Загрузка...

Адриан Конан Дойл

Тайна закрытой комнаты

«Было только два дела, с которыми Холмc познакомился через меня, — случай с большим пальцем мистера Хатерли и безумие полковника Ворбертона».

(Из рассказа Артура Конан Дойла «Большой палец машиниста»).

Как отмечено в моей записной книжке, у моей жены была небольшая простуда, когда в памятное утро 12 апреля 1888 года мы так неожиданно столкнулись с одним из самых необычайных случаев в жизни моего друга Шерлока Холмса.

Моя медицинская практика проходила тогда в районе Паддинггона. Молодой и жизнерадостный, я обычно вставал рано. В то утро в восемь я уже был внизу и, вызывая неудовольствие прислуги, растопил камин в прихожей, как вдруг услышал настойчивый звонок.

Пациент не пришел бы в такой час по маловажному делу. Когда я распахнул дверь и яркое апрельское солнце ворвалось в комнату, я был поражен бледностью, возбуждением и красотой молодой женщины, которая, дрожа, стояла у моего скромного порога.

— Доктор Уотсон? — спросила она, поднимая вуаль.

— Это я, мадам.

— Простите меня за это раннее вторжение. Я пришла… Я пришла…

— Проходите, пожалуйста, в приемную, — пригласил я посетительницу, одновременно показывая ей дорогу и внимательно наблюдая за ней. Доктору Полезно произвести впечатление на пациента, распознав симптомы его болезни, а следовательно, и самую болезнь раньше, чем больной успеет раскрыть рот.

— Погода довольно теплая для этого времени года, — продолжал я, когда мы вошли, — все же легко простудиться, если не закрыть комнату и в ней будет сквозняк.

Эффект этого замечания оказался необычайным. Некоторое время посетительница глядела на меня широко раскрытыми серыми глазами, ужас исказил ее прекрасное лицо.

— Закрытая комната! — вскрикнула она. — О Боже, закрытая комната!

Ее крик перерос в истерический вопль, который разнесся по всему дому, и она без чувств упала на ковер перед камином. Испуганный, я быстро налил в стакан воды из графина, плеснул туда бренди и, бережно уложив пациентку в кресло, заставил ее проглотить эту смесь. Только я успел это сделать, как моя жена, встревоженная криком, вошла в приемную.

— Ради Бога, Джон, что случилось? — Она вздрогнула. — Да это Кора Меррей!

— Ты знаешь эту молодую женщину?

— Знаю ли я ее? Еще бы! Я знакома с Корой Меррей с Индии. Наши отцы были друзьями в течение многих лет, и я написала ей письмо, когда мы с тобой поженились.

— Ты писала ей в Индию?

— Нет, нет. Она живет теперь в Англии. Кора — очень-очень близкий друг Элеоноры Грант, которая вышла замуж за этого чудака полковника Ворбертона. Они живут где-то на Кэмбридж Террас.

Жена умолкла, и в ту же минуту наша посетительница открыла глаза. Жена взяла ее за руку.

— Успокойся, Кора, — сказала она. — Я лишь рассказала мужу, что вы живете на Кэмбридж Террас с полковником Ворбертоном и миссис Ворбертон.

— Больше не живу! — с отчаянием вскрикнула мисс Меррей. — Полковник Ворбертон мертв, а его жена так тяжело ранена, что, может быть, сейчас умирает. Когда я увидела их лежащими там, перед страшной маской смерти, я подумала, что именно эта отвратительная вещь свела полковника Ворбертона с ума. Он, должно быть, потерял рассудок. Как мог бы он иначе застрелить свою жену, а затем пустить пулю себе в лоб в запертой комнате? И все-таки я не iiao поверить, что он преступник.

Схватив обеими руками руку моей жены, она умоляюще посмотрела на меня.

— О доктор Уотсон, я так надеюсь на вашу помощь! Не может ли ваш друг Шерлок Холмс сделать что-нибудь?!

Можете представить себе, с каким изумлением слушали мы рассказ о происшедшей семейной трагедии.

— Но вы говорите, что полковник Ворбертон мертв, — заметил я мягко.

— Да, но его имя останется запятнанным. О, неужели моя миссия так безнадежна?

— Нет ничего безнадежного, Кора, — сказала моя жена. — Джон, что вы предполагаете делать?

— Что делать? — переспросил я, бросая взгляд на часы. — Немедленно в кэб — и на Бейкер-стрит! Мы как раз застанем Холмса до завтрака!

Как я и предполагал, Шерлок Холмс с нетерпением ожидал завтрака; комната была наполнена едким дымом первой трубки, в которой со вчерашнего дня оставался недокуренный табак. Холмс не выразил никакого удивления при нашем появлении в столь ранний час, хотя и был явно не в духе.

— Дело в том, Холмс, — сказал я, — что этим утром ко мне…

— Да, да, мой дорогой друг, — сказал он, — это произошло, когда вы, как обычно, разжигали огонь в камине, о чем свидетельствует большой палец вашей левой руки.

Он заметил убитое горем лицо мисс Меррей, и голос его стал мягче.

— Я думаю, — добавил он, — вы оба могли бы позавтракать со мной, прежде чем мы обсудим потрясение, которое, как можно видеть, пережила эта молодая леди.

И он не позволил произнести ни слова до тех пор, пока я немного не поел, хотя мисс Меррей смогла лишь прикоснуться к чашке кофе.

— Гм, — произнес Холмс; тень разочарования промелькнула по его лицу после того, как наша красивая посетительница, запинаясь, повторила свой рассказ.

— Да, мадам, это действительно тяжелая трагедия. Но я, право, не знаю, чем могу быть вам полезен. Некий полковник Ворбертон сошел с ума: сначала он застрелил свою жену, затем себя. Я полагаю, эти факты не вызывают сомнения?

— К несчастью, это так, — ответила она. — Хотя сначала мы надеялись, что это — дело рук грабителя.

— Надеялись, что это — дело рук грабителя?

Меня неприятно задел язвительный тон Холмса, хотя я не мог не отгадать его причину. С тех пор как месяц назад его перехитрила и победила г-жа Годфри Нортон, урожденная Ирэна Адлер, его отношение ко всему женскому полу стало еще более горьким, чем прежде.

— Ну что вы, в самом деле. Холмс! — запротестовал я несколько резко.

— Мисс Меррей имела в виду, что если бы это оказался взломщик-убийца, имя полковника Ворбертона было бы избавлено от позора. Надеюсь, вы не будете порицать ее за неудачно выбранное выражение.

— Неудачно выбранное выражение, Уотсон, привело однажды убийцу на виселицу, — сказал Холмс. — Ну хорошо, не будем огорчать молодую леди. Но, мадам, можете ли вы рассказать об этом более подробно?

К моему удивлению, бледное лицо нашей посетительницы озарилось улыбкой, выражавшей как глубокую грусть, так и силу характера.

— Мой отец, мистер Холмс, — капитан Меррей, служивший во время сипайского восстания. Вы сейчас увидите, могу ли я подробно рассказывать.

— Начинайте, это явно лучше! Итак?

— Полковник Ворбертон и его жена, — начала она, — жили в доме ј 9 на Кэмбридж Террас. Вы, наверное, видели много таких красивых солидных домов в районе Гайд-парка. По обе стороны от парадного

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату