однажды настал день, которому предстояло обратить в ничто эту спокойную распланированную жизнь.

В то утро Гарри был выдернут с равнины стуком в дверь и визгливым воплем Петунии Дурсль.

- Вставай! Поднимайся! Живо!

Затем Гарри услышал её удаляющиеся шаги и звук плюхнувшейся на плиту сковороды. Пока Гарри одевался, тетя вернулась к двери.

- Ты что, еще не встал?- настойчиво поинтересовалась она.

- Почти, - уклончиво ответил Гарри.

- Шевелись побыстрее, я хочу, чтобы ты присмотрел за жарящимся беконом. И смотри, чтобы он не подгорел. В день рождения Дадли все должно быть идеально.

Гарри помнил об этом, хотя и не придавал значения. В праздничные дни, ему никто не доверял работать в саду без присмотра Дурслей. Поэтому чаще всего его отправляли к старой кошатнице миссис Фигг. Гарри оказывался оторван и от книг и от сада. Хотя он вполне ладил с живыми кошками, бесконечные рассказы старушки о кошках, живших у нее в разные годы, и старые фотографии Снежинки, мистера Лапки и Хохолка ему изрядно досаждали. Мальчик понимал, что ему стоит выработать привычку не обращать внимания на её болтовню и подсовываемые под нос фотографии. Гарри искренне считал их совершенно бесполезными, в отличие от рисунков в старом учебнике по зоологии, найденном им около школы. Иногда ему даже хотелось, чтобы эти кошки на фотографиях снова были живыми. Ведь без мертвых кошек у Арабеллы не было бы тем для разговора. Тогда Гарри радовался своим зарослям роз. Ведь за их стеной миссис Фигг никак не смогла бы надоедать ему своими кошками, когда он работал в саду.

С учебником по зоологии было связано наиболее дальнее путешествие Гарри. Тогда у него получилось вырваться от Пирса, который его удерживал, до того, как Дадли начал его бить. Маленький и ловкий мальчик сумел убежать от преследователей и добраться до расположенной через квартал школы. Именно около школы он нашел на скамейке старый учебник. И этот учебник рассказал Гарри о кошках существенно больше, чем старая Арабелла, хотя многое в книге он и не понимал. Впоследствии он еще не раз добирался до школы и в итоге сумел добыть множество учебников, которые спрятал среди колючих розовых кустов. Мальчик сам не понял, как сумел убедить кусты встать сплошной колючей стеной, защищая его убежище. Тем не менее, перед ним кусты стабильно расступались. В итоге чтение в темном чулане почти прекратилось, ведь большинство книг он держал в саду, завернув в полиэтиленовый пакет, чтобы их не испортил дождь. В итоге к своему шестому дню рождения Гарри усвоил всю дошкольную программу и программу первых трех классов школы. Ведь помимо книг ему нечем было заняться.

Вернемся в гостиную дома Дурслей, где в этот момент Дадли пересчитывает свои подарки.

- Двадцать девять, - произнес он грустным голосом, укоризненно глядя на отца и мать. - Это на три меньше, чем в прошлом году.

- Дорогой, ты забыл о двух подарках от тетушки Мардж, они здесь, рядом с большим подарком от мамы и папы! - поспешно затараторила тетя Петуния.

- Ладно, но тогда получается всего тридцать один. - Лицо Дадли покраснело.

Гарри, сразу заметив, что у Дадли вот-вот приключится очередной приступ ярости, начал поспешно поглощать бекон, опасаясь, как бы кузен не перевернул стол.

Тетя Петунья, очевидно, тоже почувствовала опасность.

- Мы купим тебе еще два подарка, сегодня в городе. Как тебе это, малыш? Еще два подарочка. Ты доволен?

Дадли задумался. Похоже, в голове его шла какая-то очень серьезная и сложная работа. Наконец он открыл рот.

- Значит... - медленно выговорил он. - Значит, их у меня будет тридцать... тридцать...

- Тридцать три, мой сладенький, - поспешно вставила тетя Петуния.

- А-а-а! - Уже привставший было Дадли тяжело плюхнулся обратно на стул. - Тогда ладно...

Дядя Верной выдавил из себя смешок.

- Этот малыш своего не упустит - прямо как его отец. Вот это парень! - Он взъерошил волосы на голове Дадли.

Тут зазвонил телефон, и тетя Петуния метнулась к аппарату. А Гарри и дядя Вернон наблюдали, как Дадли разворачивает тщательно упакованный гоночный велосипед, видеокамеру, самолет с дистанционным управлением, коробочки с шестнадцатью новыми компьютерными играми и видеомагнитофон.

Дадли срывал упаковку с золотых наручных часов, когда тетя Петуния вернулась к столу вид у нее был разозленный и вместе с тем озабоченный.

- Плохие новости, Вернон, - сказала она. - Миссис Фигг повезла кошку к ветеринару. Она не сможет взять этого.

Тетя махнула рукой в сторону Гарри.

- Тогда может быть, вы оставите меня в саду?

Вид у тети Петунии был такой, словно она проглотила лимон.

- И чтобы мы вернулись и обнаружили, что от сада остались одни ободранные кусты? - прорычала она.

- Но ведь я хорошо за ним ухаживаю, - возразил Гарри, которому очень хотелось провести день за книгами.

- Может быть... - медленно начала тетя Петуния. - Может быть, мы могли бы взять его с собой... и оставить в машине у зоопарка... Все лучше, чем оставлять его в саду без присмотра.

- Я не позволю ему сидеть одному в моей машине! - возмутился дядя Вернон.

Дадли громко разрыдался. То есть на самом деле он вовсе не плакал, последний раз настоящие слезы лились из него два года назад, но он уже знал, что стоит ему состроить жалобную физиономию и завыть, как мать сделает для него все, что он пожелает.

- Дадли, мой маленький, мой крошка, пожалуйста, не плачь, мамочка не позволит ему испортить твой день рождения! - вскричала миссис Дурсль, крепко обнимая сына.

- Я... Я не хочу... Не хоч-ч-чу, чтобы он ехал с нами! - выдавил из себя Дадли в перерывах между громкими всхлипываниями, кстати, абсолютно фальшивыми. - Он... Он всегда все по-по-портит!

Миссис Дурсль обняла Дадли, а тот высунулся из-за спины матери и, повернувшись к Гарри, состроил отвратительную гримасу.

В этот момент раздался звонок в дверь.

- О господи, это они! - В голосе тети Петунии звучало отчаяние.

Через минуту в кухню вошел лучший друг Дадли, Пирс Полкисс, вместе со своей матерью. Пирс был костлявым мальчишкой, очень похожим на крысу. Ну а его любимом занятии мы уже упоминали. Увидев друга, Дадли сразу прекратил свой притворный плач.

Полчаса спустя грустный Гарри сидел на заднем сиденье машины Дурслей вместе с Пирсом и Дадли и впервые в своей жизни ехал в зоопарк. Тетя с дядей так и не придумали, на кого его можно оставить. А ведь ему так хотелось почитать. Но прежде чем Гарри сел в машину, дядя Вернон отвел его в сторону.

- Я предупреждаю тебя! - угрожающе произнес он, склонившись к Гарри, и лицо его побагровело. - Я предупреждаю тебя, мальчишка, если ты что-то выкинешь, что угодно, ты просидишь в своем чулане взаперти до самого Рождества!

- Я буду хорошо себя вести! - пообещал Гарри. - Честное слово...

Но дядя Вернон не поверил ему. Ему никто никогда не верил.

Воскресенье выдалось солнечным, и в зоопарке было полно людей. На входе Дурсли купили Дадли и Пирсу по большому шоколадному мороженому, а Гарри достался фруктовый лед с лимонным вкусом - и то только потому, что они не успели увести его от прилавка, прежде чем улыбающаяся мороженщица, обслужив Дадли и Пирса, спросила, чего хочет третий мальчик. Но Гарри и этому был рад, он с удовольствием лизал фруктовый лед, наблюдая за чешущей голову гориллой, - горилла была вылитый Дадли, только с темными волосами и больше размером.

У Гарри давно не было такого странного утра. Правда, он был настороже и старался держаться чуть в стороне от Дурслей, потому что к полудню заметил, что Дадли и Пирсу уже надоело смотреть на животных, а значит, они могут решить заняться своим любимым делом - попытаться избить его. Но пока все обходилось. Он чувствовал, что лучше бы ему было вернуться к своим розам.

Они пообедали в ресторанчике, находившемся на территории зоопарка. А когда Дадли закатил истерику

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату