Загрузка...

Роберт Асприн

Утверждение мифа — мифо-указания

ГЛАВА 1

«Ох уж мне эти драконы, демоны и короли!»

Трусливый пентюх

— Это местечко дурно пахнет! — пробормотал мой чешуйчатый наставник, злобно глядя в окно на дождь.

— Да, Ааз, — смиренно согласился я.

— И что бы это значило? — резко бросил он, взглянув на меня демоническими, с крапинками золота глазами.

— Это значит, — вздохнул я, — что я согласен с тобой. Королевство Поссилтум, а точнее, дворец очень дурно пахнет. Можно даже сказать, воняет. И фигурально и буквально.

— Неблагодарный! — негодовал Ааз. — Я потерял свои способности из-за глупого любителя розыгрышей и, вместо того чтобы сосредоточиться на их возвращении, беру себе в ученики какого-то болвана, наметившего своей профессией деятельность вора, обучаю его, забочусь о нем и устраиваю на работу, приносящую больше денег, чем он может потратить за две жизни. И что же происходит? Он жалуется! Ты думаешь, что сам по себе смог бы добиться большего?

Мне пришло в голову, что наставничество Ааза принесло мне не только выгоду. Оно привело меня однажды на виселицу, впутало в магический поединок с мастером-магом, а недавно поставило в незавидное положение, вынудив останавливать с помощью кучки обнищавших демонов самую большую армию в мире. Но я понимал, что сейчас не самое подходящее время указывать на эти мелкие нервирующие происшествия.

— Извини, Ааз, — сконфузился я. — Но Поссилтум на самом деле не такое уж плохое королевство в смысле работы.

— Оно дурно пахнет! — объявил он, снова оборачиваясь к окну.

Я подавил вздох. Профессия мага не подарок. Это выражение я позаимствовал из песенки, которую вечно напевает Ааз, впопад и невпопад. Я все больше и больше осознавал правдивость этого афоризма. В качестве придворного мага я вынес гораздо больше бед, чем рассчитывал.

На самом деле король Поссилтума — не мой король. Я его придворный маг, в лучшем случае — наемный работник.

Ааз тоже не мой демон. Я его ученик, отчаянно пытающийся в полной мере изучить магию, чтобы оправдать вышеупомянутый титул.

Однако Глип определенно мой дракон. Можете спросить у Ааза или любого придворного Поссилтума. Всякий раз, когда мой зверек учиняет погром, затеяв игривую возню, виноватым оказываюсь я. И Дж. Р. Гримбл, королевский казначей, вычитает стоимость поломанного из моего жалования.

Это, естественно, расстраивает Ааза. Помимо моей магической карьеры, Ааз еще присматривает за нашими финансами. Это, правда, мягко сказано. Он бесстыдно выжимает из королевской казны все денежные вознаграждения, какие только можно получить — а они немалые, — и следит за расходами. Когда дело доходит до растранжиривания нашего неправедно нажитого богатства, Ааз готов скорее расстаться со мной. Как вы, наверное, догадываетеся, мы часто спорим из-за этого.

Глип, однако, более сговорчив. Потому-то я и держу его при себе. Он очень умен и понятлив для малолетнего дракона со словарным запасом в одно слово. Я провожу немало времени, рассказывая ему о своих неприятностях, и он всегда внимательно слушает, не перебивая, не споря и не крича о том, какой я глупый.

Когда дракон является единственным существом, от которого ты можешь дождаться сочувствия, это кое-что говорит о твоем образе жизни.

К несчастью, сегодня я был лишен общества моего друга. Глип слишком большой, чтобы жить вместе с нами, а двор стал непроходимым из-за дождя, и поэтому я не мог добраться до конюшни, где находился мой приятель.

Я не рискнул гулять по коридорам дворца, опасаясь наткнуться на короля. Если это случится, то он, несомненно, спросит, когда я намерен что-нибудь предпринять по поводу этой злополучной погоды. Управление погодой в настоящее время не числится в перечне моих умений, и Ааз строго-настрого приказал мне избегать этой темы. Поэтому я застрял в своих покоях, дожидаясь окончания дождя. Это было бы само по себе не так уж плохо, если бы я не был вынужден делить эти покои с моим учителем.

Дождь вызывал у Ааза дурное настроение. Хотя правильнее сказать, более дурное настроение, чем обычно. Я предпочел бы оказаться запертым в маленькой клетке, чем быть наедине с Аазом, когда тот в плохом настроении.

— Должно же быть хоть какое-то занятие, — пробурчал Ааз, меряя комнату шагами. — Такой скуки я не испытывал со времен Двухсотлетней осады.

— Ты мог бы научить меня путешествовать по Измерениям, — с надеждой предложил я.

Именно этому разделу магии Ааз наотрез отказался обучать меня. Как я уже упоминал, Ааз — демон, сокращенно от «демонстратор Измерения». В те дни большинство моих друзей были из демонов, и мне не терпелось добавить к скромному списку своих умений искусство путешествия по другим Измерениям.

— Не смеши меня, малыш, — резко рассмеялся Ааз. — При твоей скорости обучения учиться этому придется более двухсот лет.

— Тогда ты мог бы рассказать мне о Двухсотлетней осаде, — ухватился я за эту цифровую подсказку.

— Двухсотлетняя осада… — мечтательно пробормотал Ааз, слегка улыбаясь.

Известно, что большие группы вооруженных людей заметно бледнели и трепетали перед улыбкой Ааза.

— Рассказывать в общем-то не о чем, — сказал он, подойдя к столу и взяв большой кувшин с вином. — Участвовали я и еще один маг. Дис-ней. Это был маленький, сопливый выскочка… Ты чем-то напоминаешь мне его.

— И что же случилось? — заинтересованно спросил я, игнорируя его колкость.

— Ну, коль скоро он сообразил, что не сможет побить меня в открытом бою, то перешел к обороне, — начал вспоминать Ааз. — В магическом смысле он был полный ноль, но защитные чары знал хорошо. Целых двести лет он не давал мне добраться до своей шкуры. Мы выкачали по ходу дела почти всю энергию того Измерения.

— И кто же победил? — нетерпеливо нажал я.

Ааз, вскинув бровь, поглядел на меня поверх края кувшина.

Я догадался и с трудом сглотнул.

— Ты убил его?

— Хуже, — улыбнулся Ааз. — То, что я с ним сделал, прорвавшись в конце концов сквозь его защиту, продлится куда больше двухсот лет. Но гарантирую, что скучать он не будет.

— А почему вы дрались? — спросил я, отчаянно пытаясь предотвратить появление в голове созданных моим воображением образов.

— Он смылся, не заплатив за проигранное пари, — пожал плечами мой наставник, снова принимаясь за вино.

— И это все?

— Этого достаточно, — мрачно отрезал он. — Пари — дело серьезное в любом Измерении.

— Но, Ааз! — возразил я. — Разве Большой Джули и его люди не бежали от игорных долгов, когда

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату