Однако для мужчины такого атлетического сложения Ангелос двигался с удивительной легкостью и грацией. Его волосы были настолько черны, насколько светлы были кудри Макси. Он был поразительно хорош собой. Четко очерченные скулы, крупный нос с тонкими ноздрями, полные, чувственные губы. Однако именно удивительные глаза приковывали к себе взор, придавая завершенность всему его облику. Не было ни малейшего намека на учтивость в этом суровом, оценивающем взгляде, казалось, в нем не отражалось никаких чувств.

– Жена Лиланда собиралась подать на вас в суд из-за тех денег, которые одолжил вам ее муж, – неторопливо произнес Ангелос, нарушив тягостное молчание.

Макси резко выпрямилась, глаза в ужасе расширились.

– Как вам удалось узнать о ссуде? – выдохнула она.

Ангелос небрежно пожал плечами, словно они вели непринужденную светскую беседу.

– Это уже неважно. Дженнифер не станет обращаться в суд. Я все уладил от вашего имени.

Медленно, словно тело отказывалось ей повиноваться, Макси подалась вперед.

– Повторите… – произнесла она срывающимся голосом, не веря тому, что только что услышала.

– Я прощаю вам этот долг, Макси. Мое вмешательство – это не более чем жест доброй воли.

– Доброй воли?… – беспомощно пробормотала Макси. Голос ее прозвучал пронзительно, несмотря на все усилия держать себя в руках.

– А что же еще? – спросил Ангелос, подкрепляя свои слова изящным жестом и продолжая пристально ее разглядывать: от холодной сдержанности Снежной Королевы явно не осталось и следа. – Какой уважающий себя мужчина станет прибегать к шантажу, стремясь затащить приглянувшуюся ему женщину в постель?…

ГЛАВА ВТОРАЯ

В ярости Макси вскочила на ноги.

– По-вашему, я – полная идиотка?

Ангелос Петронидес вытянул свои невероятно длинные ноги. Ничуть не смутившись, он словно насмехался над ее вспышкой гнева.

Макси судорожно втянула воздух, прикрыла ладонью рот и резко повернулась к нему спиной. Поразительно, с какой легкостью ему удалось выбить ее из колеи. До ее слуха донеслись возгласы детей, игравших в мяч во дворе, но эти звуки казались такими далекими, словно проникали сюда из другого мира.

– Не нужно извиняться, – насмешливо произнес Ангелос, растягивая слова. – Мне уже приходилось наблюдать, как вы выходите и себя: бледнеете и принимаете гордый вид. Каждый раз, когда Лиланд выставлял вас напоказ, вам с трудом удавалось побороть в себе желание отделаться от него. Должно быть, в спальне это было забавно.

Макси вздрогнула. Пальцы ее сжались, готовые в кровь расцарапать ему лицо. Ей хотелось убить его, но от волнения она не в силах была даже говорить. Еще никогда в жизни ей не приходилось испытывать такую ярость, и она не представляла, что нужно сделать, чтобы снова вернуть самообладание.

– Но мне всегда казалось, что для Лиланда самым большим удовольствием было выводить вас в свет: «Взгляните на меня, рядом с мной блондинка, вдвое выше меня ростом и раза в три моложе», – разглагольствовал Ангелос с грубоватой веселостью. – Подозреваю, что интимные услуги требовались ему не так уж часто. Он ведь был уже не первой молодости…

– Ну а вы… вне сомнения, самый отвратительный тип, какого мне когда-либо приходилось видеть, – выпалила Макси, не оборачиваясь.

– Вы к этому привыкнете. В конце концов, вам нужен такой мужчина. – Неожиданно сильные руки опустились на хрупкие плечи Макси довольно грубо заставили вновь повернуться к нему лицом.

– Вы нужны мне не больше, чем телеге – пятое колесо, – напустилась на него Макси, яростно вырываясь из железных тисков. – Уберите руки… Не терплю, когда меня лапают!

– Из-за чего вы злитесь? Я должен был сказать вам о ссуде, – спокойно заметил Ангелос. – Мне стало известно, что адвокат Коултеров уже приступил к делу. Вполне естественно, что я хотел вас успокоить.

Упоминание о долге подействовало на Макси словно ушат холодной воды. Яркий румянец сменился мертвенной бледностью. Она похолодела и, почувствовав внезапную слабость, уставилась на потрепанный ковер у него под ногами.

– Вы купили себе игрушку. Мне не вернуть этой ссуды. А сейчас у меня так мало денег, что я не могу даже сделать взнос в счет погашения, – пробормотала она слабым голосом.

– Стоит ли так изводить себя из-за пустяка? – Ангелос тяжело вздохнул. – Присядьте, а то вы уже и на ногах не стоите. Разве я не сказал вам, что не собираюсь требовать с вас этот долг? Но, к слову, могу я полюбопытствовать, для чего вам понадобилась эта ссуда?

– У меня были проблемы с деньгами, вот и все, – невнятно пробормотала она, как обычно покрывая отца. Его пристрастие неизменно вызывало чувство острой неприязни у других, более стойких мужчин. И, вконец измученная, стыдясь собственного приступа ярости, Макси безвольно опустилась в кресло.

Теперь она по-настоящему боялась Ангелоса Петронидеса. Она была в долгу перед ним, так же как и некоторое время назад перед Лиландом, но этот человек явно ждет большего. Макси прекрасно понимала, что в действительности кроется за его заверениями, не обманул ее и этот вкрадчивый голос, которого она от него никак не ожидала. Ему хватило всего десяти минут, чтобы довести ее до истерики и полностью лишить самообладания. Пока что он удовлетворился тем, что дал ей почувствовать, кто здесь хозяин, но это только пока.

– Я никогда не говорю с женщинами о деньгах, – спокойно проговорил Ангелос. – И я бы не хотел когда-либо возвращаться к этой теме.

Ангелос Петронидес… мультимиллионер – и воплощение доброты? Макси недоверчиво пожала плечами. Интересно, он когда-нибудь читает о себе в газетах? Ей приходилось присутствовать на деловых встречах, где он председательствовал. Воистину, такое трудно забыть: король и охваченные ужасом подданные, словно в любой момент он мог вскочить и приказать отрубить им головы. Взрослые мужчины в его присутствии заикались и смахивали холодный пот со лба, бледнели, когда он отклонял их предложения, и трепетали от страха, стоило ему нахмурить брови: он не терпел вокруг себя глупцов.

Ангелос обладал блестящим умом, однако интеллектуальное превосходство сделало его скрытным и властным. Он подчинял себе окружающих. Лиланд же, напротив, был абсолютно безобиден. Макси без труда справлялась с ним. И, следует отдать ему должное, он никогда не пытался изображать из себя ее единственного друга в этом жестоком мире. А теперь ей грозит реальная опасность в лице гиганта под два метра ростом, начисто лишенного совести.

– Я знаю, что вы за человек, – неожиданно для самой себя произнесла Макси, вскинув голову.

Ангелос взирал на нее сверху немигающим взглядом.

– Тогда в чем же дело?

Макси сглотнула, чувствуя, как злость закипает в ней с новой силой. Она рассчитывала, что ее слова заставят его задуматься и отступить. Чего она никак не ожидала, так это его спокойного признания, что она достаточно умна, чтобы разоблачить его приемы. Железная рука в бархатной перчатке.

– Пообедаем сегодня вместе, – спокойно предложил Ангелос. – Тогда и поговорим. Вам нужно время, чтобы все обдумать.

– В этом нет необходимости. – Подняв голову, Макси заглянула в его непроницаемые глаза и испытала странное головокружение, словно земля качнулась у нее под ногами. Она взмахнула ресницами, чуть заметно нахмурив брови, и покачала головой. Длинные густые волосы рассыпались по плечам как покрывало из золотистого шелка.

– Я не собираюсь становиться вашей любовницей.

– Этого я вам еще не предлагал.

Макси вскочила на ноги, дерзко рассмеявшись ему в лицо. Этого и не требовалось.

– Я не ждала от вас ничего другого. И больше говорить об этом не намерена, – сурово заключила она,

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

18

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату