почте. Два дня спустя он все еще продолжал копаться в бумагах, а ведь большую часть завала уже разобрала его секретарша.

Ему попалось какое-то письмо, адресованное Крисандеру, и он почти что выбросил его в корзину, однако снова положил перед собой, разглядев содержание. Просматривая его внимательнее, он хмурился все больше и больше. Свободной рукой Терон потянулся к телефону. Наплевав на разницу во времени и то, что он, скорее всего, разбудит Крисандера, Терон набрал номер и с нетерпением стал ждать ответа. Лишь на мгновение он почувствовал приступ вины за то, что потревожит Марли, жену Крисандера, но надеялся, что брат успеет поднять трубку прежде, чем звонок разбудит ее.

– Для тебя же будет лучше, если ты сообщишь нечто чертовски важное, – сонным голосом буркнул Крисандер.

Терон не стал тратить время на шутки.

– Кто такая, черт возьми, Изабелла? – напрямую спросил он.

– Изабелла? – в замешательстве и ничего не понимая, переспросил Крисандер. – Ты звонишь мне в это время суток, чтобы спросить о какой-то женщине?

– Просто скажи… – Терон покачал головой. Нет, Крисандер не стал бы изменять Марли. Кем бы ни была эта женщина, но Крисандер, скорее всего, был знаком с ней до того, как встретил свою будущую жену. – Просто сообщи мне все необходимое, чтобы я мог избавиться от нее, – нетерпеливо произнес Терон. – У меня в руках письмо, в котором тебя информируют о ее успехах, что бы черт возьми это не означало, и сообщают, что она успешно закончила университет. – Губы Терона скривились от отвращения. – Theos [1], Крисандер. Не слишком ли она молода для тебя, чтобы быть?…

Крисандер разразился потоком греческих ругательств, и Терон отвел трубку от уха, ожидая, пока буря уляжется.

– Мне не нравится твой вывод, братишка, – ледяным тоном заявил Крисандер. – Я женат. И я, конечно же, не встречаюсь ни с какой Изабеллой.

А затем Терон услышал резкий судорожный вздох Крисандера.

– Белла. Ну конечно, – пробормотал тот. – Что-то я плохо соображаю.

– Итак, я повторяю, кто такая Белла? – спросил Терон, чувствуя, что его терпение на пределе.

– Каплан. Изабелла Каплан. Ты же ее помнишь, Терон.

– Маленькая Изабелла? – удивился Терон.

Он и не подумал о ней, пока Крисандер не назвал фамилию. В голове всплыл образ долговязой девочки-подростка с хвостиками и брекетами. С тех пор он видел ее несколько раз, но, если честно, не мог представить ее лица. Терон вдруг вспомнил, что она всегда была скромной и стеснительной и старалась держаться в тени. Изабелла присутствовала на похоронах его родителей, но он был слишком поглощен горем, чтобы обратить внимание на молодую девушку. Сколько же ей было лет?

Крисандер усмехнулся.

– Похоже, она несколько подросла. Только что закончила университет. И училась хорошо. Умная девушка.

– И с какой стати тебе шлют о ней отчеты? – заинтересовался Терон. – О Боже, я решил, что это может быть твоя бывшая любовница. Мне чертовски не хотелось, чтобы она доставила неприятности Марли.

– Хотя твоя преданность моей жене очень похвальна, но вряд ли так уж необходима, – сухо заметил Крисандер. Он провел рукой по волосам и вздохнул. – Я совсем забыл о своих обязательствах перед Беллой. В последнее время все мое внимание было сосредоточено на Марли и на нашем ребенке.

– Что за обязательства? – резко спросил Терон. – И почему я не слышал об этом раньше?

– Наши отцы были давними друзьями и деловыми партнерами. И наш отец дал обещание отцу Беллы, что если с ним что-нибудь когда-нибудь случится, о судьбе Изабеллы позаботятся. Наш отец скончался раньше отца Беллы, а когда умер и тот, заботу о благополучии Беллы я взял на себя.

– Тогда ты должен знать, что согласно письму она прибывает в Нью-Йорк через два дня, – сообщил Терон.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

206

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату