Загрузка...

Шейн Белл

День неприятностей

(История Биба Фортуны)

Байки из дворца Джаббы Хатта-11

(Звездные войны)

* * *

История Биба Фортуны Я сброшу Джаббу с трона в день переворота, думал Биб Фортуна, покидая тронный зал своего хозяина для секретного разговора с монахами Б 'омарр. Мои стражники швырнут его на решетку над пещерой ранкора. Пускай поваляется там-, смотря на бушующего внизу зверя и слушая его рев, пускай знает, что, когда я открою дверцу и он упадет, ранкор сожрет его. И пусть узнает перед смертью, что я унаследую его добро и его преступную организацию и ничто меня не остановит!

Фортуна стал быстро спускаться по засыпанным песком ступенькам, что вели во мрак, в темницы. За этой спиральной лестницей лежит желоб, по которому Джабба съедет в пещеру ранкора, думал он. Джабба будет видеть мою руку над кнопкой управления ловушкой, и знать, что сейчас он умрет. Фортуна усмехнулся и положил руку на каменную стену, представив мысленно расположенный за ней желоб. Он прикинул размеры обрюзгшего тела Джаббы и пришел к выводу, что хатт все же пройдет по желобу, если его полить жиром. Облить его жиром — да, это будет, славное унижение; Фортуна живо представил себе, как повара и поварята выбегают из кухни с кастрюлями горячего жира и радостно выливают его на Джаббу, счастливые, что наконец отомстили за своих сыновей и дочерей, которых хатт использовал в качестве дегустаторов, и за своих коллег, брошенных ранкору за одно-единственное не понравившееся блюдо. Фортуна приказал Пор-селлусу, шефповару, чтобы весь жир сливали в старые кастрюли; для чего именно, повара не знали. Скоро узнают.

Это будет счастливый день.

Фортуна шел мимо темных камер для заключенных. В некоторых было тихо; из других доносились стоны; еще в одной кто-то всхлипывал. Фортуна по-хозяйски вглядывался в каждую клетушку и в каждого пленника. Этого заключенного я освобожу, думал он. Этого казню. Остальных продам 6 рабство. Его приговор будет скорым и окончательным.

Извилистый коридор вел дальше, звуки затихали позади, и вдруг песок на полу кончился. Здесь регулярно подметали — дальше жили монахи. Фортуна остановился, снял сандалии и постучал ими о стену, вытряхивая песок — то был знак почтения по отношению к монахам. Ему не хотелось принести в их жилище грязь, которую развел Джабба, поселившись в их дворце. Как же их, должно быть, огорчает грязь 6 тех частях дворца, откуда их выгнали! Фортуна дал себе зарок, что позволит монахам основательно прибрать во дворце — — прежде чем выгонит их навсегда, пока им не пришло в голову повернуть оружие против него самого. Он снова надел сандалии и двинулся дальше.

Все меньше и меньше свечей тускло мерцало в нишах прохода. Тени сгустились; временами Фортуна шел в полной темноте, но он ни разу не остановился. Он уверенно шагал вперед. Тви'-лекк отлично знал этот коридор: он проходил по нему множество раз, чтобы изучать секреты монахов и плести с ними заговоры. Но на нижних уровнях было холодно, и Фортуна поплотнее завернулся в плащ.

Впереди мелькнула неясная тень. О камень царапнуло что-то металлическое. Фортуна остановился и прощупал окружающую темноту; его инстинкты не обнаружили никакой опасности. Но затем во тьме снова послышался шорох — что-то приближалось к нему. Когда показалась тень гигантского паука ростом с самого Фортуну, тви'лекк достал бластер и прислонился к стене. Вскоре из темноты выполз и сам паук, проковылял мимо. Фортуна слегка расслабился, но прятать оружие не стал. Всего лишь мозгоносец, сказал он себе. Паукообразная машина, несущая мозг просветленного монаха в сосуде, прикрепленном под брюхом. Безобидная. Несмотря на это, он содрогнулся от отвращения. Мозгоносцы выводили его из себя. Он смотрел, как мирно перемигиваются синие и зеленые огоньки на стенках мозгового сосуда, словно то было флуоресцентное украшение на теле тщеславного паука размером с человека. Направляется к Джаббе на ужин? Вполне возможно: мозги зачастую проповедовали с помощью динамиков, бессмысленно пытаясь объяснить гангстеру природу Вселенной и наставить его на путь просветления. Джаббу и его гостей это неизменно забавляло.

Фортуне вспомнилось, как он впервые увидел мозгоносца. Тогда ему было совсем не смешно. Сделавшись управляющим Джаббы, тви'лекк загорелся желанием обследовать все во дворне: его главные коридоры, его потайные ходы и комнаты, его темницы, обитателей и кто чем занимается. Однажды вечером он сопровождал кухонных служащих, разносивших еду заключенным. Не успели они дойти до первой камеры, как навстречу им вышел чудовищный паук, опрокинул кастрюлю с супом и забрызгал одежду Фортуны горячей жидкостью. Фортуна выстрелил из бластера и попал в мозговой сосуд под днищем паука. Сосуд разлетелся на куски, и на песок шлепнулся мозг. Паука замкнуло, из него посыпались искры, внутри раздавались хлопки.

Только тогда Фортуна понял, что паук на самом деле машина.

Никто не произнес ни слова — ни повара, ни охранники, ни заключенные, столпившиеся у дверей своей камеры. Паук и их сбил с толку. Подошли монахи, чтобы забрать мозг, и один из них объяснил, что, когда монах достигает просветления, другие братья, искусные в хирургии, вырезают его мозг и помещают п специальный сосуд с питательным раствором. Там мозг созерцает Вселенную, свободный от прихотей тела.

Фортуну тут же стошнило. Он стремглав бросился в тронный зал Джаббы, даже не сменив запачканную одежду, и посоветовал хозяину немедля уничтожить монахов. Их культ отвратителен, заявил он. В то же время он поражен, что в одном дворце уживаются две столь разные культуры — криминальная организация Джаббы и сии монахи. В течение многих поколений гангстеры занимали помещения монастыря, построенного братией. Они превратили его в свой дворец, заняв лучшие комнаты и захватывая все новое и новое пространство. Настало время забрать себе все.

Но Фортуна вдруг запнулся. Он был зол, что монахи до сих пор здесь живут. А вот что они сами думают о присутствии в своем дворце Джаббы и его приспешников? Ясно, что они не в восторге. Фортуна решил, что их недовольством можно воспользоваться. Следовало вслушиваться в их жалобы, разыгрывать из себя ретивого ученика, науськивать их, что нужно избавиться от Джаббы. В общем, слепить из них новую силу — он сможет воспользоваться ей, когда придет время брать власть в свои руки.

Как же здорово сработал его план! Ныне монахи были достаточно обучены и экипированы, чтобы занять дворец. Сотни братьев в собственных телах и еще сотни в мозгоносцах — — этого хватит, чтобы одолеть ничего не подозревающую стражу. Кроме того, Фортуна многому научился у монахов. Его интерес не был притворным: у них было чему поучиться. Теперь он умел интуитивно чувствовать заговоры, окружающие Джаббу, мелкие кражи, которые замышлялись рядом с ним, и извращенные плотские желания. Монахи рассказали ему, что его судьба предопределена. Фортуна развил их учение еще дальше: звезды сложились так, считал он, что ему суждено получить достаточные власть и богатство, чтобы завоевать Рилот, свою родную планету, и превратить свой народ — тви'лекков — в тех, кою больше всех ценит Империя, то есть в охотников за головами, наемников и шпионов. Он сделает так, что они перестанут быть всего лишь рабами-экзотами, и спасет всех, кого удастся спасти. По удачному стечению обстоятельств под контроль Фортуны попал Нат Секура, последний представитель некогда великого тви'леккского дома. Нат играл жизненно важную роль в его плане: народ пойдет за Натом (а на самом деле за ним, Фортуной), когда наступит время завоевания Рилота. Тви'лекки навсегда запомнят, что для них сделал Фортуна.

Имена его предков снова будут прославлены.

Он тоже будет прославлен.

Но впереди ждало много работы, и нужно -. было приготовиться. Время счастливых мечтаний

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату