Загрузка...

Картер Браун

Пираты из Гонконга

Глава 1

Она была словно из другого мира, красивая и совершенно идеальная, как сон Востока. Изумительно сложенная брюнетка в плотно облегающем платье национального покроя из блестящего ярко-оранжевого шелка, с глубокими разрезами по бокам, которые позволяли видеть восхитительно длинные ноги и округлые бедра. И как бы в завершение этой фантазии тысячи и одной гонконгской ночи, Натали Дав, как я сразу же заметил, обидчиво оттопыривала пухлую нижнюю губку каждый раз, когда, по ее мнению, события развивались не совсем так, как она хотела.

— Вы только посмотрите на эту волшебную гонконгскую ночь, — проникновенно говорил я, — на эту лимонно-желтую луну, словно искусно вырезанную из картона и прикрепленную на темно-синем полуночном небе, как на театральном заднике. Вот мы с вами сидим здесь, в саду на крыше, и смотрим через гавань на загадочный Коулун, на котором возвышаются горные пики Новой территории...

— Энди Кэйн, — с досадой перебила она меня, — если мне потребуется экскурсия за пятьдесят центов, то я пойду в агентство.

— И самый высокий из них Тай-ма-шан, — продолжал я, не обращая внимания на то, что она меня перебила. — А с другой стороны простирается континентальный Красный Китай, суровый и загадочный. Гонконг — самый странный город Востока, последний остаток западного влияния, плавильный котел Запада и Востока, в котором появились самые красивые женщины в мире — евроазийки. За наличные здесь можно получить мечту всей своей жизни. Стоит только сказать, и тебе немедленно ее доставят. Здесь — как в магазине по сниженным ценам, и самый дешевый товар — это человеческая жизнь. Например, ты берешь девушку для танцев...

— Вы что, не можете думать ни о чем, кроме секса? — оборвала меня мисс Дав.

— Не могу, пока не приду в себя от вашего вида, — честно признался я.

— Я знала, что вам не стоило пить этот последний бокал “Стингера”, — заявила она. — Вы просто пьяны!

— Не пьян, а скорее возбужден, — объявил я. — Такие чары, как ваши, не так уж часто посещают меня в этой серой жизни. Что я могу поделать, если вы так вдохновляете меня?

Она топнула ногой.

— Вы будете наконец серьезным, Энди?

— О'кей, моя сердитая Натали Дав! — Я глубоко вздохнул. — Но мне это совсем не нравится.

— Миллион долларов... — Она понизила голос до шепота. — Он лежит на глубине двенадцати футов на дне залива.

— А залив — в три мили шириной, — холодно добавил я. — И принадлежит он Красному Китаю, а они очень ревниво относятся к своим заливам, особенно к тем, где на глубине двенадцати футов валяется миллион баксов.

— Здесь совсем другое дело, — возразила она. — У меня есть карта.

— У многих есть такие карты, — печально улыбнулся я. — Это первое, что необходимо, чтобы найти упрятанное сокровище. Но это все равно что неоткрытая золотая шахта: чтобы ее запустить, нужен слиток золота.

— Вы мне не верите? — В ее голосе послышались ледяные нотки.

— Я живу в Гонконге уже девять лет, моя дорогая, — ответил я. — Если бы я собрал вместе все карты, на которых указаны места, где спрятаны сокровища, то составил бы целую библиотеку.

Натали прикусила пухлую нижнюю губку.

— Я не собираюсь продавать вам эту карту, — резко возразила она. — Я хочу одного — чтобы вы помогли мне достать этот миллион. Чтобы я получила свою долю.

— Когда вам предлагают долю от того, что принадлежит Красному Китаю, это все равно что получить золото компартии, — сказал я задумчиво. — Вам придется отправиться на поиски сокровища одной. Это однозначно.

Она глубоко вздохнула, и блестящий шелк платья еще туже обтянул волнующие очертания ее груди.

— Энди Кэйн, — сказала она вибрирующим голосом. — Как долго вы знаете меня?

— Восемь дней, семнадцать часов и какое-то число минут, — ответил я. — За то хорошее, что вы сделали для меня, я готов на все, даже ловить рыбу.

— Восемь потерянных дней! — с горечью воскликнула она. — Я искала храброго мужчину, если хотите, солдата удачи, парня, который хорошо знает китайский берег. Я-то думала, что нашла его, когда встретила вас, а оказалось, что вы годитесь только на то, чтобы торчать здесь, пока не изжаритесь.

— Поосторожнее, дорогая, — ответил я. — Я выслушал вашу историю, но не делал никаких предложений. Она закурила сигарету.

— Вы помните войну?

— Конечно. Тогда было трудно достать виски.

— Мой брат был летчиком. Служил у Стилуэлла[1] в Китае.

— Это что, урок истории?

— Едва ли не последней акцией до того, как все рухнуло, — в сорок первом — был вывоз одного из лидеров националистов в США. У него при себе имелся чемодан, а в нем — миллион долларов.

— В рассказах об утерянных сокровищах именно это мне нравится больше всего... То есть всегда только круглая цифра. Вот и сейчас. Миллион долларов!

— Вы будете слушать? — Она нахмурилась.

— Конечно, — кивнул я. — Тем более что с того места, где я сижу, открывается изумительный вид. Она продолжила свой рассказ:

— У самолета что-то случилось с мотором, и мой брат решился на вынужденную посадку. Он хотел приземлиться на рисовое поле, но упал в залив у самого берега. Самолет разбился, и китаец погиб. Брат был ранен, но не тяжело. Он бросил чемодан в воды залива. А потом японцы взяли его в плен.

Я щелкнул пальцами, и китаец-бой забрал со стола наши пустые бокалы, чтобы снова наполнить их.

— А что было с ним потом? — спросил я.

— Он умер, — ответила Натали.

— В лагере для военнопленных?

— В сорок четвертом.

— А откуда вы узнали эту историю?

— От его товарища по плену по имени Картер. Он стал предателем. Чтобы спасти свою жизнь, вещал по радио из Токио на той же волне, что и “Токийская роза”. Когда наши ребята вошли в Токио в конце войны, Картера схватили и дали шестнадцать лет тюрьмы. Его отпустили несколько месяцев назад.

— И он сразу же кинулся к вам, чтобы рассказать эту историю? Почему же он не отправился за миллионом сам?

Она снова пожала своими восхитительными плечами.

— Потому что никто не дал бы ему ни цента. Люди не забывают предателей, Энди, они все еще помнят его. Он пришел ко мне в отчаянии. Рэй, мой брат, рассказывал ему обо мне — о своей маленькой сестренке. У меня были кое-какие деньги, и я смогла заключить с ним сделку. Я дала ему немного на жизнь и обещала какую-то часть денег, если найду их. А он дал мне карту.

Китаец-бой появился снова и поставил перед нами наполненные бокалы.

— Даже если все это правда, — сказал я. — Ведь деньги бросили в залив шестнадцать лет назад.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату