Загрузка...

Сергей Иванович Чупринин

Русская литература сегодня: Зарубежье

ОТ АВТОРА

У этой книги — своя история.

Вначале, опираясь на свои прежние словарные работы и, прежде всего, на материалы, собранные в двухтомнике «Новая Россия: Мир литературы» (М., 2003), я подготовил черновой вариант, а затем в течение полутора лет поглавно, постатейно выкладывал его в собственный «Живой журнал». Поэтому высказать свои редакторские замечания, предостеречь меня от заблуждений и ошибок, прислать дополнения и уточнения мог каждый, тем более что мало-помалу к моим ЖЖ-френдам стали прибавляться и другие знатоки русской словесности, живущие сегодня на всех континентах.

В этом смысле у книги о русском литературном зарубежье — десятки соавторов, и я с чувством непреходящей благодарности хотел бы, прежде всего, назвать их имена:

Нелли Абашина-Мельц (Таллин), Анатолий Аврутин (Минск), Виталий Асовский (Вильнюс), Сухбат Афлатуни (Ташкент), Натан Баазов (Тбилиси), Борис Балясный (Таллинн), Владимир Батшев (Франкфурт- на-Майне), Михаил Безродный (Гейдельберг), Ефим Бершин (Москва), Татьяна Бонч-Осмоловская (Сидней), Олег Борушко (Лондон), Инна Булкина (Киев), Равиль Бухараев (Лондон), Лариса Володимирова (Амстердам), Ольга Выхованец (Тирасполь), Мария Галина (Москва), Рудик Геворкян (Ереван), Лидия Григорьева (Лондон), Ольга Григорьева (Павлодар), Андрей Грицман (Нью-Йорк), Чингиз Гусейнов (Москва), Дмитрий Драгилев (Берлин), Георгий Ефремов (Вильнюс), Андрей Жвалевский (Минск), Кристина Зейтунян-Белоус (Париж), Елена Зейферт (Караганда), Даниэль Клугер (Иерусалим), Кирилл Ковальджи (Москва), Юрий Ковальский (Киев), Роман Кожухаров (Тирасполь), Людмила Коль (Хельсинки), Игорь Котюх (Таллинн), Игорь Кручик (Киев), Георгий Кубатьян (Ереван), Анатолий Кудрявицкий (Дублин), Марина Курсанова (Львов), Валерий Липневич (Минск), Владимир Лорченков (Кишинев), Дмитрий Лоскутов (Тбилиси), Михаил Ляшенко (Тбилиси), Ниджат Мамедов (Баку), Ольга Маркова (Алматы), Юрий Милославский (Нью-Йорк), Станислав Минаков (Харьков), Василий Молодяков (Токио), Татьяна Набатникова (Москва), Дмитрий Пастернак (Киев), Ольга Платонова (Париж), Сергей Подражанский (Тель- Авив), Борис Равдин (Рига), Олеся Рудягина (Кишинев), Борис Рябухин (Москва), Галина Свинцова (Прага), Евгений Степанов (Москва), Дмитрий Строцев (Минск), Дмитрий Сумароков (Рига), Николай Сундеев (Сан- Франциско), Дальмира Тилепбергенова (Бишкек), Елена Тихомирова (Берлин), Эдуард Трескин (Прага), Алексей Торк (Душанбе), Алексей Устименко (Ташкент), Марианна Хубуа (Тбилиси), Даниил Чкония (Кельн), Анна Шахназарова (Тбилиси), Лариса Щиголь (Мюнхен).

Книга и теперь, разумеется, не свободна от недостатков. Объясняемых не только моей неаккуратностью, но еще и тем, что сколько-нибудь систематизированного свода сведений о русском литературном зарубежье пока нет ни в Сети, ни на бумаге. Информация поступает дискретно, часто случайно, и не всегда даже удается вовремя установить, жив ли тот иной автор и не успел ли он сменить страну пребывания, выпустить новые книги, принять участие в очередных литературных проектах.

Впрочем, глаза боятся, а руки делают. И то, что сейчас перед вами, дает, мне кажется, совершенно ошеломляющую, многослойную и многоцветную картину русской литературной жизни в современном мире, где за пределами Российской Федерации оказались десятки миллионов человек, считающих наш язык родным. Конечно, страна стране рознь. Так что если в Беларуси, Германии, Израиле, Казахстане, США, Украине работают сотни, а возможно и тысячи русских авторов, создаются писательские ассоциации, выходят книги, газеты, журналы и альманахи, проводятся фестивали, присуждаются литературные премии, то во многих других государствах русские писатели живут, увы, в своего рода творческой изоляции. И даже всемогущий, как принято думать, Интернет далеко не всегда освобождает их от чувства одиночества и заброшенности.

И еще. Писатель писателю тоже рознь. Поэтому под одним переплетом здесь сошлись замечательные мастера, чьи имена известны каждому квалифицированному читателю в России, и литераторы дарования, скажем так, умеренного, которые не могут рассчитывать на место в высшей лиге, но тоже беззаветно служат отечественной словесности.

Что ж. Литература у нас все равно одна, и мастерская для работы со словом тоже одна. Время решит, какие книги уйдут в перегной, а каким суждено быть вечно живыми и хвалимыми. Но для того, чтобы время, то есть читательское сословие, это решило, нужно, я думаю, прежде всего дать ему пусть не исчерпывающие, пусть не всегда безукоризненно точные сведения о том, кто, для чего и о чем пишет на русском языке в сегодняшнем мире.

АВСТРАЛИЯ

Первые русские сошли на землю Австралии в 1807 году со шлюпа «Нева», которым командовал лейтенант Гагемейстер. Это был краткий визит по дороге в Русскую Америку, и после пополнения припасов и данного в их честь бала, моряки покинули Австралию. Следующими знаменитыми русскими гостями на австралийской земле были участники экспедиции шлюпов «Восток» и «Мирный» под руководством М. Лазарева и Ф. Беллинсгаузена в 1818–1821 годах, в ходе которой была открыта Антарктида. С тех пор корабли российского военного флота стали частыми гостями на берегах Новой Голландии, как тогда называлась Австралия. Всего на протяжении тридцати лет Австралию посетило семнадцать русских кораблей, принятых с уважением к флагу и державе. Крымская война изменила отношение к России в Австралии, возникли даже легенды об опасности завоевания Австралии Россией, так что возведение в середине XIX века береговых укреплений неподалеку от Сиднея, Мельбурна и даже новозеландского Окленда объяснялось защитой от предполагаемого русского вторжения.

Что же касается первых переселенцев из России, то они появились в Австралии уже в первой половине 19 столетия и представляли собой в основном отставших с кораблей моряков или вольных авантюристов-путешественников. Тогда еще не было массовой эмиграции, но уже существовало несколько проектов создания русских колоний в Австралии. Наибольшую известность получил проект, выдвинутый Николаем Миклухо-Маклаем в 1886 году и ставящий целью создать социальный идеал на берегах Новой Гвинеи. Переселиться на тропический остров с демократическим управлением пожелали тысячи русских, но без поддержки официальных российских властей эти планы так никогда и не осуществились. Миклухо- Маклай прожил в Австралии с 1878 по 1886 год, он основал в Сиднее первую биологическую станцию и женился на дочери бывшего премьер-министра Нового Южного Уэльса Маргарет Робертсон.

Всю русскую (русскоязычную) иммиграцию в Австралию в XIX — XX веках можно условно разделить на несколько основных волн. Первая волна в конце XIX — начале XX веков — это преимущественно иммигранты еврейского, польского и финского происхождения, для которых Австралия представлялась примером — «страной рабочих», где уважаются права работников и проводятся социальные реформы.

Вторую волну эмиграции из России, особенно после 1905 года составляли революционеры-борцы с царским режимом, в основном бежавшие из сибирской ссылки или сахалинской каторги. Одним из них был, например, видный большевик Ф. Сергеев (партийная кличка Артем), внесший заметный вклад в пропаганду идей марксизма на австралийском континенте в 1911–1917 годах. Большевистская пропаганда вызывала негативную реакцию правительства Австралии, снова возникли опасения прибытия русских шпионов, тогда как многочисленная трудовая эмиграция воспринимались положительно: в 1912 году правительство отправило русскую экспедицию искать место для основания русской диаспоры на Северных Территориях Австралии. Во время Первой мировой войны отношение к русским ухудшилось, что было вызвано как экономическими причинами, так и увеличением числа русских, поддерживающих большевиков. В 1919 году в Австралии происходили даже восстания под красными флагами. Русские участвовали в создании

Вы читаете Зарубежье
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату