ты это понял?

— Я же сказал вам. Я — не совсем обычная шпана.

— Тебе, по-моему, задали вопрос.

Я поглядел на малого, который пригнулся к столу. Его руки были крепко сжаты и побелели в суставах, но лицо уже пылало.

— Я уже играл в эти игры, — пояснил я. — Животное всегда знает, что у него есть хвост, даже если он короткий. Я тоже знал, что за мной хвост — с того момента, как вы его ко мне приставили.

Малый посмотрел мимо меня на улыбчивого верзилу:

— А ты это знал?

Мой приятель у двери секунду помешкал:

— Нет, сэр.

— Но хоть подозревал?

Он снова помешкал:

— Нет, сэр. И в рапорте наших сменщиков этого тоже не было.

— Поразительно, — сказал мой собеседник. — Просто поразительно. — Тут он снова взглянул на меня:

— А ты мог оторваться от хвоста?

— В любой момент.

— Понимаю. — Он замолчал и немного пососал губу. — И все-таки решил этого не делать. Почему?

— Из любопытства. Скажем так.

— Ну, а если б за тобой ходил кто-то, чтобы тебя убить, тебе тоже было бы любопытно?

— Конечно, — сказал я. — Вы же сами знаете, я — дурак.

— Ну-ну, парнишка, выбирай выражения.

Я снова ухмыльнулся, да так, что почувствовал свой шрам на спине.

— Идите вы все к дьяволу!

— Послушай...

— Нет, это ты послушай, козел паршивый... и не указывай мне, какие выбирать выражения. И вообще ничего мне не указывай, не то сейчас пойдешь... туда, где ни разу не бывал. И не смей меня запугивать, хоть у меня и была уже одна ходка...

Верзила позади меня перестал улыбаться и подсказал им:

— Дайте ему выговориться.

— Да, черт возьми, дайте мне выговориться. Все равно у вас нет выбора. Это вам не вола гонять с карманником или шлюхой, у которых при виде легавых коленки трясутся. Я вообще ненавижу легавых, а вас, козлов, и подавно.

— Все? Закончил?

— Нет, — возразил я. — Но я уже наигрался. Я въехал в ваши игры, чтобы выяснить, в чем дело, и дело оказалось мерзкое. Так что я спрыгиваю. Если вы думаете, что у меня это не получится, то попробуйте меня удержать. Но тогда, правда, придется объяснить ваше поведение паре-тройке газет, в которых у меня есть хорошие друзья.

Тощий спросил:

— Все?

— Да. А теперь я с вами прощаюсь.

— Погоди прощаться.

Я остановился на ходу и взглянул на него вопросительно. Никто даже не пытался помешать мне уйти. Но в воздухе что-то висело: во всей их игре было что-то мне непонятное. Я снова ощутил, как у меня напряглась спина, и спросил:

— Ну, что еще?

Тощий развернулся в кресле:

— У меня сложилось впечатление, что ты любознательный малый.

Я вернулся к столу:

— Ладно, друзья. Но пока вы меня в это дело не вписали, позвольте задать вам пару вопросиков.

Тощий бесстрастно кивнул.

— Вы — легавые?

Он снова кивнул, но в его глазах мелькнуло новое выражение.

— Хорошо. Допустим. Мы — легавые, но... особого рода.

Вы читаете Я, гангстер
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату