• 1
Загрузка...

Василий КУПЦОВ

ХИЩНИК И ЕГО ЖЕРТВА

Комраз проснулся под утро от резчайшего чувства голода, будто его что-то схватило внутри и выворачивало наизнанку. Во рту стоял тоскливо-жгучий вкус. Даже сюда, в этот отдаленный закоулок родной пещеры, в его Логово, доходил сладкий запах съестного. Правда, до этой еды еще нужно добраться, ее надо подстеречь, решительно напасть, захватить. И лишь потом пить, пить из нее живительные соки, высосать их полностью, без остатка!

Комраз сполз со шкур, служивших ему ложем. У него не было ни ног, ни рук, единственное, чем мог похвастать хищник, было два мощных хвоста, его помощники при передвижении, ловкие, каждый — не хуже слоновьего хобота…

Чудовище сползло вниз, на следующий ярус пещеры. Двигаться полагалось осторожно, так, чтобы не смять разложенные слоями разноцветные шкуры. Эти шкуры специально так ровно разложили, разгладили — чтобы он, Комраз, смяв их, оставил след, по которому можно отыскать Логово. Нет, он будет осторожен, после него не останется ни единой складочки на этих отвратительных шкурах.

Комраз осторожно сполз на следующий ярус. Здесь тоже лежали шкуры, белые, отвратительно пахнущие, слой их был еще толще. Теперь придется соблюдать особую осторожность, ведь этот ярус находился ближе других к выходу из пещеры, и как раз здесь предстояло немало повозиться!

Комраз приник к тончайшей щели, той, что находилась у края каменной глыбы, закрывавшей выход из пещеры. Потянул воздух. О, этот пьянящий запах, запах его жертвы. Она была почти рядом! Вот только скала, закрывающая путь… Комраз осторожно надавил на глыбу. Та не подалась ни на сколько. Понятное дело — здесь наложено заклятие, жертвы специально завораживают выходы из пещер, боятся таких, как он. Но разве волшебство помеха для такого совершенного хищника, как Комраз?! Чудище выпустило тончайшее щупальце, настолько тонкое, что оно смогло пролезть в ту самую щелочку. Так, вот он, волшебный прутик, Комраз узнал его на ощупь. Осталось его повернуть, это надо делать осторожно, чтобы волшебный механизм не щелкнул. Ведь громкий звук может разбудить жертву, спугнуть ее. И тогда… Тогда… Комразу даже не хотелось думать о том, что будет, если он упустит драгоценную пищу!

Так, волшебный прутик повернут, теперь скала легко подается. Комраз лишь немного отодвинул глыбу, ведь ему, с его гибким, змея бы позавидовала, пластичным телом, достаточно было тонкой щели, чтобы выбраться на волю. Вот она, Большая Пещера! Холмы, скалы… Там, высоко наверху, под самым белоснежным небом — красноватое Светило. Комраз оглянулся — здесь, на этом плоскогорье, жертвы не было видно. Внутреннее чувство подсказало Комразу, что искать надо левее, там, где Гуляющая Скала закрывала проход на другое плоскогорье. Комраз пополз по гладкой, покрытой затейливыми узорами земле к Гуляющей Скале. Та, на его счастье, не полностью закрывала путь. И оттуда, из этой щели, буквально несло запахом жертвы!

Хищник преодолел последнее препятствие, стараясь не коснуться Гуляющей Скалы. Ведь та могла провернуться, издать скрипучий звук, спугнуть жертву! Комраз уже однажды слышал такой звук, его тогда как ножом резануло. Да, когда-то он был еще неловок, неумел…

Ну вот, он на месте. Тут, рядом, на возвышении, возлежала на белых шкурах его Жертва. Глаза закрыты — спит! Теперь особая осторожность. Комраз обхватил хвостами две колонные, поддерживавшие ложе, подтянулся, его рот широко раскрылся. Сейчас, сейчас, главное — сдерживать себя, не сделать ни одного неосторожного движения. Ведь Жертва сильна, ее можно одолеть только захватив спящей, во сне. Так, обе конечности жертвы рядом, значит — глотаем сразу обе!

Комраз осторожно заглотал ходильные лапы жертвы, сначала с самых кончиков, затем продвигаясь все выше и выше. Осторожные, ласкающие движения — жертва продолжала спать. Ну вот, теперь можно втянуть в себя и туловище жертвы. Ага, почуяла, открыла глаза. Поздно, дорогая, поздно! Теперь ты — моя еда. Жертва приподняла верхнюю часть. Комраз закинул щупальца за плечи жертвы, захлестнул вокруг — теперь не уйдет! Жертва вскочила, встала на ходильные лапы, уже заглотанные Комразом. Ну и пусть, пусть теперь делает что хочет, пусть возится в воде, пусть бегает по необъятным пещерам —хищник не выпустит своей жертвы, он будет держать ее крепко! Комраз еще сильнее прильнул всей алчущей внутренней частью к телу жертвы…

Что только ни делала его жертва. Ходила, бегала, наваливалась на Комраза то одной частью, то другой, сталкивалась с подобными себе. И так долго-долго, целый день. Где только не побывал Комраз, мертвой хваткой вцепившийся в жертву, в каких только пещерах… Навстречу попадались другие, быть может, будущие его жертвы. Но сейчас Комраза интересовала только та, которая билась в его объятиях. Некоторые из ее соплеменников тоже были захвачены хищниками, и также пытались освободиться от жадных глоток. Но мы, хищники, сильнее! Еще ни разу не бывало, чтобы жертве удалось уйти.

Под вечер Комраз почувствовал, что насытился. Все его тело охватила приятная истома. Рот, а затем и все мышцы тела расслабились, кажется, из жертвы высосаны все соки. Теперь — пить! Комраз оставил жертву, его обонятельные волоски ясно указывали направление к воде. Вот оно, озеро, вот шумный водопад, приветствующий появление удалого охотника Комраза. Хищник плюхнулся в воду, пошли пузыри. Комраз плавал, извиваясь в воде, очищая себя как снаружи, так и изнутри. Поднялась веселая пена, хищник ощутил себя чистым. Улегся рядом с водоемом, чувствуя, что получил от жизни все, о чем мечтал. Комраз задремал, все глубже впадая в сладкий сытый сон…

* * *

Виталик скинул комбинезон. С сомнением покачал головой. Конечно, одежда, которая сама отползает в стиральную машину, безусловно, штука удобная. Как и самомоющаяся посуда. Чего только не напридумают. Даже клизмы, говорят, теперь самонаводящиеся… Но, кажется, с этими «комбинезонами разумными» несколько переборщили. Сделать одежду разумной?! Зачем… Теперь еще соблюдай правила обращения. Уж лучше самому одеваться, чем лежать неподвижно, прикрыв глаза, в ожидании, пока комбинезон сам на тебя налезет, да еще и застежки защелкнет.

Виталик вызвал инструкцию для пользователей разумными комбинезонами. Домашний компьютер опять развлекался, делать ему нечего, зачем-то представил инструкцию в виде огромной книги с золотым замком. Вот этот замок, плавая в воздухе в десятке сантиметров от носа Виталия, разомкнулся, чуть не щелкнув по носу, голография, туды ее в качель… Книга раскрылась, перед парнем предстал текст, написанный готическими буквами, каждая из которых представляла собой некий художественный шедевр.

— Вот, так и есть: «Следует правильно взаимодействовать с искусственным разумом нашего комбинезона. Помните, что резкое движение во время процесса одевания может прекратить действие программы, в результате комбинезон начнет процесс одевания с самого начала. Рекомендуется также держать глаза закрытыми, так как разум нашего комбинезона настроен и на одевание еще спящего человека».

Виталик убрал инструкцию. Тоже мне — разумное существо… Какой тут разум может быть — надеться да сняться? Разум — это все-таки, жизнь. А какая тут жизнь? Трудно представить себя на месте такой одежды. Вот, скажем, птицей Виталик себя бы представил, летал бы, маневрировал меж домами… Даже мухой, ну, даже, компьютером! А комбинезоном? Нет, ощущать себя комбинезоном — с тоски помрешь!

Может, отправить этот разумный комбинезон в утиль? Тогда зачем покупал?! Модно… С другой стороны — лежишь себе, а он сам тебя одевает. И вечером сам стирается, сам сушится, сам в комод отползает. Лафа!

* * *

Утро. Комраз почувствовал, что наступило утро, сработали внутренние биологические часы хищника. Голод, вновь этот голод. Вчера он, кажется, неплохо подкрепился! Но сегодня, с утра, снова хочется есть. Пора на охоту!

  • 1
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату