Загрузка...

Вера Камша

Яд Минувшего. Часть 2

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ «КОЛЕСНИЦА»[1]

Слишком лютая ненависть ставит нас ниже тех, кого мы ненавидим.

Франсуа де Ларошфуко

Глава 1. НАДОР

400 год К. С. Вечер 18-го дня Зимних Скал

1

- Госпожа Арамона, - уже видящая себя в столичном особняке Джоан сделала вполне сносный книксен, - к вам теньент Левфож.

- Пусть войдет. - Луиза поправила шаль и потянулась к корзине с шитьем. - Дверь можешь не закрывать.

- Да, госпожа Арамона. - Проныра предпочла бы дверь закрыть, а щелочку оставить.

Обойдется, а заодно узнает, что дуэнье молодой герцогини и кавалеру Селины скрывать нечего. И это действительно так. Пока.

Занятая шушуканьем с Айрис дочка на красивого офицера не глядела, Рауль подумал и принялся обхаживать маменьку красавицы, и ведь не боится! Ну, допустим, Селина и через двадцать лет чудищем не станет, но внучки частенько удаются в бабушек.

- Сударыня, - Рауль подмел щербатый пол столич ной шляпой, - прошу меня простить, но вы мне очень нужны.

Луиза отложила шитье и улыбнулась:

- Неужели я? А мне кажется, кто-то другой.

- Вы, - просто сказал Левфож. И Луиза поверила, южанин врать не умел. - Госпожа Селина сказала, будто вы не считаете, что госпожа Мирабелла отравила коня госпожи Айрис.

- Я не очень хорошо знаю лошадей, - госпоже Селине надо учиться молчать, - но герцогиня Окделл не похожа на отравительницу. Другое дело, что линарец больше никому не мешал. Садитесь, Рауль.

- Благодарю. - Теньент опустился на неизящно скрипнувший стул. - Сударыня, мне кажется, вы правы.

- То есть? - навострила уши Луиза, после откровений Эйвона проникшаяся к герцогине чем-то вроде сочувствия. - Слуги постарались?

- Поймите, я не могу сказать наверняка. И никто не может.

- Говорите, как есть. - Мирабелла, конечно, змея, но змея несчастная. Если Айри это поймет, пожар может и погаснуть. Душа у великой заговорщицы добрая.

- Лошади - создания загадочные. - Лицо Левфожа стало мечтательным, не знай капитанша, о чем речь, решила бы, что теньент думает о Селине. - Недаром говорят, приведи к коню двух коновалов, услышишь про восемь болячек.

- Но вы-то - один, - улыбнулась капитанша, - и вы не коновал, а офицер.

- Сударыня… - Рауль задумался, подбирая слова. Красивый мальчик, хоть и рыжий. - Конь мог отравить ся случайно. Если кбсят не глядя, в сено может попасть болиголов, дигитта или собачья трава. Болиголова, прав да, нужно много, и вряд ли бы обошлось одним конем, а дигитта действует иначе. Из трав, что я знаю, Бьянко мог убить огнепляс, но здесь он не растет.

- Зато здесь произрастают анемоны, - не удержалась Луиза, - в изобилии. А также незабудки и ромашки.

- Ромашки не ядовиты. - Разумеется, Левфож ни кошки не понял. - Сударыня, я склонен думать, что гибель Бьянко была несчастным случаем. Я расспросил конюхов, они не ума палата, но рука на лошадь у них не поднимется, а госпожа Мирабелла… Она скорей бы отрубила Бьянко голову на площади и насадила на копье.

- Принадлежащее святому Алану, - уточнила Луиза, и все было кончено. Ухажер Селины и предполагаемая теща не смеялись - они выли в голос, утирали слезы и только что не катались по растрескавшемуся полу.

Луиза опомнилась первой:

- Прошу простить. - Хорошо, ресницы не накрашены, а то бы потекло. - Так от чего, по-вашему, погиб Бьянко?

- Колики, - объявил Рауль, - штука очень коварная и непредсказуемая, а выглядит как отравление, не отличишь.

- А с чего он мог заболеть? - Луиза окончательно отдышалась и глянула в открытую дверь: пусто, и слава Создателю. - Нет, Рауль, я вам верю, но я должна убедить Айрис.

- Я понимаю. - Офицер был страшно серьезен. - Когда мать и дочь ни в чем не соглашаются, это ужасно.

Если б только не соглашались! Герцогини надорские сожрать друг друга готовы. Капитанша подмигнула Лев-фожу:

- Наш долг - прекратить войну.

- Я к вашим услугам, - заверил Левфож. - Госпожа Айрис чувствует лошадей, но она была знакома лишь с местной… я бы не назвал это породой…

- Назовите их одрами, - подсказала капитанша, и Рауль снова фыркнул.

- Они ужасны, но неприхотливы, а Бьянко к таким, простите, - южанин задумался, подыскивая слова, - к таким могилам не привык, да и корма сменились. Дорогих линарцев растят на всем лучшем, а тут коза и та затоскует. Конюхи говорят, госпожа Айрис гоняла Бьянко по холоду, он пил холодную воду, вот и не выдержал.

- Слишком быстро все произошло, - подняла голову дворцовая подозрительность, - у моего, прости Создатель, супруга колики случались, так ведь не с… не умер.

- Тут нал ожил ось одно на другое, - наморщил лоб Левфож. - Начались колики, конь, чтобы избавиться от боли, принялся кататься по полу… Виконт Лар это увидел и побежал за госпожой Айрис и герцогом Окделлом. Пока он их искал, Бьянко становилось все хуже, конюхи попробовали ему помочь, да перемудрили.

Ларе, старший конюх, не хотел говорить, но я его… убедил. Болван признался, что напоил беднягу местной тинтой, думал, полегчает. Другому, может, и помогло бы, а Бьянко стал задыхаться. Похоже, отек гортани… С лошадьми такое бывает: сотня выпьет и спасибо скажет, а сто первой - конец.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату