Загрузка...

Инга БЕРРИСТЕР

ВЕРНОЕ СРЕДСТВО

Глава 1

— Как ты себя чувствуешь?

Анабел улыбнулась: ее зеленые, слегка раскосые и опушенные густыми загибающимися ресницами глаза, колдовские глаза, как сказал бы поэт, сияли от возбуждения. Высокая стройная девушка с длинными волосами цвета осеннего бука, сверкающими, как полированный орех, она вся словно лучилась радостью и доброжелательством.

Утреннее солнце серебрило волны раскинувшегося внизу Ла-Манша. От волнения в крови Анабел бурлили пузырьки, как в бокале шампанского.

— В аэропорту нас будет ждать взятая напрокат машина, — сказал ее босс, Майкл Роберте. — На ней мы отправимся прямо в долину Луары.

Майкл был начальником отдела закупки вин фирмы, владевшей сетью супермаркетов «Уэстбери», а Анабел — его помощницей. Она работала в фирме всего шесть недель, и это была ее первая «экспедиция», если можно так выразиться. Майкл вел довольно деликатные переговоры с владельцем виноградников и производителем вина из долины Луары, который ни в какую не соглашался, чтобы его «великолепными и первоклассными» винами торговал кто-нибудь, кроме самых роскошных специализированных винных магазинов. Майкл надеялся убедить честолюбивого француза, что одно другому не помеха: вполне можно продолжать продавать его «великолепные и первоклассные» вина знатокам и в то же время развивать вкус остальных, тоже имеющих право приобретать продукцию высшего качества.

Между владельцами супермаркетов шло соперничество за возможность украсить полки бутылками с надписью «Замок Шовиньи», и, заключи Майкл такую сделку, это стало бы крупной победой.

После долгих переговоров граф Шовиньи пригласил настырного мистера Робертса посетить его виноградники и продегустировать новые вина. Это вселило в Майкла надежду, что аристократ-винодел готов к сотрудничеству.

— Похоже, в это время года мы будем единственными гостями Шовиньи, — сказал Майкл Анабел, когда загорелась надпись «Пристегните ремни». — Его «великолепные и первоклассные» вина знатоки будут смаковать позже… по крайней мере те, кому это окажется по карману… Как твой жених отнесся к тому, что мы вместе летим во Францию? — с лукавым блеском в глазах спросил он. — Ты ведь теперь настоящая деловая женщина, не так ли? Как это совместить с выходом замуж за наследника великой банковской империи?

— Эндрю знает, как важна для меня работа, — уверенно заявила Анабел.

Они полюбили друг друга с первого взгляда. Обоим было не до того, чтобы обсуждать такие пустяки, как подробности будущей совместной жизни. У них не было времени: Анабел уже приняли на фирму, а Эндрю вел нелегкие и потому затяжные переговоры об объединении отцовской банковской империи с собственностью канадского партнера.

До окончания этих переговоров о браке не могло быть и речи. Эндрю вел свой род от первых колонистов, так что их свадьба должна была стать важным событием светской жизни Бостона. Анабел слегка забавляла серьезность, с которой Эндрю относился к соблюдению формальностей, но она безропотно со всем соглашалась.

Самолет пошел на снижение. Скоро они приземлятся. Анабел строго напомнила себе, что нужно думать о работе, а не мечтать о женихе. Она отчаянно хотела, чтобы ее первая командировка оказалась успешной, это важно для дальнейшей карьеры. До сих пор Майкл был доволен ею, откуда же взялось смутное чувство тревоги?

В аэропорту их ждал взятый напрокат темно-синий «рено». Анабел двигалась с природной грацией, длинные стройные ноги легко несли ее к машине. В лучах яркого майского солнца волосы девушки казались золотистыми. В дорогу она надела розовый льняной костюм, нарядный и в то же время вполне официальный, с которым хорошо гармонировала белая шелковая блузка.

С обоюдного согласия они решили не делать остановок в дороге, тем более что успели подкрепиться в самолете. После Орлеана за руль села Анабел. Она хорошо водила машину — осторожно, но достаточно смело, чтобы не бояться французских водителей, имевших привычку не соблюдать правил обгона, и скоро приноровилась держать безопасную дистанцию между «рено» и машиной, идущей впереди.

Майкл Роберте следил за ней с улыбкой — его слегка забавляла сосредоточенность девушки. До сих пор у него не было женщин-помощниц, но опыт и квалификация Анабел намного превосходили деловые качества других претендентов на это место. Человек, занимающийся закупками вина, должен любить свое дело, от него требуется не только знание технологии изготовления, но и чутье, умение отличать превосходный товар от очень хорошего. Всем претендентам было предложено продегустировать несколько вин и затем высказать свое мнение. Точка зрения Анабел отличалась от суждений конкурентов как небо от земли: она обладала даром, который специалисты называют «носом».

Сначала Майкл сильно сомневался в ее деловых качествах. Закупка вина дело нешуточное, а кто примет всерьез красивую женщину? Тем более французы, для которых все, что относится к вину, поистине свято. Однако вскоре Майкл понял, что его опасения беспочвенны. Анабел чрезвычайно ответственно выполняла свои обязанности, ее манера общения с поставщиками была такой же живой и непринужденной, как вкус хорошего муската. Майкл был очень доволен, что не ошибся в Анабел, особенно после того как она расправилась с парочкой поставщиков, пытавшихся сбыть некачественный товар. Парни быстро получили от ворот поворот, причем Анабел устроила так, что у них не было повода пожаловаться.

Девушка только притворялась, что не замечает взгляда Майкла. Анабел, родители которой переехали жить в Австралию, поближе к старшему сыну и внукам, очень быстро стала независимой и научилась не пересекать ту невидимую границу, которая отделяет приятные, но ни к чему не обязывающие отношения с противоположным полом от чего-то более серьезного. Вернее, овладела искусством переходить эту черту только по собственному желанию. Стремление сделать карьеру не оставляло времени для серьезного романа… пока не появился Эндрю.

Неужели теперь, когда я начала успешно продвигаться к цели, Эндрю заставит меня все бросить? Устыдившись беспочвенных подозрений, Анабел сосредоточилась на дороге, но, поскольку этот отрезок шоссе был пустынным, позволяла себе время от времени посматривать по сторонам.

Замок Шовиньи был ближе к Нанту, чем к Орлеану, сейчас они ехали по долине Луары, оставив позади Блуа, Тур, Сомюр. По обеим сторонам шоссе тянулись виноградники, вот мелькнула деревушка, казалось сохранившаяся в неприкосновенности со времен Генриха Наваррского.

Неожиданно, словно из-под земли, перед путешественниками вырос замок. Белые стены возвышались над заполненным водой рвом, уходящее с лазурного небосвода солнце золотило сказочной красоты шпили. Зрелище, напоминавшее мираж, было прекрасным, но Анабел, сама не зная почему, вновь, как ранее в самолете, ощутила тревогу.

— Да, ничего себе, — присвистнул Майкл, на которого замок Шовиньи тоже произвел сильное впечатление. — Когда француз говорит о своем шато, этот шато может оказаться чем угодно — от обыкновенного деревенского домика до Версальского дворца. Похоже, Шовиньи не обманул, его шато действительно замок. Здесь можно снимать кино, никаких декораций не надо!

Проехав по перекинутому через ров подъемному мосту, «рено» спугнул двух белых лебедей, которые грациозно заскользили прочь. Мост вел к стрельчатым воротам, за которыми взгляду открывался большой двор. С внутренней стороны белоснежные стены покрывали заросли глицинии, пурпурные и голубые соцветия которой формой и размерами напоминали гроздья винограда.

Звук мотора разбудил дремавшую у больших двустворчатых дверей собаку, и та громким угрожающим лаем выразила недовольство вторжением чужаков. Анабел остановила машину и опустила стекло. После духоты, царившей в кабине, вечерний воздух казался особенно чистым и свежим. Анабел

Вы читаете Верное средство
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату