Загрузка...

Стивен Дональдсон — Запретное знание. Прыжок в мечту.

(Глубокий Космос — 2)

Дополнительная информация

Электронный бортовой журнал

Для удобства историю часто рассматривают как конфликт между стремлением к порядку и тягой к хаосу. И порядок, и хаос необходимы — необходимы для выживания. Без порядка ничего не может существовать; без хаоса ничто не развивается. И в этом конфликте, в этой битве, проливается больше крови, чем в любой другой войне.

Стремление к порядку есть выражение заветной мечты человечества о безопасности (только находясь в безопасности, можно продолжать свой род и воспитывать детей), о стабильности (только в условиях стабильности можно выйти на качественно новый уровень развития), о предсказуемости (только она дает возможность увидеть перспективу), а также о простых и понятных причинно-следственных связях. В то же время, без сопротивления новому невозможно любое развитие: сопротивление новому предполагает безопасность, стабильность, предсказуемость, которые как раз и стимулируют появление всего нового.

Стремление к порядку имеет агрессивную природу. В этом стремлении человечество активно борется с любыми новшествами и новаторскими идеями, отвергающими сложившийся порядок вещей.

Тяга к хаосу есть проявление врожденного знания человечества о том, что лучший способ избежать опасности — спастись от нее бегством. Эта тяга базируется скорее на индивидуальном воображении и находчивости конкретного человека, чем на согласованных действиях группы людей. Эта тяга предполагает личную независимость человека (свободу от ограничений), а также независимость его мышления (свободу от причинно-следственных связей). А природа этой независимости кроется все в том же неосознанном желании спасаться от смертельной опасности бегством.

Тяга к хаосу также имеет агрессивную природу. Сам акт бегства ломает сложившийся порядок: он противоречит безопасности, несовместим со стабильностью, отвергает причинно-следственные связи. Так же, как и стремление к порядку, тяга к хаосу предполагает активную борьбу человечества с любыми новшествами и новаторскими идеями, идущими вразрез с условиями хаоса.

С другой стороны, стабильность и предсказуемость сами по себе невозможны без хаоса. Под натиском хаоса порядок вынужден приобретать более строгую форму. Без этой строгости порядок перестал бы существовать немедленно после своего появления.

Таким образом, борьба между порядком и хаосом является бесконечной, необходимой и весьма затратной, если учесть, что по своей природе люди наиболее воинственны и агрессивны, когда защищают свою жизнь.

В контексте вышесказанного становится понятной возникшая необходимость в электронных бортовых журналах.

Как с метафизической, так и с практической точек зрения электронные бортовые журналы стали мощным инструментом порядка. Они позволили правительству Земли и, разумеется, полиции знать, что происходило с тем или иным кораблем в любой точке ближнего космоса, и, таким образом, своевременно принимать соответствующие меры.

Разумеется, появление первых электронных бортовых журналов было обусловлено не контрольными функциями. Космос поражал своими размерами, гиперпространство таило неведомые опасности, а аварии были частым явлением. Чтобы сделать космические перелеты в будущем более безопасными, необходимо было анализировать допускавшиеся в космосе просчеты. Поэтому запись всего, что происходило на корабле или с кораблем, оказалась насущной необходимостью и со временем стала обязательной для всех судов, бороздящих космические просторы. Естественно, такая запись должна была сохраниться в неизменной форме до ее изъятия, то есть необходимо было предусмотреть, чтобы се нельзя было подделать или намеренно испортить.

Однако со временем стало ясно, что с помощью электронных бортовых журналов можно осуществлять и контрольные функции. С некоторых пор ни один корабль не мог быть построен или зарегистрирован без наличия на нем такого журнала. Пароли доступа к электронным бортовым журналам хранились в полиции Концерна.

Электронные бортовые журналы, а точнее, электронные кристаллы памяти, являвшиеся основными элементами бортовых журналов, были созданы на основе металл-оксидных полупроводниковых структур. Преимущество кристаллов на таких полупроводниках заключалось в том, что они требовали энергопитания только при изменении своей структуры, то есть тогда, когда на них записывалась информация. Благодаря этому свойству кристаллы могли хранить отображенные в них данные бесконечно долго без дополнительной подпитки энергией. Однако, так же, как и любые другие кристаллы, они могли быть подвергнуты электронному вмешательству: при подаче энергии на вход и на выход структура кристаллов, а следовательно, и записанная на них информация, могли быть изменены.

С изобретением кристаллов на кремний-сапфировых полупроводниках был сделан шаг по направлению к сохранению записанной информации в любых условиях. Однако этот замысел оказался осуществим лишь после изобретения кристаллов на кремний-алмазных полупроводниках. Кремний- алмазные проводники вообще никогда не меняли своей структуры — они ее накапливали. Вместо того, чтобы хранить данные в обычной двоичной форме, они накапливали их в двоичной последовательности, в процессе чего «единица», предшествовавшая «нулю», оставалась прозрачной для вновь поступавшей информации.

Кроме того, что накопленная информация не могла быть подвергнута изменениям, любая попытка это сделать также неизбежно фиксировалась на кристалле. Таким образом, при наличии специальных, известных полиции, паролей кристаллы можно было только читать, но не накладывать на них новую запись.

Однако концепция электронных бортовых журналов неожиданно пошла в разрез с тягой человечества к хаосу.

В рассматриваемый период стремление к порядку было доминантным. Этому способствовала угроза, исходившая от запретного пространства. Поэтому противиться требованиям полиции в отношении электронных бортовых журналов никто не стал. Наоборот, Концерн Рудных Компаний даже поддержал их. В результате был издан закон, согласно которому каждое судно в ближнем космосе должно было иметь на борту электронный бортовой журнал. В противном случае судну отказывали в регистрации, что в свою очередь означало невозможность его стыковки с любой станцией в пределах ближнего космоса.

Несмотря на активные протесты сторонников личных свобод граждан, в законе оказались отражены лишь два компромисса. Во-первых, поскольку правом доступа ко всем электронным бортовым журналам обладал только Департамент полиции, ему было разрешено вскрывать электронный бортовой журнал судна исключительно при наличии доказательств совершенного судном преступления. Во-вторых, в целях защиты частной жизни обычных граждан судам, не принадлежавшим полиции или Службе безопасности, было разрешено хранить медфайлы граждан отдельно от бортового журнала. Да, обычные граждане не могли перемещаться без личных жетонов, с которых полиция или Служба безопасности при помощи компьютера могли считать их персональные файлы. Да, обычные граждане не имели права знать содержимое своих

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату