Загрузка...

Сергей Дробязко, Андрей Каращук

Русская освободительная армия

ВВЕДЕНИЕ

Советские публикации по истории Второй мировой войны на протяжении полувека умалчивали о том, что свыше миллиона наших соотечественников в 1941-1945 гг. участвовали в войне на стороне гитлеровской Германии. И сейчас историки и публицисты горячо спорят о том, кем же в действительности были эти люди — предателями, продавшимися немцам за солдатский паек, или патриотами, предпринявшими отчаянную попытку спасти родину от внутреннего врага, более страшного, чем враг внешний. Речь прежде всего идет о Русской освободительной армии (РОА), возглавлявшейся бывшим советским генералом А. А. Власовым. Настоящая работа стоит в стороне от этой полемики и представляет собой краткий очерк истории русских формирований вермахта, которые формально или фактически составляли РОА.

Участие в войне на стороне Германии сотен тысяч иностранцев, причем подданных государства, ведущего с ней борьбу не на жизнь, а на смерть, уже само по себе было явлением парадоксальным. Более того, оно казалось вовсе немыслимым после объявления вождями Третьего рейха целей этой войны, предусматривавших уничтожение России как государства и включение обширных пространств на востоке Европы в состав германской колониальной империи. Однако уже с первых дней войны, вне всякой зависимости от политических установок гитлеровского руководства, германские вооруженные силы столкнулись с проблемой использования в своих рядах советских граждан и эмигрантов. Из-за нехватки личного состава в боевых подразделениях командиры немецких частей стали высвобождать солдат для фронта путем привлечения советских военнопленных и лиц из числа гражданского населения в качестве вспомогательного персонала в тыловые части. Одновременно создавались подразделения для охранной службы на оккупированной территории и борьбы с партизанами.

Привлечение советских граждан в создаваемые немцами формирования носило как добровольный, так и принудительный характер. Первостепенное внимание уделялось все же привлечению добровольцев, прежде всего тех, кто так или иначе пострадал от действий советских властей в период коллективизации и сталинских чисток, кто был озлоблен репрессиями по отношению к себе и к своим близким и искал случая, чтобы отомстить. Однако, говоря о «добровольности» пленных красноармейцев, следует иметь в виду, что в подавляющем большинстве случаев речь шла о выборе между жизнью и смертью в лагере от непосильного труда, голода и болезней. Учитывая ужасающие условия, в которых находились военнопленные, беспроигрышным аргументом вербовщиков было напоминание об отношении к ним советских властей как к изменникам и дезертирам, что должно было окончательно убедить доведенных до отчаяния людей, что обратного пути для них нет. К концу лета 1942 г. германское командование наряду с набором добровольцев фактически приступило к мобилизации годных к военной службе мужчин под вывеской «добровольности», а поздней осенью на смену скрытой мобилизации пришло открытое принуждение.

Использование в рядах германской армии сотен тысяч советских граждан, по мнению части офицеров вермахта, чиновников МИД, Восточного министерства и других ведомств, не должно было исчерпываться одним лишь удовлетворением нужд, связанных с нехваткой личного состава и партизанской опасностью. Рассматривая воинские части из граждан СССР, а также население оккупированных областей, в качестве основы антисоветской оппозиции, они стремились идейно и организационно сплотить эти разнородные элементы, создать массовое движение, направленное на уничтожение сталинского режима, и подготовить почву для внутреннего взрыва в Советском Союзе. Для этого требовалось создать организационный центр, олицетворяющий собой будущее правительство России, а также найти вождя, который смог бы возглавить движение, ставшее бы в таком случае объединяющей силой для миллионов русских людей на оккупированной территории, и прежде всего для тех, кто служил в вермахте (в составе немецких частей или в особых восточных формированиях).

Генералы Ф. И. Трухин, Г. Н. Жиленков, А. А. Власов, В. Ф. Малышкин и Д. Е. З а к у т н ы й во время церемонии подписания манифеста КОНР. Прага, 14 ноября 1944 г.

Человеком, которому было суждено сыграть эту роль, стал генерал-лейтенант А. А, Власов, попавший в плен 12 июля 1 9 4 2 г. после разгрома под Любанью 2-й ударной армии. Согласившись на предложение немцев создать из русских военнопленных армию для борьбы против сталинской диктатуры, Власов подписал обращение Русского комитета «К бойцам и командирам Красной Армии, ко всему русскому народу и другим народам Советского Союза», положившее начало мошной пропагандистской кампании под лозунгами Русского освободительного движения, целями которого провозглашались: свержение Сталина и его клики, уничтожение большевизма, заключение почетного мира с Германией и создание в содружестве с Германией и другими народами Европы «новой России без большевиков и капиталистов». Красноармейцы и все русские люди призывались к переходу на сторону «действующей в союзе с Германией Русской освободительной армии».

Для германского руководства это была прежде всего пропагандистская акция, рассчитанная на увеличение числа перебежчиков из рядов противника. РОА стала всего лишь собирательным наименованием русских частей, действовавших в составе вермахта. Деятельность Власова и примкнувших к нему офицеров сталкивалась с многочисленными препятствиями, которые им чинили различные ведомства Третьего рейха, не желавшие иметь проблем с русским национальным движением при последующем решении судьбы завоеванных на Востоке территорий.

Только осенью 1944 г., осознав неизбежность надвигавшейся катастрофы, нацистское руководство наконец решилось на создание русского политического центра и крупных соединений под русским командованием. 14 ноября 1944 г. в Праге прошел учредительный съезд Комитета освобождения народов России (КОНР), провозгласивший объединение всех находившихся на территории Германии антисоветских сил, включая эмигрантские организации, национальные комитеты и восточные формирования, для борьбы «за новую свободную Россию против большевиков и эксплуататоров». На съезде было также объявлено о создании Вооруженных сил КОНР во главе с генералом Власовым. Два с половиной месяца спустя Р О А получила статус армии союзной державы, подчиненной германскому командованию лишь в оперативном отношении.

ДОБРОВОЛЬЦЫ ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЫ

(«ХИВИ»)

Первые добровольцы из числа военнопленных и гражданского населения появились в немецких частях уже в первые месяцы Восточной кампании. Они использовались в тыловых службах в качестве шоферов, конюхов, рабочих по кухне, разнорабочих, а в боевых подразделения х — в качестве подносчиков

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату