Загрузка...

Елизавета Дворецкая

Корни гор

...ствол весь погибнет, коль высохли ветки, корень подрубишь – и падает дерево...

«Старшая Эдда»[1]

ПРОЛОГ

Над Медным Лесом стояла полная луна. Солнце умерших заливало беловатым светом вершины гор, которые убегали вдаль одна за другой, как застывшие серебряные волны. Долины, куда не доставали лунные лучи, были налиты тьмой. Изредка луну затеняли облака, лучи обрывались, и тогда волны тьмы захлестывали и вершины. Но ветер тянул и рвал облака, неустойчивые отблески скользили по склонам, дразнили взгляд, сбивали с толку.

В мелькании серебристо-ледяного света и угольной тьмы сам Медный Лес казался ненастоящим, дрожал, колебался, грозил рассыпаться на блики и пропасть навсегда. Но женщина, стоявшая на вершине Пещерной горы над Великаньей долиной, обладала глазами ночи: она видела каждую скалу, четко, до трещинки, обрисованную лунным светом, каждую вершину ели. Само ее лицо казалось белым, как луна, переменчивым, как облака, а в глазах переливались озера сумеречных теней. Длинные темные волосы спускались ниже колен, и неподвижно стоявшая женщина была похожа на высокий камень. Под этой луной не было ни единой живой души, только горы, мох, вершины елей, и эта женщина была им сродни.

Ветер, гнавший облака, летел через вершину и свистел вокруг ведьмы Медного Леса. Протягивая руки ладонями вперед вслед ветру, она говорила нараспев:

Вождь Фьялленланда, тот, что был отдан Врагу Великанов и смерти ветвей! В час полнолунья я заклинаю: сон твой опутан сетью моей! [2]

Голос ее был голосом горы: его сплетали острый стук камня и холодное журчанье ручья, шепот трав и шорох ветвей. Порой он взмывал выше и сливался с ветром, порой опускался и стлался по земле, полз невидимым змеем, заполнял собой Медный Лес и собирал в себя всю силу его корней и камней.

Слово от слова слово рождало, дело от дела дело рождало; [3] Убийца земель, посеял ты гибель — колосья шумят, готовится жатва!

Вскинув голову, женщина кричала, обращаясь прямо к небу, и лунный свет бросал в ее широко раскрытые глаза такие безумные и яркие отсветы, что, казалось, это ее глаза освещают небосклон. А голос ее наполнился силой, напился ветра и летел, могучий и гулкий, как сама буря:

Приди же на поле, где вороны пили
Вы читаете Корни гор
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату