Загрузка...

Влияние книги Второзаконие на окончательное послание Еврейской Библии выходит далеко за рамки ее законодательного кодекса. Историческое повествование в книгах, следующих за Пятикнижием — Иисуса Навина, 1–4 Царей — лингвистически и теологически настолько тесно связанное с Второзаконием, что они, начиная с середины 1940–х годов, стали называться учеными «Девтерономической историей». Это второй в Библии великий исторический труд по истории Израиля. Он продолжает рассказ о судьбе Израиля от завоевания земли обетованной до вавилонского пленения и выражает идеологию нового религиозного движения, которое возникло среди народа Израиля относительно поздно. Этот труд тоже неоднократно редактировался. Некоторые библеисты считают, что он был составлен во время плена в попытке сохранить историю, культуру и идентичность побежденной нации после катастрофического разрушения Иерусалима. Другие ученые убеждены, что в основном Девтерономическая история была написана во времена царя Иосии для поддержки религиозной идеологии и территориальных амбиций, и что она была завершена и отредактирована в плену несколькими десятилетиями позже.

Книги Хроник — третий в Библии великий исторический труд о допленном Израиле — оформились в письменном виде только в пятом или четвертом веке до н. э., несколькими столетиями после описываемых ими событий. Их историческая точка зрения прочно склоняется в пользу исторических и политических претензий династии Давида и Иерусалима; они постоянно игнорируют север. Различными способами Хроники однозначно отражают идеологию и потребности Иерусалима во времена Второго Храма и по большей части являются переработкой исторической саги, которая в то время уже существовала в письменном виде. По этим причинам, в этой книге мы будем минимально использовать Хроники, фокусируя наше внимание на более ранние Пятикнижие и Девтерономическую историю.

Как мы увидим в следующих главах, археология предоставила достаточно доказательств в поддержку нового утверждения о том, что историческое ядро Пятикнижия и Девтерономической истории была сформировано в значительной степени в седьмом веке до н. э. Поэтому мы будем фокусировать внимание на Иудею конца восьмого и седьмого веков до н. э., когда этот литературный процесс начался по — настоящему, и будем аргументировать, что большая часть Пятикнижия является поздним монархическим произведением, пропагандирующим идеологию и потребности Иудейского царства и как она связана с Девтерономической историей. И в этом мы будем на стороне тех ученых, которые убеждены, что Девтерономическая история была составлена в основном во времена царя Иосии, с целью обеспечить идеологическую легализацию для конкретных политических амбиций и религиозных реформ.

История или не история?

Археология всегда играла важную роль в дебатах о структуре и исторической достоверности Библии. Поначалу казалось, что археология должна опровергнуть большинство утверждений радикальных критиков о том, что Библии была довольно поздним произведением, и что ее большая часть является исторически ненадежной. С конца девятнадцатого века, когда начались современные исследования библейских территорий, серия захватывающих открытий и десятилетия продолжительных археологических раскопок и расшифровок во многом предположили, что библейские сообщения были в основном достоверными в отношении основных контуров истории древнего Израиля. Таким образом, казалось, что даже если библейский текст был записан гораздо позже описанных в нем событий, он должен в значительной степени основываться на аккуратно сохраненных воспоминаниях. Такое заключение было основано на нескольких новых группах археологических и исторических доказательств.

Географические идентификации

Хотя западные паломники и путешественники бродили по земле Библии еще с византийского периода, но только с появлением современных исторических и географических исследований, в конце 18–го и начале 19–го веков, ученые, хорошо разбирающиеся как в Библии, так и в других древних источниках, начали реконструировать ландшафт древнего Израиля не полагаясь на церковные традиции различных святых мест, а на основе топографии, библейских ссылок и археологических находок. Первопроходцем в этой области был американский священник, конгрегационалист, Эдвард Робинсон, проведший в османской Палестине в 1838 и 1852–м годах два продолжительных исследования в попытке опровергнуть теории библейской критики посредством поиска и идентификации подлинных, исторически проверенных библейских мест.

Хотя некоторые из основных мест библейской истории, такие как Иерусалим, Хеврон, Яффа, Беф — Сан и Газа, никогда не забывались, сотни дополнительных мест, упоминающихся в Библии, были неизвестны. С помощью географической информации, содержащейся в Библии, и тщательного изучения современных арабских топонимов страны, Робинсон обнаружил, что возможно установить месторасположение десятков древних холмов и руин ранее забытых библейских мест.

Робинсон и его последователи смогли идентифицировать обширные руины в местах Эль — Джиб, Бейтин и Хирбет — Сейлун к северу от Иерусалима как вероятные места библейских Гаваона, Вефиля и Силома. Этот процесс был особенно эффективен в тех регионах, которые были заселены непрерывно в течение столетий, и где имя места было сохранено. Но последующим поколениям ученых стало понятно, что в других местах, в которых современные названия не имели никакого отношения к библейским местам, для идентификации можно применить другие критерии, такие как размер и датируемые типы керамики. Так, к развивающейся реконструкции библейской географии постепенно добавились Мегиддо, Хацор, Лахис, и десятки других библейских мест. В конце 19–го века британские королевские инженеры Фонда Исследования Палестины провели эту работу с высокой степенью систематизации, составляя подробные топографические карты всей страны от истоков реки Иордан на севере до Беэр — Шевы в пустыне Негев на юге.

Более важным, чем даже конкретные идентификации, было растущее знакомство с основными географическими регионами библейской земли. (Рис. 2): широкими и плодородными равнинами Средиземноморья, предгорьями Шефелы, поднимающимися к центральному нагорью на юге, засушливой пустыней Негев, районом Мертвого моря и Иорданской долины, северным нагорьем и широкими долинами на севере страны. Библейская земля Израиля была областью с необычными климатическими и экологическими контрастами. Она также служила естественным сухопутным мостом между двумя великими цивилизациями Египта и Месопотамии. Ее характерные пейзажи и условия практически в каждом случае оказались достаточно точно отраженными в библейском повествовании.

Памятники и архивы Египта и Месопотамии.

В средние века и в эпоху Возрождения были сделаны повторные попытки установить стандартную хронологию событий, описанных в Библии. Большинство из них были покорно дословными. Чтобы проверить внутреннюю библейскую хронологию были необходимы внешние источники, и в конечном итоге они были обнаружены среди археологических останков двух наиболее важных и наиболее образованных цивилизаций древнего мира.

В конце 18 века европейские ученые стали интенсивно изучать Египет с его удивительными памятниками и огромным сокровищем иероглифических надписей. Но только с расшифровкой египетских иероглифов французским ученым Жан — Франсуа Шампольоном в 1820–х годах (на основе трех идентичных текстов на трех языках на Розеттском камне) стала очевидной историческая ценность египетских останков для датировки и, возможно, проверки исторических событий в Библии. Хотя определение отдельных фараонов, упомянутых в историях об Иосифе и Исходе, осталось точно не известным, стали очевидны другие прямые связи. Победная стела, воздвигнутая фараоном Мернептахом в 1207 году до н. э., упоминала о великой победе над народом, названным Израилем (в действительности слово «Израиль» на стеле было установлено произвольно христианскими исследователями, более вероятный перевод этого слова — «Сирия», — примеч. переводчика). В более позднюю эпоху фараон Шишак (Сусаким), упомянутый в 3 Царств 14:25 как пришедший в Иерусалим для получения дани в пятом году правления сына Соломона, был идентифицирован как фараон двадцать второй династии Шешонк I, правивший в 945–924 гг. до н. э. Он оставил запись о своей кампании на стене храма Амона в Карнаке в Верхнем Египте.

Другой богатый источник открытий для хронологии и исторической идентификации пришел с

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату