Загрузка...

П. Г. Давыдов, А. Е. Кирюнин

Этюд о крысином смехе

OCR Иван Быков

Глава 1.

Однажды утром, я и мой друг мистер Шерлок Холмс сидели в гостиной нашей старой квартиры на Бейкер-стрит и пили кофе. Холмс удобно расположился в кресле и, отхлебывая кофе маленькими глотками, просматривал утреннюю почту.

– Письмо от некого Дэниела Блэквуда! – внезапно воскликнул он. – Интересно! – Мой друг вскрыл невзрачный серый пакет, развернул письмо и быстро пробежал его глазами. – Слышите, Уотсон? Он пишет, что будет у нас ровно в десять в связи с каким-то делом. – Холмс взглянул на часы. – В нашем распоряжении еще почти полчаса, чтобы ознакомиться с утренним выпуском «Таймс». – Холмс неторопливо развернул газету и стал читать все подряд, произнося вслух заголовки. – Так… Заседание Парламента… Новый налог… Ерунда какая-то!.. Торжественная процессия в Гайд-парке… – Холмс перелистнул страницу. – Уголовная хроника. Вот! Уотсон, вы помните нашумевшее дело о похищении пирамиды Хеопса? Похоже, полиция напала на след преступника.

С этими словами он протянул мне газету. Вся Европа в то время была ошарашена скандальной, не имеющей равных по наглости, беспрецедентной кражей одного из семи «чудес света» – пирамиды Хеопса, которая совершенно непонятным образом была похищена среди белого дня прямо из-под носа у египетских колониальных властей. Разразился страшный скандал, на свет выплыло множество темных махинаций, ряд крупных чиновников предстал перед судом, но все это ни в коей мере не способствовало поимке преступника и возвращению похищенного памятника архитектуры. Казалось, пирамида навсегда потеряна для человечества. И вот, перед моими глазами лежал свежий выпуск газеты, на последней странице которой была помещена статья, сообщавшая о том, что некий американский фермер из Аризоны видел, как четверо неизвестных, впрягшись в гигантскую тачку, везли пирамиду куда-то на север.

– Подождите, подождите… Кажется, я начинаю что-то понимать! – пробормотал я, не понимая абсолютно ничего.

– Вот именно, Уотсон. Вот именно! – кивнул Холмс и с загадочной улыбкой стал набивать трубку.

Я никогда не уставал шумно восхищаться гениальностью этого человека. Помните, как в деле с таинственным исчезновением лорда Харрингтона, Холмс обнаружил его спящим в винном погребе родового замка? Какую изобретательность пришлось проявить ему тогда, чтобы разбудить спящего лорда! Какую недюжинную силу и железную волю продемонстрировал он, вытаскивая Харрингтона из подвала! Какой блестящий ум и глубокое знание человеческой натуры позволили ему доказать леди Харрингтон, что ее муж задержался на внеочередной сессии парламента! Без всякого сомнения можно сказать, что Холмс был гениальнейшим сыщиком нашего времени, и все очень сожалели, что он категорически отказался от участия в расследовании похищения пирамиды. Конечно, возьмись за это дело Холмс – и преступник уже давно предстал бы перед правосудием, но мой друг сослался на то, что с раннего детства ненавидит египетские пирамиды.

От этих воспоминаний меня отвлек голос великого сыщика:

– Послушайте, Уотсон, держу пари, вы сегодня не брились!

– Как вы догадались?! – ошарашено воскликнул я, схватившись за колючий подбородок…

– Нет ничего легче, – сказал Холмс, со спокойной улыбкой, глядя на мое обескураженное лицо. – Многое кажется загадочным и необъяснимым до тех пор, пока человек не видит всей логической цепи рассуждений, которая приводит к окончательному выводу. Через минуту вы скажете, что все это до смешного просто…

Он не успел договорить, потому что с лестницы раздался приглушенный вопль, шум упавшего тела и звон разбитого стекла. Кто-то, чертыхаясь, катился вниз по ступенькам.

– Вывих голеностопного сустава, – хладнокровно отметил Холмс, когда шум затих. – Киньте ему костыль, Уотсон.

Я взял из угла костыль – тот самый знаменитый костыль, которым Джо Кентерберийский из Ист- Энда открыл хитроумнейшие сейфы нордского банка. Холмс, раскрывший эту кражу, взял костыль себе в качестве сувенира.

– Кстати, проверим вашу наблюдательность, – сказал мой друг после того, как я кинул костыль вниз по лестнице. – С какой ступени свалился наш гость?

– С двадцатой, – попытался угадать я.

– С пятнадцатой, – усмехнулся Холмс, прислушиваясь к шагам посетителя, ковыляющего по лестнице, – именно на пятнадцатой ступени вы оставили банановую кожуру. К тому же, там всего семнадцать ступенек.

В дверь постучали.

– Войдите, – спокойно сказал Шерлок Холмс и на пороге по казался человек лет тридцати пяти, в залатанном костюме, дырявой шляпе и разных башмаках на босу ногу. На его узком, длинном лице алым пятном выделялся тонкий, крючковатый нос, выдававший пристрастие гостя к спиртному. Глаза его смотрели тускло и устало, костыль, на который он опирался, то и дело грозил вырваться из его трясущихся рук.

– Я имею честь видеть мистера Шерлока Холмса, – не здороваясь, обратился он ко мне, Я скромно промолчал. Голос у раннего посетителя был хрипловатым, а речь – довольно невнятной.

– А вы, наверное, мистер Дэниел Блэквуд, старший сын досточтимого Хьюго Блэквуда, более известного как барон…

– Да-да!.. – испуганно пролепетал наш гость. – Но прошу вас… Полагаюсь на вашу скромность… Я даже оделся так…

– Не волнуйтесь, я свято храню тайны моих клиентов, – успокоил его Холмс

– Мое дело крайне запутано, и инспектор Миллз из Скотланд-Ярда посоветовал мне обратиться к вам, – робко начал мистер Дэниел – Он очень высоко ценит вас и ваш кондуктивный метод.

– Дедуктивный, – поправил посетителя Холмс. – Ну-ну, мистер Дэниел, продолжайте. Я весь во внимании.

– Первым делом, я должен ознакомить вас с этим, – сказал мистер Дэниел и, воровато оглянувшись по сторонам, вытащил из-за пазухи горлышко разбитой бутылки.

– Извините, это не то, – смутился он, вновь сунул руку за пазуху и на этот раз достал полную бутыль. Смутившись окончательно, он что-то буркнул и, наконец, извлек фолиант, размером со средний чемодан, весь в пыли и паутине.

– Садитесь сюда, друг мой, – сказал Холмс, указывая на кресло.

– Итак, – начал мистер Дэниел, – отхлебнув из уцелевшей бутылки и открывая первую страницу, – в одна тысяча триста шестьдесят первом году от рождества Христова граф йоркширский Генрих Спесивый, приходящийся сыном герцогу Эдинбургскому, женатому на графине Анне д`Эстамп, внучке незаконного сына короля Франции…

Дальнейшее я помню смутно. Когда я проснулся, уже вечерело. Монотонный голос мистера Дэниела Блэквуда. продолжал бубнить:

– …и тогда он решил взять в жены маркизу де ла Фон, происхождение которой от герцога Анжуйского неопровержимо доказывается генеалогическим деревом династии Капетингов; брат же маркизы, потерявшей свою долю наследства в соответствии в завещанием лорда Мортимера…

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату