Загрузка...

Зан Тимоти

Рапсодия для ускорителя

Тимоти ЗАН

Рапсодия для ускорителя

Перевод с английского А. Кабалкина.

Я дал бы этой женщине лет пятьдесят с лишним. На ней был унылый синий жакет, какие обычно носят представительницы низшей ступеньки среднего класса, и шарф, свидетельствующий о принадлежности его владелицы к некоей сословной категории, которую я сразу не смог идентифицировать. В одной руке она зажала посадочный талон, другой придерживала недорогую и слегка потертую сумку, перекинутую через плечо. Темные волосы, непроницаемое лицо, уверенная походка.

Короче говоря, она ничем не отличалась от тысяч других деловых дам, которых мне доводилось наблюдать в космопортах по всему Пространству. Мне и в голову не пришло, что эта встреча может сулить неприятности.

Вообще-то в жизни всегда так. Сначала все идет по накатанной колее, дела в порядке, так что становится даже чуть скучновато, но в один прекрасный момент выясняется, что вы отклонились от курса на все восемьдесят градусов, двигатели чихают, будто подхватили простуду, а ответственный за музыку впал в глубокую кому.

Пока же царила полная благодать. Три минуты назад, когда я покидал кабину экипажа, все до одного датчики высвечивали штатные зеленые параметры, запущенные Рондой двигатели работали образцово, - если только работу двигателей нашей ржавой старушки можно считать образцом, - а Джимми и не думал дремать.

И все же, если бы я проявил больше наблюдательности, поднимавшаяся по трапу женщина привлекла бы мое внимание. Слишком уж контрастировали ее одежда и уверенная, даже надменная походка. Вскоре я убедился, что ее манера говорить тоже отличается неожиданной вескостью.

- Андрула Кулашава, - представилась она властным тоном. Впрочем, при такой походке голос и не мог оказаться иным. Видимо, она привыкла, чтобы ей внимали. - Мне зарезервировано место на вашем транспорте. Вот мой билет.

- Диспетчер уже предупредил меня. - Я вложил пластиковую карточку в свое считывающее устройство. - Джейк Смит, капитан корабля 'Сергей Рок'. Добро пожаловать!

Выражение ее лица, только что непроницаемое, чуть заметно изменилось. Видимо, ее позабавило, что пилот скромного космического грузовика восьмого класса величает себя 'капитаном'.

- Капитан, - произнесла она, слегка наклоняя голову и сдвигая шарф на груди. - Добавлю, что я принадлежу к ученым.

- Прошу прощения, - проговорил я деревянным голосом, уставившись на бирку, скрытую до того невзрачным шарфом.

Если походка и голос оставили меня равнодушным, то бирка произвела сильное впечатление. Ученые были элитной категорией класса высших профессионалов, и я еще не видывал, чтобы эта братия заматывала шеи шарфами, маскируя свои 'знаки различия'. Даже в мороз бирки красовались на видном месте.

- Диспетчер не поставил меня в известность...

- Ваши извинения приняты. - Легкий кивок свидетельствовал, что моя оплошность прощена, но отнюдь не за какие-то мои возможные заслуги, а исключительно благодаря ее снисходительности. - Мое оборудование уже погружено?

- Оборудование? - переспросил я, переводя взгляд на трап. Никакого багажа у нее за спиной я не разглядел.

- Оно не здесь. - Дама уже начинала терять терпение, общаясь с таким тупицей. - У меня два ящика сверхгабаритной категории с научным оборудованием для работы на Парексе. Их должны загрузить. В билете все указано.

Я снова покосился на считывающее устройство. В билете действительно был указан груз.

- Простите, не знал. Сейчас прослежу. - Я отступил назад и жестом пригласил ее на борт. - Но сначала позвольте помочь вам устроиться.

- Я справлюсь сама. - Она не дала мне взять сумку. - Где мое место?

- Каюта для пассажиров в хвосте. Будьте добры, сюда. Первый проход налево.

- Благодарю, я знаю, где хвост, - отрезала она и, чуть ли не оттолкнув меня плечом, скрылась из виду.

Я слышал, как она шуршит своей сумкой по стенам, маневрируя в узких коридорах. От моего содействия она отказалась, поэтому я с чувством исполненного долга задраил люк и зашагал в кабину.

Там было пусто. Судя по показаниям приборов, люк багажного отделения все еще оставался открытым. Видимо, там и пропадал мой второй пилот. Плюхнувшись в кресло, я переключил связь на грузовой отсек.

- Как дела, Билко?

- Все в порядке, - ответил первый помощник Уилл Хобсон. - Погрузочные механизмы размещены в отсеке, и еще осталось место для деликатесов.

- Только не вздумай подсчитывать прибыль с каждого кубического метра свободного объема, - предупредил я. - Скоро подъедут два ящика сверхгабаритной категории - багаж нашего пассажира.

- Какой-какой категории? - Я представил себе, как Билко раскрывает рот. - С нами летит скульптор, прихвативший с собой целую скалу?

- Вроде того, - ответил я. - Ученая дама.

- Значит, тащит на Парекс лекционный зал?

- Понятия не имею, что она там тащит. Если тебе интересно, можешь сам у нее спросить.

Помощник фыркнул. Не зная его, можно было бы принять этот звук за помеху на линии связи.

- Нет уж, спасибо, - сказал он. - Насмотрелся я на ученых, на Барсимеоне.

- Сейчас я угадаю, чем вы там занимались. Не иначе, в карты резались?

- В кости. Ох, и не любят эти ученые проигрывать! Погоди-ка... Вот и ящички! Да уж, груз самый что ни на есть негабаритный! Сейчас посмотрим на код... Электроника первого класса. То есть обычный ширпотреб.

Действительно странно...

- Побочный бизнес на голограммах? - предположил я. Билко снова фыркнул:

- Думаю, она везет с собой акустическую систему для чтения лекций в Большом Каньоне.

Пройдет несколько дней, и я припомню эту его шутку. Пока же я оставил остроумие Билко без внимания.

- В общем, что бы она ни везла - это не наше дело, - напомнил я ему. Загрузить и укрепить - вот твоя обязанность.

- Если ты настаиваешь... - проговорил он с театральным вздохом.

- Настаиваю.

Я отключил связь. Билко в глубине души убежден, что он великий театральный актер, ставший жертвой подмены в родильном доме, поэтому никогда не упускает случая попрактиковаться в профессии, которой мог бы себя посвятить. Я, в свою очередь, уверен, что эти его репетиции напоминание об огромной услуге театральному миру, оказанной медсестрой, подменившей младенцев. Я подключился к машинному отделению.

- Ронда?

- Прием, - раздался голос Ронды Бленкеншип. - Мы в предполетном режиме?

- С этой секунды. Как двигатели?

- Тикают, как хорошие швейцарские часики. Или как бомба-самоделка сумасшедшего анархиста. Выбирай, что тебе больше нравится.

- Больше всего мне нравится, что на корабле есть ты. Ты умеешь успокоить, - проворчал я. Она уже

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату