• 1
  • 2
Загрузка...

Джонатан Летем

Тот, Кто Гуляет По Спутникам Юпитера

— Гляньте, — говорит мать Того, Кто Гуляет По Спутникам Юпитера, — как шустро топает.

Она хихикает, будто удачно пошутила, торопливо огибает журналиста и приближается к верстаку. На верстаке в полнейшем беспорядке — инструменты и всевозможный электронный утиль. Она перекидывает длинный и запутанный провод через капельницу сына и вставляет конец в гнездо виртуального шлема. При этом Тот, Кто Гуляет вздрагивает, но не сбивается с мерного шага по беговому тренажеру. Мать тянет шнур к современному четырехдорожечному магнитофону, стоящему прямо на пыльном полу гаража, поднимает и включает микрофон.

— Доброе утро, начальник экспедиции, — говорит она.

— Угу, — лаконично отвечает Тот, Кто; под массивным шлемом вяло шевелится нижняя челюсть. Громовой раскат его голоса в крошечном гараже застает журналиста врасплох.

— Эдди! Пора давать интервью.

— Кому?

— Мистеру Кэффи. Забыл, что ли? Журнал «Системы».

— Угу, — повторяет Эдди — Тот, Кто. Дряблокожие, мертвенно-бледные ноги в ортопедических сандалиях знай ступают по движущейся ленте тренажера. Из одежды на Эдди только спортивные трусы. Журналист видит, как содрогается кожа на костлявой груди, — то бьется сердце космопроходца.

Мать Того натянуто улыбается и вручает журналисту микрофон.

— Мальчики, — говорит она, — я вас оставляю тет-а-тет. Если что-нибудь понадобится, спойте йодлем.

Она вновь огибает журналиста, перешагивает через провод и дверью отсекает сумрак гаража от лучей солнца.

Журналист поворачивается к человеку на тренажере:

— Итак, Эдди…

— Чего?

— Итак, я Рон Кэффи. Все в порядке? Мы можем поговорить?

— Мистер Кэффи, у меня ничего нет, кроме времени. — Тот, Кто облизывает губы и крепче сжимает перед собой поручень. Под его ногами неторопливо крутится лента. Он шагает в никуда.

Прикрыв ладонью микрофон, журналист откашливается и делает вторую попытку:

— Итак, вы сейчас не здесь. Вы — на Ио. Прогуливаетесь…

— И одновременно, мистер Кэффи, я передаю свои ответы из долины в северо-западном квадранте спутника. Слышу вас отлично, вовсе ни к чему повышать голос. Нам с вами повезло — сегодня устойчивая связь, так сказать, прочный радиомост Земля — Ио.

Журналист смотрит, как Тот, Кто увлажняет губы, а затем свешивает язык.

— Прошу вас, мистер Кэффи, не стесняйтесь, задавайте вопросы. Даже по меркам Ио здесь очень невзрачный ландшафт, и я с радостью ловлю каждое ваше слово.

— Объясните, — просит журналист, — что вы делаете.

— Ага. Итак, я сам сконструировал аппаратуру. Взял телекадры, сделанные искусственным спутником, «скормил» их симулятору, и вот вам пожалуйста — равномерно разворачивающийся виртуально-пространственный ландшафт. — Тот, Кто поднимает руку и стучит по шлему. — Беговой тренажер дает скорость с поправкой на гравитацию, и у меня почти те же ощущения, что были бы у астронавта… если б мы себе позволили такую роскошь, как высадка астронавтов на Ио. Ай! — Он чешет грудь — ожесточенно, до розового пятна. — На этом краю моста ждут вопросов. Хотите, я опишу, что вижу?

— Опишите, что вы видите.

— Пустыню, мистер Кэффи. Господи, до чего же мне осточертела пустыня! Да будет вам известно, тут больше ничего нет. И атмосферы нет. Мы рассчитывали на атмосферу — были кое-какие надежды, но увы… Ни хрена тут нет. Только пыль, куда ни глянь — ровный слой пыли. Это из-за отсутствия воздуха. Я ее пинаю, а она не летит. Ветра-то нет. — Тот, Кто шкрябает по ленте тренажера сандалиями доктора Сколла — подбрасывает несуществующую пыль. — Вы, наверное, догадываетесь — я сейчас не вижу Юпитера. Я на другой стороне Ио, один-одинешенек, кругом только пыль и звезды. И что проку все это описывать?

Тот, Кто снова чешет, на сей раз вокруг иглы капельницы, и журналист боится, что игла выскочит из вены.

— Надоело? — спрашивает журналист.

— Ага. Пожалуй, в следующий раз пойду гулять по травянистой планете. Что скажете? Или по Тихому океану. В смысле, по дну. Его уже закартировали с помощью ультразвука. Загружу в симулятор. Недельки за две управлюсь. А этим дерьмом я по горло сыт. Сказать по правде, уже подумываю, а не укоротить ли шаг? В смысле, не спуститься ли с небес на грешную землю, может, она все-таки стоит того? Понимаете, что я имею в виду? Может, даже идея насчет океана не так уж и хороша? Может, моим поклонникам не удается как следует отождествить свои чувства с моими, когда я брожу по иным мирам, может, вся эта лабуда с Ио маленько их отталкивает? Кто знает. Я не чувствую контакта, мистер Кэффи. Или стоит пройти через Кукурузный Пояс или Солнечный Край? [имеется в виду крайний юг США] Что-нибудь в этом роде… Мимо изредка проносятся машины, водители и пассажиры машут мне руками, жены фермеров собирают для меня корзинки с харчами, потому что знают: скоро я пройду по их земле… Я могу все это ввести в симулятор. Я могу сделать так, что каждый чертов мэр вынесет мне ключи от своего чертова города. От Пайнола до Акрона.

— По-моему, Эдди, это неплохая мысль.

— По-моему, Эдди, это неплохая мысль, — передразнивает Тот, Кто. — Возможно, даже слишком. Может, для начала прогуляться через улицу до аптеки, купить жевательной резинки? Мистер журналист, у вас в кармане жвачки не завалялось? Я рот открою, а вы положите, только и всего. Я вам доверяю. И матери не скажем, ладно? Если услышите, что она идет, дайте знать, я проглочу. Неприятностей не будет, обещаю.

— Нет у меня жвачки, — говорит журналист.

— Нет, так нет.

Тот, Кто невозмутимо шествует. Но теперь что-то не так. Доносится шипение струи, и журналист уверен, что из руки Того, Кто убегает питательный раствор. Но тут он улавливает запах мочи, видит, как темнеют и прилипают к внутренней стороне мертвенно-бледного бедра спортивные трусы Того, Кто.

— В чем дело, Кэффи? Больше нет вопросов?

— Вы обмочились, — говорит журналист.

— А, черт! Ну, коли так, лучше позвать матушку. Окажите услугу, ага?

Но Мать Того уже учуяла непорядок. С сигаретой в зубах она входит в гараж и щурится, высматривая в полутьме сына. Обнаружив мокрое пятно, она сдвигает брови, закрывает глаза и делает глубокую затяжку.

— Вы, наверное, думаете, что статьи из этого не получится, — говорит Тот, Кто. — Во всяком случае, какой бы вам хотелось.

— Ну, я бы так не сказал, — спешит возразить журналист, которому кажется (кажется ли?), что в голосе Того, Кто появился сарказм. — Думаю, мы сумеем что-нибудь сделать.

— Сумейте что-нибудь сделать, — передразнивает Тот, Кто. Мать уже сняла с него трусы и трет мокрую ногу бумажным полотенцем. Тот, Кто растягивает губы в мрачной улыбке и шагает вперед. На самом деле его здесь нет. Он на Ио, где до него не ступала нога человека. Он надеется попасть в «книгу рекордов Гиннесса».

Журналист кладет микрофон в пыль и собирает свои вещи в сумку. Возвращаясь к улице по заросшей травой подъездной дорожке, он слышит в гараже кашель. Тому, Кто Гуляет По Спутникам Юпитера, сигаретный дым не по нраву.

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату