Загрузка...

Евгений Гуляковский

Хроники инспектора Ротанова

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Это совершенно самостоятельное произведение, не связанное сюжетно ни с «Сезоном туманов», ни с «Долгим восходом на Энне». Их объединяет только общий герой, инспектор внеземных поселений Ротанов. По просьбам читателей я решил вернуться к этому герою в более ранний период его деятельности, предшествовавший расследованию на планете Реана.

Е.ГУЛЯКОВСКИЙ

ГЛАВА 1

Впервые за пять лет службы в Управлении внеземных поселений Ротанову предложили отпуск. Не то чтобы он совсем не бывал в отпуске в течение этих пяти лет, но каждый раз ему приходилось выбивать свои очередные, законные две недели отдыха, что называется, силой.

Дел в управлении всегда было невпроворот, бюджет каждый год урезали, опытных сотрудников не хватало, и начальство пускалось во все тяжкие, чтобы лишить его законного отдыха, заменяя отпуск премиями, сверхурочными и несбыточными обещаниями сложить однажды вместе все неиспользованные дни и отправить инспектора на одну из курортных планет месяца на два, на три, как только появится возможность. Но подобная фантастическая возможность все не появлялась, и Ротанов нисколько не сомневался, что при нынешнем положении дел она не появится никогда.

И тем не менее в этот примечательный день, двадцать девятого августа сто шестьдесят третьего года с начала освоения дальнего космоса, ставшего официальной датой нового летоисчисления, его вызвал к себе начальник управления Стальцев и предложил внеочередной отпуск.

Это было настолько невероятно, что Ротанов сразу же почувствовал за щедрым предложением шефа какой-то подвох. Они со Стальцевым работали вместе не один год и знали друг друга достаточно хорошо, чтобы не придерживаться официального протокола.

— Выкладывай, в чем дело! — не слишком любезно проворчал Ротанов, и по тому, как Стальцев сразу засуетился — самолично отправился к автомату, стоявшему в углу кабинета, чтобы налить ему чашку кофе, — Ротанов понял, что дело совсем плохо.

Вернувшись с подносом, печеньем и двумя дымящимися чашками ароматного напитка, шеф расположился напротив Ротанова в кресле для «доверительных бесед» и, смущенно отведя взгляд в сторону, что для Стальцева было совсем уж необычно, произнес:

— Да понимаешь, корабль с курортниками не вернулся с Аромы…

— Что значит «не вернулся»? И почему, если пропал корабль, ты не отправляешь на Арому спасательную экспедицию?

— Потому, что корабль никуда не пропадал. Он до сих пор благополучно пребывает на Ароме, но только никто из пассажиров и членов экипажа не хочет возвращаться обратно. Курорт им, понимаешь, понравился. Климат там хороший, экология замечательная, не чета земной.

— Что за чушь? Я могу поверить, когда один—два человека решают остаться в колониальном мире, но чтобы все пассажиры сразу… Сколько их?

— Сорок человек, включая женщин, детей и членов экипажа. Все подали заявления на депортацию и отказались от земного гражданства.

— И каким же образом тебе удалось получить эти сорок заявлений? Если мне не изменяет память, последний раз рейсовик на Арому ходил лет пять назад, и, кроме этого, задержавшегося курортника, других рейсов туда не было.

— Все правильно. Заявления были переданы по буйковой радиосвязи.

— Выходит, с момента отправки радиограммы прошло немало времени и до сих пор никто не поднял тревоги?

— У нас не было для этого оснований Официально не случилось ничего экстраординарного. Странно, конечно, что произошел столь массовый отказ от гражданства, но с официальной точки зрения это их право. К тому же ты знаешь, сколько стоит стандартная спасательная экспедиция в район Аромы? Она съест годовой бюджет нашего управления.

— Но почему раньше никто не заинтересовался тем, что туристический корабль остается на планете так долго?

— Связь за границами кольца освоения работает неустойчиво. Арома слишком далеко от нас, ее открыли случайно, еще во времена первых диких экспедиций. К тому же периодически мы получали от капитана корабля успокоительные радиограммы: мол, все в порядке, планета понравилась, задерживаемся, приветы родственникам и прочая обычная чепуха. Не было никаких оснований для серьезного беспокойства, пока мы не получили сразу сорок заявлений об отказе от гражданства.

— Что собой представляет капитан оставшегося на Ароме корабля?

— В послужном списке капитана Родионова нет ничего примечательного.

— А родственники? Остались у него на Земле родственники?

— В том-то и дело, что остались жена и двенадцатилетний сын.

— Я хотел бы с ними поговорить.

— Я распоряжусь, чтобы тебе выделили курьерский глидер — они живут в Австралии. Постарайся вернуться за сутки. Сам понимаешь, как дорог сейчас каждый день.

«Теперь им стал дорог каждый день! — с раздражением подумал Ротанов. — Всегда у нас так, пока не произойдет беда, — никто не почешется, а затем начинают бегать, как ошпаренные».

— Раньше ничего подобного на Ароме не случалось?

— Туда нет постоянных туристических маршрутов, это первый рейс за многие годы. Не знаю, как компании «Звездный туризм» удалось найти сразу сорок человек, пожелавших познакомиться с патриархальной жизнью Аромы за такую кругленькую сумму…

— Выходит, концы этой истории следует искать на Земле.

— Этим мы занимаемся, а тебе нужно будет выяснить, что произошло на Ароме.

— А каким образом вы собираетесь отправить меня на Арому? Пошлете специальный рейдер?

— Не говори глупости! В Лиру идет поисковик разведчиков, им придется сделать изрядный крюк, чтобы забросить тебя на Арому, но об этом я уже договорился…

«Ну, разумеется, он уже договорился, не дождавшись моего согласия…» Задание нравилось Ротанову все меньше и вызывало все больше вопросов.

— Что значит «забросить»?

— В спасательной капсуле, разумеется. Не думаешь же ты, что из-за одного человека они станут садиться.

— То есть у меня не будет ни корабля, ни команды, ни снаряжения. Я правильно понял?

Стальцев закряхтел, заерзал на своем кресле, но, в конце концов, вынужден был признать, что дела обстоят именно таким образом.

— И эту экспедицию ты собираешься засчитать мне в качестве моего собственного отпуска?

— Ну, если ты возражаешь… Я распоряжусь, чтобы ее оформили, как командировку, хотя планета относится к курортному классу. Там, действительно, уникальный климат, не было никаких промышленных разработок. Единственный материк, по сути дела, большой тропический остров, утопающий в зелени. Нет даже местных животных. Вокруг теплый океан, пляжи и солнце… Я бы сам не отказался съездить на Арому, будь у меня побольше свободного времени, — мечтательно закончил свои сентенции Стальцев.

Ротанов уже понял, что от этого задания ему не отвертеться, и теперь обдумывал, каким образом

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату