Загрузка...

Святослав Логинов

Адепт Сергеев

Трудно приходится в экспедиции непьющему человеку! Начальник знает о твоём странном свойстве и доверяет ключ от железного ящика, в котором хранится запас ректификата, но и все остальные знают, что начальник знает… и ты становишься объектом самого беззастенчивого и просто наглого вымогательства. Особенно трудно тому, кто хоть раз не выдержал и, поддавшись на уговоры, отворил заветный ящик. А ведь если бы не спиртовые баталии, Сергеев был бы попросту счастлив. И как не быть счастливым, если найден наконец детинец – деревянный кремль одного из городков-крепостей, прикрывавших в неспокойном тринадцатом веке западные границы свободной ещё от батыевых толп Руси.

Хотя, если бы и вовсе ничего не нашли, то всё равно Сергеев жил бы сейчас счастливо. Он истово любил раскопки: и неблагодарный труд землекопа, поднимающего крышу над гипотетическим захоронением, и ювелирную работу оператора. Его радовала тяжеловесная ловкость широкой четырёхугольной лопаты с короткой, пальцами отполированной рукояткой. Нравилось часами сгибаться с ножом и кисточкой над появившимся из земли предметом. Приятно было каталогизировать найденное – занятие, казалось бы, непревзойденно скучное.

Короче, Сергеев любил свою работу. Он забывал о том, что уже два месяца не виделся с Наташей, что экспедиция, в которую он напросился, не по его теме, а значит, ещё на полгода откладывается защита диссертации. Главное, что он опять на раскопках.

На широком крепостном дворе археологи вскрыли остатки воеводских изб, жилых и с товарами. От одних в земле оставались только камни, когда-то подпиравшие курицу, от других уцелел один или два венца. Предки не любили тайн, так что почти сразу становилось ясно, для чего служила та или другая постройка. И только один дом, тот, который досталось раскапывать Сергееву, вызывал недоумение. Сначала, когда Сергеев обнаружил кучу хорошо пережжённого берёзового угля, а затем и проржавевший горн, все дружно решили, что это кузня. Но затем из земли появились сплавленные стеклянные перлы разных цветов, помутневшие осколки скляниц и целая коллекция причудливых костей – человеческих и звериных. Прослышав о находках, собрались сотрудники. Начальник экспедиции, доктор и многократно заслуженный деятель профессор Алпатов долго смотрел в раскоп и совершенно непрофессорским жестом скрёб лысину.

– Неужели апотека?.. – произнес он наконец.

– Апотечная палата основана в 1582 году, – подал голос из-за спин Коленька Конрад – великий знаток ненужных фактов и главный змей-искуситель Сергеева.

– Зелейные огороды были и раньше, – возразил Алпатов, – значит и апотеки могли быть раньше… но не в тринадцатом же веке!

– Константин Егорович! – вмешался в спор Сергеев. – Давайте, я сначала площадку расчищу, а там уж будем решать, что это.

– Да, конечно, – согласился шеф. Он ещё раз поскрёб темя и добавил: – Вы продолжайте работу, только осторожнее, и каждый слой прошу фотографировать, а я поеду в город, попробую договориться о продлении сроков.

На следующий день Сергеев с двумя помощниками наткнулись на что-то вовсе несообразное. Круглая печурка из крепко обожжённой глины с большой открытой сверху духовкой сохранилась просто замечательно, так что нельзя было её спутать ни с горном, ни с чем другим. Опять сбежались сотрудники и рабочие.

– Тантур это, – безаппеляционно заявил Ахмет. – У меня мама в таком лепёшки печёт.

Твоя мама печёт лепёшки в Узбекистане, а тут земли Волынские, – осадил практиканта Коленька Конрад. В отсутствии профессора он не боялся стоять в первом ряду и говорить громче всех. – Но в одном ты прав, – продолжал он уверенно, – среднеазиатские тантуры своё устройство и название позаимствовали у алхимических печей. Это, друзья мои, печь философов – анатор!

– Вот загнул! – сказал Сергеев. – То аптека, а теперь и вовсе алхимическая лаборатория. Откуда ей здесь взяться?

– А что? – не унимался Коленька. – Тринадцатый век – золотое время алхимии. Альберт Великий, Раймонд Луллий, Альберт из Виллановы, Роджер Бэкон… Имена-то какие! И география тоже: Италия, Тулуза, Оксфорд…

– Здесь Волынь, а не Оксфорд, – напомнил Сергеев.

– А теперь ещё и Волынь, – согласился Конрад. – Не понимаю, почему бы кому-нибудь из адептов не поселиться в наших краях. Или православным князьям золото не нужно? Так что, поздравляю с открытием, с тебя причитается…

Как ни удивительно, но скорее всего всезнающий Коленька был прав: на окаменевшей глине анатора Сергеев обнаружил изображение Солнца – алхимический знак золота.

Алпатов задерживался в городе, а раскопки шли полным ходом. Следующей находкой были осколки большого стеклянного сосуда: колбы или алембика. Почва в этом месте выделялась густым ярко-красным цветом, очевидно, в сосуде хранился какой-то минеральный пигмент, уцелевший в течение столетий и окрасивший землю вокруг. Пробу красителя Сергеев отправил на анализ, и к вечеру лаборантка Зина Кравец принесла ответ, ещё раз подтвердивший алхимическую гипотезу: краска представляла собой почти чистую киноварь – красный сульфид ртути.

В самом центре киноварной линзы нож Сергеева скользнул по твёрдому. Сергеев отложил нож и взялся за кисточку, полагая, что наткнулся на очередной осколок стекла. Но это был всего лишь спекшийся кусочек киновари, продолговатый камешек насыщенного красного цвета, крошившийся, если на него сильно нажать. Отколовшийся край камня Сергеев на всякий случай передал Зине, а остаток сунул в нагрудный карман. Камешек был красив, и Сергеев хотел показать его ребятам.

Вечером археологи сидели у костра, пили чай, Ахмет и Коленька Конрад по очереди бренчали на гитаре и пытались петь. Ленивый разговор вился вокруг дневных событий.

– Ну что, – обратился к Сергееву Конрад, – философского камня пока не выкопал?

– Выкопал, – ответил Сергеев, достал камешек и подкинул на ладони. Коленька заинтересовано потянулся к находке.

– Действительно, – сказал он. – Похоже.

Он повертел камень перед огнем, мечтательно закатил глаза и принялся вдохновенно цитировать, благо что некому и негде было проверить точность цитаты:

– Возьми кусочек этого чудесного медикамента величиной с боб и брось на тысячу унций чистой ртути. Вся она обратится в сверкающий красный порошок. Унцию порошка брось на тысячу унций ртути, и она также превратится в красный порошок. Унцию этого нового порошка брось на тысячу унций ртути, и она превратится в золото, которое лучше рудничного… – Коленька перевёл дыхание и добавил: – Автор Раймонд Луллий – яснейший доктор. Тринадцатый век, между прочим. А медикамент – одно из названий философского камня. Вот этого.

– Болтун ты философский, – сказала Зина Кравец. – Я анализ провела, это та же киноварь, только очень чистая. Никаких примесей.

– Камень философов, – обиженно начал Коленька, – состоит, как и всё сущее, из серы и ртути, но только из самой чистой огненной серы и наилучшей ртути. Так что, если его разложить, то найдёшь серу и ртуть и решишь, что это была киноварь, в то время как держал в руках эликсир. Эликсир – одно из названий философского камня, – добавил он быстро.

– Интересно, где твой Луллий намеревался достать миллиард унций ртути? – спросила Зина, – и, кстати, сколько это – унция?

– Унция?.. Что-то около десяти граммов. Значит, десять тысяч тонн ртути. Не так много.

– Врёшь ты всё, – сказала Зина. – Я не знаю, сколько граммов в унции, но не десять. Это ты только что придумал. И Луллия никакого на свете не было.

– Не верь… – пожал плечами Конрад. – Но только унция это действительно около десяти грамм,

Вы читаете Адепт Сергеев
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату