wmg-logo

Евгений Львович Шварц

Приключения Шуры и Маруси

Жили-были две сестры – Маруся и Шура. Марусе было семь с половиною лет, а Шуре – только пять. Однажды сидели они возле окошка и красили кукле щёки.

Вдруг в комнату входит бабушка и говорит:

– Вот что, девочки: скоро папа придёт с работы, мама придёт со службы, а суп нечем засыпать. Я сбегаю в магазин, а вы тут посидите одни. Ладно?

Маруся ничего не ответила. А Шура сказала:

– Ладно. А вдруг будет пожар?

– Ужас какой! – рассердилась бабушка. – Откуда ему быть, пожару-то? Не подходи к плите – и не будет пожара.

– А если придут разбойники? – спросила Шура.

– Так вы им не открывайте, – ответила бабушка. – Спросите: «Кто там?» – и не открывайте. До свиданья.

И она ушла.

– Вот хорошо-то! – сказала Шура. – Теперь мы хозяева! Давай бросим красить! Давай лучше в буфете конфеты искать. Ведь все ушли!

– Отстаньте вы все от меня! – сказала Маруся.

Она была упрямая. Уж если начала что делать, так ни за что не бросит.

Шура вздохнула и пошла к буфету одна, но не дошла. Где-то на лестнице жалобно замяукала кошка. Шура даже затряслась от радости и закричала:

– Маруся! К нам кошка просится!

– Отстаньте вы все от меня! – пробормотала опять Маруся.

– Я её впущу.

– Только попробуй! – ответила Маруся. – Может быть, это дикая кошка. Может быть, она всех нас перецарапает.

– Она совсем не дикая, – ответила Шура и пошла в прихожую.

Кошка плакала где-то совсем близко за дверью.

– Кыс-кыс-кыс! – позвала её Шура.

«Мурр-мяу!» – ласково ответила кошка.

– Ты к нам просишься? Да, кисонька? – спросила Шура.

«Мурр-мурр-мяу!» – ответила кошка ещё ласковее.

– Хорошо, сейчас! – сказала Шура и стала отпирать дверь.

– Шура! – закричала Маруся строгим голосом, вскочила, но в прихожую не пошла. Она стала наспех, стоя докрашивать кукле щёки.

А Шура тем временем справилась с замком и выскочила на площадку.

Кошка, увидев Шуру, сделала круглые глаза и прыгнула сразу ступенек на десять вверх, будто из двери вышла не маленькая девочка, а какой-то страшный великан.

– Чего это ты? – удивилась Шура.

Услышав Шурин голос, кошка взлетела ещё ступенек на пятнадцать, будто это не девочка заговорила, а ружьё выпалило.

– Кошечка, куда ты? – сказала Шура самым тихим, самым нежным голосом. – Ведь это я, Шура, с которой ты из-за двери разговаривала!

И на цыпочках, осторожно-осторожно, она пошла вверх по лестнице.

Кошка, не двигаясь, глядела на Шуру.

Как хороша была кошка!

Вся серая, вся вымазанная в угле, в паутине, в пыли. Надо будет вымыть её в тазу для посуды, пока не вернётся бабушка.

Одно ухо разорвано. Можно помазать его йодом. А какая она худая! Наверное, это самая худая кошка на свете.

Девочка была уже в трёх шагах от неё, и кошка уже не таращила глаза, как безумная, а только щурилась.

Ещё две ступенечки – и можно будет её погладить.

И вдруг дверь Шуриной квартиры с громом захлопнулась.

Кошка снова, как дикая, выпучила глаза, подпрыгнула вверх и сразу исчезла, будто и не было её вовсе.

Чуть не заплакала Шура.

Оглянулась.

Перед закрытой дверью строгая, так что смотреть страшно, стояла Маруся.

– Здравствуйте! – сказала Маруся.

– Здравствуй, – ответила Шура.

– Очень хорошо! – сказала Маруся сурово, как мама, когда та очень сердита. – Очень! Большая девочка, а убегает из дому, как грудная. Идём!

Она взбежала вверх по лестнице, схватила Шуру за плечо и поволокла её вниз, домой.

Она дёрнула за дверную ручку, а дверь не открылась. Маруся дёрнула ещё раз, потом затрясла ручку изо всех сил – и всё напрасно: дверь не открывалась.

– Мы заперлись! – зарыдала Маруся. – Мы заперлись!

– Куда заперлись? – прошептала Шура.

– Замок защёлкнулся! Я нечаянно дверь захлопнула! А мы на лестнице остались!

Шура подумала и тоже заревела, но только гораздо громче Маруси.

Тогда Маруся сразу успокоилась. Она ласково, как мама, обняла Шуру и сказала ей:

– Ну-ну! Ничего, ничего! Я с тобой… Я тут…

– А что мы будем делать?

– Ничего, ничего… Бабушку подождём. Сейчас осень, не зима. Не замёрзнем.

Маруся нагнулась и вытерла нос подолом платья. Потом вытерла нос Шуре, тоже подолом. Носовые платки были далеко, – там, за дверью, в запертой квартире.

Лампочки в проволочных колпачках уже горели на каждой площадке.

Место было знакомое: ведь сколько раз по этой самой лестнице девочки поднимались и спускались. Но сейчас лестница была не такая, как всегда. Скажешь слово – гул идёт вверх и вниз. Что-то щёлкает и пищит в стене. А главное – уж очень странно стоять на лестнице без пальто, без шапок, неодетыми.

Шура вдруг вспомнила, что кукла Нюрка лежит дома на подоконнике. Одна. В квартире совсем пусто. Никого там нет!

Шура всхлипнула.

– Ну-ну! – сказала Маруся. – Я тут!.. Ведь мы…

Маруся не договорила.

Случилось что-то, уж на этот раз в самом деле страшное.

На лестницу из верхней квартиры, из той, что в шестом этаже, вышел пёс, по имени Ам.

Ам был маленький – немного выше ростом, чем большой Кот; шерсть у него была рыжая, вся в клочьях, морда узкая. На морде росли какие-то странные густые усы вроде человеческих. Пёс этот бешено ненавидел детей.

Когда девочки собирались идти гулять, бабушка сначала выходила на лестницу поглядеть, нет ли Ама. А потом уже, если путь был свободен, выходили девочки.

Но что делалось, когда девочки всё-таки встречали страшного пса!

Ам взрывался, как бомба. Он лаял, прыгал, вертелся, визжал, и бабушка вертелась, как молодая, и топала ногами, заслоняя девочек.

Казалось, что, если бы не храбрая бабушка, Ам в клочки разорвал бы и Марусю и Шуру.

И вот теперь Ам стоял на верхней площадке. И девочки были одни. Что-то будет?

Шура бросилась к двери и стала отчаянно звонить в свою пустую квартиру.

А Маруся сделала шаг вперёд и остановилась.

– Не бойся, Шура! – прошептала она. – Я тут!

Ам, как видно, ещё не почуял девочек. Он не спешил вниз. Он громко сопел и фыркал, принюхивался к чему-то, бегал по верхней площадке.

Вдруг что-то загрохотало, зашипело. Вниз по лестнице огромными прыжками понеслась кошка. За ней – страшный Ам.

Кошка прижалась в угол, как раз против девочек. Ам хотел броситься на неё, но разом остановился.

Девочек увидел!

Он растерялся.

Что делать? На кого броситься? На кошку? Или на Шуру с Марусей?

Но тут вдруг кошка взвыла басом и вскочила Аму на спину. Ам заорал. И они клубком покатились по площадке.

Шура бросилась вниз по лестнице. Маруся – за ней.

– Руку дай! Упадёшь! – кричала она, но Шура не слушала.

Наверху мяукали, ревели, выли и шипели сцепившиеся враги. А девочки всё бежали вниз.

Они бежали, не останавливаясь, и вдруг очутились где-то совсем в незнакомом месте. Лестница кончилась. Но вместо обитой клеёнкой двери, которая ведёт во двор, перед девочками была совсем другая дверь – большая, железная. Что такое? Куда они попали?

Маруся дёрнула дверь к себе. Она открылась. Девочки бросились вперёд.

Ну и комната! Длинная, узкая, высокая. Пол каменный.

Потолок не такой, как дома, не ровный, а полукруглый, как под воротами. На потолке горит всего одна лампочка, закопчённая, запылённая, как будто шерстью обросшая. И что-то всё время грохочет, грохочет, а где – невозможно разглядеть.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату