Загрузка...

Катажина Грохоля.

Никогда в жизни

Посвящаю моей матери, моей дочери и одному мужчине

ЗАЛИЗЫВАЮ РАНЫ

Я – брошенная женщина. Женщина, которую бросили с ребенком. С дочерью. Подростком. Значит ли это, что я старая? Вовсе нет. Просто моя дочь, Тося, совсем взрослая. Кстати, она считает, что мне не стоит расстраиваться.

Коль нам суждено было расстаться, рассудила дочь, то лучше сейчас, чем через десять лет. Она тоже думала, свет клином сошелся на Анджее из восьмого “В”, когда тот сказал, что больше ее не любит. А ведь выжила. Теперь она плевать на него хотела. И со мной так будет. Мы с бывшим мужем можем дружить. Как в американских фильмах… А за дочь беспокоиться нечего, обещал же он ей, что всегда будет для нее отцом.

Господи, но почему это случилось именно со мной? Почему мой муж не учится в восьмом “В”? Тогда бы он уж точно не сделал ребенка другой женщине. Ему бы следовало быть в восьмом “В”. В своем эмоциональном развитии он на том же уровне, что Тосин Анджейка!

Ненавижу его!

Все мужики одинаковы!

* * *

Как только я начинаю думать о чем-нибудь непристойном, вспоминаю любимые мамины слова: “Юдита, Как же так? Разве я тебя так воспитывала?”

Сколько можно воспитывать?

Тридцать с лишним лет прошло с того момента, Когда этот процесс должен был закончиться, но он продолжается.

Ах, мама!

Мало того, что мне дали такое имя – Юдита! – еще И братцем наградили. И пытались воспитывать. Боже упаси, чтобы не выросла неотесанная девица с непристойными мыслями. Я обязана была убирать за собой кубики (игрушки, куклы, колготки, трусики, книжки, чашки, пепельницу, рюмки, бутылки и так далее). Вежливо говорить: здравствуйте, до свидания, извините, пожалуйста, спасибо. Мыть руки перед едой, а лучше и после. Молчать, когда не спрашивают. Быть хорошей сестрой. С братом у меня были проблемы – я с удовольствием завела бы его в лес и оставила там навсегда. Заперла бы в избушке на курьих ножках. В козленка бы превратила. Отдала бы Снежной королеве. Сама бы съела. А потом спасла бы и привела домой. Я бы стала кумиром семьи, меня бы больше любили.

Потом бы он вырос и уехал куда-нибудь, на край света. А меня бы полюбили еще сильнее.

Как и следовало ожидать, я не завела братца в лес. Никто его не съел, не поджарил, не заморозил. Мне его размораживать не пришлось.

Мой брат выжил в этих трудных условиях и стал художником. Я люблю его, мне не надо его никуда заводить. Он сам перебрался на другой конец света. И любят его теперь еще больше, потому что он далеко.

Я решила обдумать ситуацию честно и откровенно, заткнув уши, чтобы не слышать маминых слов: “О Господи! Я же тебя не так воспитывала!”

Мои непристойные мысли в данный момент связаны прежде всего с мужем, который сходил на сторону и сделал ребеночка Йоле. Йоля чудовищно безобразна. У нее золотой зуб. Тонкие губы. Она старая и морщинистая. У нее кривые ноги. Можно сказать, у Йоли совсем нет груди. Скверный характер. Поросячьи глазки… Именно так мне нравится о ней думать.

Но Йоля, на мою беду, выглядит замечательно. Она прекрасно сложена (может, беременность немного подпортит ей фигуру – буду оптимисткой). Свободно говорит на трех языках. Пользуется кремом на ночь и уж наверняка не курит в постели. Я надеюсь, когда-нибудь у нее все-таки сломается зуб, и протезист, в каком-нибудь помрачении рассудка или вроде того, поставит ей золотые коронки.

Мои супружеские обязанности состояли главным образом в том, чтобы не курить в постели, не есть в постели, не пить в постели, не топить в спальне, потому что так полезнее для здоровья. Мы больше не делали, чем делали. Стоит ли удивляться, что моя семейная жизнь закончилась столь плачевно. Что же касается спальни, то единственное, о чем я мечтала, ложась в холодную постель, чтобы благоверный ко мне не приставал, не стаскивал одеяло, не стягивал теплую фланелевую пижаму, доставшуюся мне от деда. Хорошо зная его привычки, можно предположить, что ребенка Йоле он сделал в холодильнике.

Боже праведный, почему это случилось именно со мной? По статистике с подобным сталкивается каждая десятая женщина в нашей стране. Почему же мне выпало быть той десятой? Меня бы устроило и другое статистическое место.

А потом, почему он закрутил с этой худышкой? По статистике мужчины обычно изменяют женам с женщинами более пышных форм. Но в том-то и дело, что такие формы как раз у меня! Обманщики- счетоводы загубили мой брак, который обещал быть вполне удачным. Теперь я страдаю. Погибаю. Неужели я уже никогда не услышу раздраженного окрика: “Черт подери, где мой кофе?” Почему это меня так терзает? Нет, больше не буду иметь ничего общего ни с одним из представителей этого чуждого мне вида! Никогда!! Все они одинаковы!!!

Я бросаю пить кофе.

* * *

Наш развод проходил очень мило. Церемония заняла меньше времени, чем процедура бракосочетания. Меньше было и присутствующих. Ни намека на свидетеля. И никакого шампанского.

– Квартиру оставляю тебе, – сообщил он.

Хорош мужик, а? Оставляет мне нашу общую квартиру, за которую мы вместе платили в течение последних десяти лет! Правда, прописали нас в ней его предки, но покупали-то мы ее сообща! Он ее мне оставляет!

– Давай расстанемся интеллигентно. Думаю, из-за машины мы не станем ссориться? – сказал он в коридоре суда. – Сама знаешь, это моя работа.

Соврал, как всегда. Работает экономистом. Чтоб тебе быть шоферюгой, эх ты, редиска! Я улыбнулась. Сердце разрыдалось.

– Поступай как знаешь. До сих пор жалею.

Ни слова больше об этом ничтожестве! Клянусь! Он еще поплачет из-за меня!

* * *

Он не собирался плакать.

Его видела моя подруга Уля. Выглядит прекрасно. Похудел. Носит за ней сумки с покупками. А Йоля со своим большим животиком могла бы рекламировать одежду для беременных. И никаких пигментных пятен на лице! Почему мне так не везет? Не мог, что ли, сойтись с какой-нибудь женщиной, которая в детстве болела ветрянкой и расцарапала себе лицо, так что на нем навсегда остались следы оспинок, или у которой проблемы с кожей? Или с толстой и глупой?

Почему с ней он ходит в магазин, а со мной не ходил?

Ни слова больше об этом ошметке настоящего мужчины! Жалком подобии! Никогда! Во всяком случае, я надеюсь, что он устраивает ей скандалы, когда дома нет кофе. Если я стану начальником таможенного управления, издам приказ, запрещающий ввоз кофе.

* * *

Итак, я осталась одна. Позади – ночи, проведенные в слезах. Больше никогда в жизни не буду плакать из-за мужика. Я решила начать новую жизнь.

* * *
Вы читаете Никогда в жизни!
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату