Загрузка...

Джоанна Беррингтон

Чувства минус расчет

1

Кэролайн Доннели давно поняла, что не любит праздники. И неважно какие – Рождество, Новый год, День независимости – она предпочитала заниматься делом, а не тратить время на поздравления, подарки и прочую ерунду. Потому что считала себя деловой женщиной в полном смысле этого слова. Даже собственные дни рождения она вот уже несколько лет не отмечала, поскольку не верила, что кому-то может быть интересно, что прошел еще один год ее жизни.

Вот, например, сегодня мне исполнилось тридцать, размышляла Кэролайн, сидя на заднем сиденье «мерседеса», пока Энди – личный водитель – вел автомобиль к дому ее родителей. Тридцать! Круглая дата. И что с того? Разве это повод веселиться? И в чем вообще смысл праздников? В подарках? Если мне что-то нужно, я сама себе это куплю. Во встрече с друзьями? Но я могу с ними встретиться в любой другой день, когда появится такое желание. Просто подниму трубку и позвоню.

Здесь мысли Кэролайн потекли совсем в другом направлении. А кому, собственно, она может позвонить? И есть ли у нее друзья? Родственники, коллеги по работе, знакомые, безусловно, есть. Но друзья это что-то большее, чем секретарша, с которой можно обсудить последние новости...

Мисс Доннели собиралась провести сегодня обычный день. После работы приехать домой, принять душ, расслабиться и посмотреть телевизор. Но ее мать внесла в этот план значительные коррективы.

– Дорогая, мы ждем тебя вечером на скромный семейный ужин, – сообщила она, позвонив несколько часов назад в офис. – Ты слишком много работаешь, хотя бы в день рождения позволь себе передышку.

– Но, мама... Я не планировала никаких ужинов, – попыталась возразить Кэролайн.

– Вот и хорошо, что не планировала, – послышалось из телефонной трубки. – Значит, будет сюрприз.

Сюрприз... Сюрпризы Кэролайн тоже не любила. Гораздо лучше, если все заранее просчитано и предусмотрено. А всякого рода неожиданности стойко ассоциировались у нее с проблемами. Этому, разумеется, было объяснение, уходящее корнями в прошлое, но сейчас о том вспоминать не хотелось.

Энди закашлялся, выведя ее из раздумий.

– У тебя бледный вид, – заметила она, разглядывая лицо водителя в зеркало заднего вида.

– Да, и чувствую себя не очень, – признался он. – Но надеюсь отлежаться и завтра с утра быть в порядке.

– Тебе точно не нужен выходной? – на всякий случай поинтересовалась Кэролайн.

Энди покачал головой, сосредоточившись на дороге. Однако спустя пару минут попросил:

– Но если вы позволите не дожидаться вас из гостей, то я отправлюсь прямиком домой и лягу в постель.

– Да, конечно, – легко согласилась она. – Просто припаркуй машину, я сама сяду за руль после ужина.

«Мерседес» уже подъезжал к высоким чугунным воротам, за которыми виднелся утопающий в зелени сада особняк родителей Кэролайн.

– О нет, лучше возьмите такси, – возразил водитель. – Сегодня что-то зажигание барахлит, поэтому я хочу поставить автомобиль на офисную стоянку, а завтра утром съездить в мастерскую.

Кэролайн не противоречила. Она кивнула Энди на прощание, открыла дверцу и ступила на асфальт. Каблуки дорогих черных туфель зацокали по выложенной плиткой дорожке, ведущей к дому.

Особняк обычно поражал приезжающих сюда впервые гостей вычурной роскошью – фасад небесно-голубого цвета, огромные окна, два этажа, мансарда, высокое крыльцо с мраморными ступенями... Сад тоже не уступал великолепием, садовникам платили немалые деньги, чтобы каждая клумба содержались в образцовом порядке. Но Кэролайн шла мимо аккуратно подстриженных кустов, не обращая внимания на царящую вокруг красоту. Она здесь выросла, ей все это было знакомо и привычно.

Поднялась на крыльцо, мимоходом удивляясь, что никто не вышел ее встречать, – наверняка же слышали, что машина подъехала, – и потянула на себя ручку тяжелой дубовой двери. Она распахнулась, и Кэролайн застыла на пороге дома. Полная темнота...

Ничего не понимаю, пронеслось у нее в голове. Отчего нет света в коридоре? И тишина какая-то подозрительная...

Она на ощупь пошла вперед, мысленно прикидывая, что бы все это значило. Пошарила рукой по стене в поисках выключателя, но в этот момент у нее над головой вспыхнули яркие лампы. Продолжая недоумевать, Кэролайн свернула в гостиную, надеясь, что там будет светло от больших окон, однако их, кажется, кто-то плотно зашторил.

Как в фильме ужасов, невольно подумала Кэролайн.

– Эй, здесь есть кто-нибудь? – тихонько позвала она, мысленно задавая себе вопрос – а не пора ли вызвать полицию?

И вдруг... взорвались рядом хлопушки, что-то посыпалось сверху, раздались восторженные голоса и наконец-то зажглась хрустальная люстра, освещая большой зал и два десятка людей. Да-да, Кэролайн была в гостиной отнюдь не одна – через секунду оторопевшая именинница осознала, что стоит в кругу родственников и знакомых, активно хлопающих в ладоши и выкрикивающих поздравления.

– О боже, – только и смогла произнести она, наконец поняв, что мама решила не ограничиваться семейным ужином, организовав тридцатилетие дочери в соответствии со своими представлениями о празднике.

– Мама, ну зачем ты все это устроила? – жалобно спросила виновница торжества вынырнувшую откуда-то Джуди Доннели – стройную миловидную женщину со светлыми волосами, которой никто бы не дал больше сорока пяти, хотя на самом деле она была куда старше.

– Дорогая, правда здорово получилось? – радостно поинтересовалась та, целуя дочь в щеки и не замечая ноток досады в ее голосе.

Кэролайн ничего не оставалось, как растянуть губы в улыбке и кивнуть, а потом с тем же выражением лица принимать посыпавшиеся отовсюду поздравления:

– С днем рождения! Прекрасно выглядишь! Всех благ!

Отец, сестра с мужем, тетушки и кузены, даже коллеги по работе – все толпились вокруг, обсыпая ее конфетти и размахивая бенгальскими огнями. А она растерянно улыбалась и чувствовала себя глупо.

Минут через двадцать гости наконец-то отвлеклись от Кэролайн, направившись в столовую и дав ей возможность вздохнуть свободно. Воспользовавшись моментом, она незаметно юркнула в коридор, затем поднялась по лестнице на второй этаж и вошла в свою комнату. А точнее – в комнату, где прошли ее детство и юность. Огляделась, порадовалась, что сюда почти не доносятся голоса снизу, и присела на кровать.

Она не жила здесь около десяти лет. Но мама оставила все так же, как тогда, и комната стала чем- то вроде музея. Может быть, Джуди Доннели думала, что дочери будет приятно время от времени окунаться в прошлое? Кэролайн взглянула в зеркало, висящее напротив. В нем отражалась женщина с гладко зачесанными назад и собранными в пучок темными волосами. Строгий костюм, удобные туфли с невысоким каблучком. На лице – минимум косметики. Ей даже в голову не пришло как-то приодеться для праздника...

Взгляд скользнул по фотографии рядом с зеркалом, где Кэролайн была запечатлена вместе с сестрой. Тем летом ей исполнилось девять, а Эллис, соответственно, шесть. Снимал отец, в саду возле цветущего шиповника. Если бы сейчас женщину в строгом синем костюме спросили, когда она чувствовала себя абсолютно счастливой, она без раздумий бы ответила – тогда, за неделю до своего девятилетия. За неделю до того, как начали рассыпаться в прах иллюзии, что у каждого человека равные шансы быть

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату