Успенский Эдуард

Колобок идёт по следу

В глубине центрального парка, там, где кончается асфальт и начинается строительство многоэтажного гаража Горгартрансхоза, стоит одноэтажный таинственный дом с вывеской «НПДД».

Это Неотложный Пункт Добрых Дел, и главный в нём — Колобок. Ему во всём помогает верный друг и товарищ — Булочкин. Они занимаются раскрытием мелких преступлений и нарушений. (Принимают заказы от населения).

То, что для дружинников слишком сложно, а для милиции слишком просто, в самый раз для Колобка.

Он в детстве в деревне У бабушки жил. Была она домохозяйкой. А дедушка в поле Стога сторожил С огромной охотничьей лайкой. И жить — поживать бы Ему хорошо, Да дома ему не сидится. И вот он от бабушки В город ушёл, В милиции начал трудиться. Он двадцать пять лет За порядком следил, Любому мешал преступленью. На чистую воду Он тех выводил, Кто жить не давал населенью. Сейчас в детском парке Работает он. Хоть лет ему много, Но всё же Теперь воспитаньем детей увлечён, Подростков и молодёжи. И любит и ценит Его малышня, И знают все дяди и тёти: — У вас неприятность? — Зовите меня. Всегда Колобок на работе.

Колобок был сова, а Булочкин — зяблик. Но Колобок был начальник, и поэтому они больше работали по вечерам. Только не думайте, что днём они не работали. Они работали и днём, и вечером, и утром… Просто больше всего они любили работать вечером.

Сегодняшний вечер был вялым и тёплым. Телефон звонил редко — один раз в час.

Вот он опять зазвонил вялым, безынициативным звонком. Булочкин немедленно цапнул трубку.

— Алло! Аппарат Колобка у аппарата! — бодро сказал он, пытаясь вдохнуть жизнь в вялое течение событий.

Но ничего не вышло. Трубка сказала вялым женским голосом:

— Это НПДД? — Так точно!

— НПДД, НПДД, у нас на чердаке кошка мяучит музыку Шаинского, а мы с внучкой Бетховена разучиваем. Помогите!

— Заказ принят! — сказал Булочкин. — Кошку поймаем и переучим на Бетховена. Сообщайте адрес.

Он записал адрес в книгу заказов и спросил Колобка:

— Шеф, можно отправляться?

— Подождите, Булочкин, ещё не вечер! — сказал Колобок, хотя уже был вечер.

— Думаю, что сегодня будут более интересные дела.

И точно: телефон зазвонил более инициативно.

— Колобок, Колобок, — сказал мужской голос, — у нас пропала собака.

Колобок подвинул к себе печатную машинку:

— Давайте словесный портрет.

— Чей?

— Собаки разумеется.

— Собака породы овчарка, начал голос. — Высокая, средней лохматости. По окраске брюнето-шатенка. Повышенной зубастости. Имеет шесть медалей. Охраняла здание вместе со сторожем. Кличка Рекс. Сторож тоже пропал.

Колобок всё это быстро напечатал.

— Давайте словесный портрет.

— Чей? — спросил голос.

— Сторожа.

— Высокий, с намёком на лысину. Зовут дядя Коля. Характер рязанский, покладистый. Имеет сына десяти лет. Сын тоже пропал. Дать словесный портрет?

— Достаточно, — сказал Колобок голосу. — Мне всё ясно. А кем вы ему доводитесь?

— Кому — сыну или сторожу?

— Рексу!

— Я — директор учреждения. Дать словесный портрет?

— Спасибо, не надо. Я всё понял. Товарищ директор, берите свою жену и детей и приезжайте в наш парк. Сегодня здесь выставка служебно-сторожевых собак, найдёте и вашего сторожа, и вашего Рекса.

Человек в телефоне ужасно обрадовался и долго повторял:

— Спасибо, товарищ Колобок. Спасибо, товарищ Колобок.

— Пожалуйста, товарищ директор склада, — сказал Колобок и повесил трубку.

Но телефон моментально зазвонил снова:

— А как вы догадались, что я директор склада? А не директор музея или театра?

— Очень просто. Театры и музеи у нас собаки повышенной зубастости не охраняют. Привет вашему

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату