промокшей насквозь молодой женщиной в длинном светлом плаще и отсутствующим выражением на лице. Привидение, да и только. В привидений Вера не верила, в отличие от воспаления лёгких, поэтому опустила боковое стекло и задала резонный вопрос:

— Вам помочь?

Вместо ответа незнакомка, бледная как мел, пошатываясь от бессилия, опустилась на землю. Но даже не это заставило Веру выскочить из машины. На руках у женщины, завёрнутый в покрывало, спал ребёнок.

— Садитесь скорее, после разберёмся! — бормотала она, запихивая обоих на заднее сиденье. Поспешно захлопнула за ними дверцу, обежала автомобиль, и, успев продрогнуть до костей, плюхнулась в водительское кресло.

— Куда едем? — поинтересовалась, встряхивая мокрыми волосами, — Чёрт возьми, всё-таки вымокла, — тихо пробубнила себе под нос, шаря в бардачке в поисках салфеток, — Что ж Вы, милая, по такой погоде, да ещё с ребёнком?

И снова не дождавшись ответа, Вера включила в салоне свет и повернулась назад. Незнакомка, как и её дитя, кажется, спали. Молодая женщина была удивительно красива, но выглядела необычно — словно не от мира сего. Светлые волосы туго заплетены в длинную толстую косу, перекинутую через плечо, на лбу очелье, а под мокрым плащом серебристое платье в пол. Ребёнок, совсем крошка, мирно посапывал во сне. Несмотря на проливной дождь — поправив покрывальце, Вера убедилась в этом — свёрток оказался абсолютно сухим и тёплым, как и мягкая ткань покрывала.

Незнакомка вздрогнула и открыла глаза. Синие. Не голубые, как у большинства людей, а именно синие. Внимательно взглянула на Веру, затем на своё дитя, удивлённо осмотрела салон машины. Попыталась приподняться. Но застонав, словно от боли, бессильно отказалась от этой попытки, закусив бледные губы.

— Вы ранены? — встревожено спросила Вера, — Может, отвезти Вас в больницу?

Но незнакомка, похоже, снова отключилась.

Недолго думая, Вера завела двигатель и рванула в городскую больницу.

Глава 1

Золотое блюдечко, наливное яблочко

Ослепительное сияние вокруг тонкого силуэта служит Щитом. Свет ограждает, защищает, но не избавляет от ужаса, что неумолимо приближается. Она слышит чудовищный крик, от которого кровь стынет в жилах. А жуткая тьма безжалостно настигает.

Но вот из потока света возникает яркий луч, на глазах превращаясь в спасительный Посох. Загустевший воздух бесшумно разрывается сокрушительной волной. И безобразная черная птица с раздирающим душу воплем взмывает в беспросветную мглу.

Беляна проснулась от собственного крика и села на кровати. Её снова била крупная дрожь, сопровождаемая клацаньем зубов и холодным потом — знакомые симптомы, последствия привычного кошмара. Она заставила себя посмотреть в окно, прогоняя наваждение, и мысленно трижды произнесла: 'Куда ночь, туда и сон'.

Небо за окном едва посерело, часы показывали начало пятого. Слишком рано, лишь слышны первые цвириньканья ранних пташек. Она попыталась выровнять дыхание и снова легла, переворачиваясь на другой бок. Так учит бабушка — чтобы сон не вернулся.

Беляна Буянова, а для друзей просто Белка, трусихой никогда не была. Если что её и пугало, так это неизвестность. А почему снится этот сон, и что означает, она не понимала. Один и тот же, в последнее время всё чаще. Но неизменно вызывает панический ужас. После него, как ни старайся, не заснёшь. Ни другой бок не помогает, ни что-либо иное.

Несмотря на раннее утро и широко распахнутое окно, прохлады в комнате не чувствовалось. Это лето выдалось на удивление жарким и сухим, заставив горожан с самого начала июня прислушиваться к прогнозам погоды и мечтать о дожде, способном хоть слегка охладить пышущий жаром асфальт. И в немыслимом количестве скупать кондиционеры, опустошая магазины бытовой техники быстрее, чем те успевали наполняться. Полежав с закрытыми глазами ещё несколько минут, Белка нащупала ногами мягкие тапочки-собачки и потопала в ванную. Незачем впустую тратить время. Сегодня последний экзамен. Для пользы дела можно полистать что-нибудь умное — вдруг пригодится. Или пройти ещё пару тренировочных тестов в интернете.

Так рассуждала девушка, утешая себя. На самом деле, закрывая глаза, она всё ещё видела уродливую черную птицу. И ужас сковывал грудь ледяным обручем.

Вернувшись из ванной, она закрыла окно. Рассвет превращался в утро, и в комнате с каждой минутой становилось все светлее. Солнце, едва поднявшееся над горизонтом, уже нагревало и иссушало воздух. Беляна механически включила кондиционер и уселась перед ноутбуком.

Для прохождения теста по биологии дополнительная подготовка ей не нужна. У неё от природы отличная зрительная память, а в сочетании с успешно освоенной техникой скорочтения ни малейших проблем с гуманитарными науками не возникает. С алгеброй сложнее. Белка мыслит образами, и её мозг наотрез отказывается изучать иксы да игреки. Даже геометрия интересней. Там, по большому счёту, любая задача сводится к поиску нужного треугольника.

В целом, Беляна училась отлично. Разве что математика слегка портила общую картину, да бесконечные марафоны с отжиманиями по физкультуре. Зато по биологии ей непременно нужен самый высокий балл. Не для того, чтобы поступить в медицинский университет или стать биологом — Белка вообще не представляла, что будет делать после школы. А потому, что её бабушка доктор биологических наук. И, несмотря на возраст — глубоко за шестьдесят — она, строгая и суровая со всеми, кроме любимой внучки, до сих пор преподавала в университете.

Вера Сергеевна Буянова не была Беляне родной бабушкой. Лет в пять малышка спросила, где её родители. И Вера Сергеевна поведала девочке, как отвезла незнакомую женщину с ребёнком в больницу. Что женщина была невероятно красива, но едва дышала от слабости, объяснения которой врачи так и не нашли. Она умерла в больничной палате, успев лишь несколько минут поговорить с Верой. Назвала имя дочери и дату рождения. Попросила позаботиться о ней, оставив мешочек, туго набитый неизвестными золотыми монетами. А ещё отдала шкатулку, которую велела открыть Беляне, но не раньше, чем той исполнится семнадцать. В ту же шкатулку вложила и короткую записку для дочери.

Вера, ни минуты не сомневаясь, приняла девочку. Дала ей свою фамилию, поскольку незнакомка отказалась называть настоящую. Тратить золото не стала, оставив его для Беляны в неприкосновенности. И всегда просила называть себя бабушкой, чтобы не вызывать лишних вопросов из-за разницы в возрасте.

Малышка стала для исстрадавшегося сердца Веры Сергеевны светом в окошке. Девочка росла озорной и смышлёной. Училась хорошо, особых неприятностей не доставляла, и с каждым годом всё больше походила на мать. Светловолосая, с теми же удивительными васильковыми глазами и хрупкой фигуркой. За одним исключением — волосы Белка нещадно коротко стригла, подобно самой Вере. Но укладывала в изумительном художественном беспорядке. Немыслимые прядки причудливо торчали в разные стороны, придавая образу девушки налёт легкомысленности. Впрочем, милое личико ничто не могло испортить.

Да и легкомысленной Беляну Буянову можно было назвать только с первого взгляда. Она слишком часто пренебрегала излюбленными молодёжными развлечениями, предпочитая всему тишину и хорошую книгу. Немалую библиотеку, доставшуюся Вере Сергеевне от отца, а затем пополненную мужем, Белка одолела годам к тринадцати. А затем продолжила любимое занятие через интернет, чем немало пугала Веру Сергеевну, утверждавшую, что девушка непременно испортит себе глаза, проводя целые часы у экрана компьютера.

Она не бегала на свидания, не возвращалась домой за полночь, не стремилась к дешевой популярности. Её очарование и лёгкий, весёлый нрав сами влекли к ней людей. Но в школе ни один из парней её не заинтересовал, а встреченные на жизненном пути мужчины нравились не больше, чем

Вы читаете Диковинница
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

188

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату