Загрузка...

Луис Ламур

Долина Солнца

НА НАС ДЕРЖИТСЯ ЭТА ЗЕМЛЯ

Мы приехали в Саут-Форк, когда снег в долине уже почти сошел. В нашем стаде было около сотни голов скота, собранного в каньонах вдоль тропы Гуднайта, по которой перегоняли скот на северные пастбища. Большинство этого скота пробродило в ущельях по меньшей мере пару лет, ценой поистине нечеловеческих усилий нам удалось его отловить, пометить своим тавром, и мы отправились на запад.

Когда мы добрались до места, на проталинах уже пробивалась зеленая травка, и наши коровы почувствовали себя здесь как дома. Горные хребты, простиравшиеся к северу и востоку, служили своеобразным основанием треугольника, стороны которого были образованы ручьями с вершиной в месте их слияния. Свой дом мы решили построить примерно в четырех милях от этого места, так что наша территория оказалась окруженной естественными границами: хорошей травой и водой. А еще там росли деревья, так что будут у нас и дрова, и защита от жары.

Первые две недели мы трудились по четырнадцать часов в сутки и за это время выстроили себе хижину, расчистили родники, а также соорудили конюшню, загоны и коптильню. Запас провизии мы привезли с собой и время от времени пополняли его за счет той дичи, что удавалось добыть на охоте. К тому времени как строительство хижины было завершено, наше стадо неплохо обжилось на новом месте, коровы жирели на глазах, и все было просто замечательно.

Мы были компаньонами немногим больше полугода, и вряд ли за такой срок можно хорошо узнать человека. Когда мы обосновались в Саут-Форк, Тэпу Генри было чуть за тридцать, мне же только-только исполнилось двадцать два. Мы работали вместе на ранчо у Гадсена, который нанял меня как раз в районе западнее Мобити, а Тэп присоединился к нашей компании, когда мы продвинулись дальше на север. По натуре оба мы довольно вспыльчивы и все-таки с самого начала неплохо поладили.

Мы не проработали вместе и трех дней, когда Тэп Генри дал мне понять, что он за человек. В тот день нас нагнали какие-то всадники и потребовали отдать часть стада. И у меня, и у Тэпа их бумаги вызвали серьезные подозрения. Мы заехали далеко вперед, когда появились те парни, и дожидаться хозяина Тэп не стал. Он просто сказал им, что все это, конечно, здорово, но они все равно ничего не получат. Началась перебранка, и один из мошенников схватился за револьвер. Тэп сразу уложил его, и на этом инцидент был исчерпан.

Он, то есть Тэп, был малым напористым, я бы сказал -нахальным. Не в его духе было отступать перед трудностями или покорно ожидать своей участи. Напротив, он бросался в самую гущу событий и не отступал, пока неприятности не проходили. Тэп был высоким, осанистым парнем, прямодушным и честным, с несколько суровым взглядом и упрямыми морщинками в уголках плотно сжатых губ.

Сам я родом из Техаса, из окрестностей Биг-Бенда, но большая часть моей жизни прошла к югу от границы. Однако, дожив до шестнадцати лет, я решил, что здешний климат все же более благоприятен для меня. И вот как-то раз вечером, когда мы вместе объезжали стадо на пастбище в Вайоминге, Тэп подъехал ко мне.

— Слушай, Рай, — сказал он (вообще-то меня зовут Райан Тайлер, но для друзей я просто Рай), — если проехаться по ущельям близ тропы Гуднайта, то можно собрать приличное стадо. Всякий раз, когда прогоняют скот, многие животные отбиваются от стада, да так там и остаются.

— Ага, — согласился я, — а у меня как раз есть на примете неплохое местечко для ранчо. Отличная трава, много воды и дичи.

И я рассказал ему об этом самом месте у подножия Пеладо, и, похоже, идея пришлась ему по душе. Не знаю уж, по каким причинам ему понравился столь уединенный уголок. У меня-то были на это причины, хоть я и предвидел, что это решение чревато большими неприятностями.

Двое людей могут жить и трудиться вместе долгое время и при этом почти ничего не знать друг о друге. У нас с Тэпом все именно так и получилось. Еще раньше нам дважды пришлось браться за оружие: когда мы отражали набег команчей и еще один раз — сражаясь против отряда индейцев сиу. Мы вместе трудились, не отказывались ни от какой работы, оба были на хорошем счету и спустя какое-то время прониклись уважением друг к другу хотя вряд ли можно было говорить о какой-то особой симпатии.

Наш первый месяц на новом месте уже подходил к концу, когда появился Джим Лукас. Его появление не было для нас неожиданностью, мы уже заприметили коров с тавром «Бар Л» и даже выгнали пару сотен голов с пастбища, находившегося в границах облюбованного нами треугольника. В тот день он явно не собирался силой выдворять нас отсюда, так как с ним была его дочь и к тому же их сопровождал всего один работник — ковбой по кличке Ред, худощавый парень с узким лицом и впалыми щеками, с холодным взглядом серых глаз и двумя кобурами с револьверами.

Лукас был человеком среднего телосложения, но держался так, будто бы весил по крайней мере целую тонну. Он гордо восседал на коне, и сразу было видно, что он нисколько не сомневается в значимости своей персоны. Бетти тем летом исполнилось восемнадцать. Она была милой, улыбчивой девушкой, стройной, но вовсе не худой, со светлыми волосами, отливающими золотом под лучами солнечного света. Она улыбалась открыто и непринужденно, и при взгляде на эти губы мной овладевало желание поцеловать их. В то утро на ней были джинсы из домотканого материала и обыкновенная мужская рубашка, но готов поспорить, что ни на ком из парней эта одежда не смотрелась так, как на ней.

Ред. Вот от кого следует ожидать неприятностей. Это я отметил сразу. Он остановил своего коня поодаль — явно готовился ко всяким неожиданностям.

— Привет! — сказал я, оторвавшись от запруды, сооружаемой мной в русле ручья. — Далеко путь держите?

— О том же я собирался спросить и вас, — холодно ответил Лукас. Наверное, в его глазах я выглядел зеленым юнцом. Вообще-то росту во мне около шести футов, но я довольно худ и из-за вихрастой шевелюры выгляжу гораздо моложе своих лет.

— Я хозяин ранчо «Бар Л», и это мое пастбище.

Тэп Генри отошел от загона и направился к нам, переводя взгляд с Лукаса на рыжеголового ковбоя и обратно, Что до меня, то я остался стоять на месте. Револьвер Тэпа был в кобуре, я же носил свой револьвер, заткнув за пояс.

— А мы никуда не едем, — ответил Тэп, — мы здесь живем. Мы заявили весь участок от этих ручьев до Пеладо.

— Извините, ребята, — Лукас все еще был настроен довольно благожелательно, хотя в его голосе звучал холодок, — но это моя земля, и я не собираюсь от нее отказываться. К тому же, — он в упор разглядывал Тэпа Генри, — в вашем стаде полно скота с правлеными клеймами. Фактически весь скот, что я видел.

— А своих вы там не заприметили? — Тэп был совершенно спокоен. Зная его вспыльчивый нрав, я был обеспокоен и в то же время крайне удивлен. На сей раз он не форсировал события и не лез на рожон, чему я был несказанно рад.

— Нет, не заметил, — признался Лукас, — но это не имеет значения. Мы не потерпим у себя под боком ранчо, на котором держат скот с правлеными клеймами.

— Имеете в виду кого-нибудь конкретно? — спросил Тэп.

Он по-прежнему сохранял спокойствие, но теперь в его голосе слышалась скрытая угроза, и тут, похоже, Джим Лукас вдруг вспомнил о том, что рядом с ним его дочь. К тому же он, по-видимому, понял, что человек этот совсем не тот, за кого он его принимал.

— Я имею в виду только то, — осторожно сказал Лукас, — что нам не нравятся подозрительные клейма и маленькие хозяйства, которые начинают подобным образом.

Тэп оказался благоразумнее, чем я от него ожидал.

— Мы собрали этот скот по каньонам вдоль тропы Гуднайта, — объяснил он. — Это отбившиеся от стада коровы, и у нас есть письма от трех крупнейших хозяйств, дающие нам право собственности на тот

Вы читаете Долина Солнца
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату