wmg-logo

Сапожников Леонид

У нас в Кибертонии

Леонид Сапожников

У нас в Кибертонии...

Кибертония... Кибер... Ки-бер... Не правда ли, в этом слове есть что-то техническое?

Кибертония... тония... тония... И музыкальное в нем тоже есть! Все объясняется очень просто - в стране Кибертонии живут музыканты и конструкторы. Они никогда не ссорятся друг с другом, не спорят, что важнее - аккорд или контакт. Это, если хотите знать, одни и те же люди.

Самое страшное ругательство в Кибертонии - 'Он не знает, откуда берется электричество'. И другое, не менее страшное - 'Ему медведь на ухо наступил'. Кибетонцы очень редко пользуются этими выражениями, и только дрянные мальчишки, которые есть даже в необыкновенной стране, нагло выводят их мелом на заборах.

Кибертонцы так любят музыку, что даже дома строили одно время в виде инструментов. Есть у них дом-рояль, в трех ножках которого бегают лифты, и дом-аккордеон, который можно сжимать и растягивать. Построил оба эти здания известный архитектор Плинтус. Он был очень удивлен и обижен, когда новоселы прислали ему коллективное письмо:

'Дорогой архитектор, у Вас нет музыкального слуха'.

Оказывается, крышка рояля время от времени срывалась с подпорки, и тогда несчастные жильцы думали, что наступил конец света, в доме же аккордеоне стояли такие страшные сквозняки, что все в нем, от мала до велика, из-за хронического насморка разговаривали в нос. Постепенно все как-то уладилось: крышку рояля оборудовали часовым механизмом, и она падала ровно в семь утра, заменяя будильник, а по воскресеньям в восемь тридцать; для жильцов дома-аккордеона организовали курсы французского языка, и они учились только на 'хорошо' и 'отлично' благодаря прекрасному произношению.

Кибертонцы все, как один, влюблены в технику и не упускают случая что-то усовершенствовать или изобрести. Взрослые кибертонцы делают большие изобретения, а ребята - маленькие, но тоже очень полезные. Разве не здорово иметь надувную подушечку, сидя на которой вы будете выше всех? Ее придумал кибертончик Си специально для кинозрителей низкого роста. А другой школьник предложил, чтобы автомобили лаяли по-собачьи. Он доказывал, что такой сигнал необходим суеверным водителям: ни одна кошка не осмелится перебежать дорогу перед их машиной.

В Кибертонии, как и в любой стране, есть свои праздники. Они не выделены в календарях красной краской, все зависит от погоды. Распускаются листья начинается Большой Весенний Маскарад, выпадает снег - люди празднуют День Первого Снега. Иногда погода подшучивает над кибертонцами - подмораживает в мае, хлещет дождиком в декабре. 'Это все электромагнитные поля!' - шепчутся в таких случаях кумушки.

В тот памятный кибертонцам декабрь на дворе стояли глубокие лужи. Люди ходили сумрачные, под стать небу. На всех перекрестках торговали модными калошами, - они при ходьбе не скрипели, а насвистывали вальс 'Осенние листья'. И вот, когда казалось, что зима уже не явится, радио прервало свои обычные передачи. 'Слушайте важное сообщение! - громко и весело объявил диктор. - По сведениям кибертонского бюро прогнозов завтра, тридцать первого декабря, ожидается переменная облачность с осадками в виде снега!' Тут повсюду зазвучали трубы - это кибертонцы, взрослые и дети, выражали свою радость и ликование. А наигравшись вдоволь, они бросились готовиться к празднику доставать лыжи, санки, коньки... Ну и, конечно, доставать морковку, потому что снежных баб в Кибертонии делают точь-в-точь как у нас. Только один гражданин по прозвищу Неверьушамсвоим взял в руки не трубу, а телефонную трубку и, набрав номер бюро прогнозов, спросил: 'А вы уверены, что снег действительно выпадет?'

'Конечно, - ответил дежурный метеоролог, - ведь прогноз составлен электронно-вычислительной машиной!'

'А она у вас как, в полной исправности?' - спросил Неверьушамсвоим и, получив утвердительный ответ, принялся искать босоножки.

За ночь ртутный столбик термометра сжался от холода; и когда кибертонцы в ярких лыжных костюмах высыпали на улицу, под югами похрустывал свежий лед.

С севера, со стороны моря, надвигалась черная как уголь туча, но кибертонцы знали, что она несет с собой снег, и бурно выражали свое нетерпение с помощью ксилофонов. Вот туча зацепилась за телевизионную вышку и остановилась. Стало так темно, что пришлось снова зажечь фонари. Люди напряженно смотрели вверх, каждый хотел раньше других увидеть первую снежинку.

'Летит, летит!' - закричал рыжий Тирляля, знаменитый на всю страну голубятник. И действительно, то замирая в нерешительности, то снова скользя вниз, в небе танцевала снежинка. Над ней другая, третья... Маленький мальчик подставил ладонь, и снежинка опустилась на нее, словно парашютист. Мальчик посмотрел на снежинку и заплакал: 'Мама, мама, она черная!' А снег валил уже хлопьями - густой черный снег, от которого померкли фонари, и люди перестали видеть друг друга. В ужасе разбегались они по домам, сталкиваясь, падая, снова вставая... Они плотно закрывали за собой двери и, дрожа от страха, выбивали на барабанах зловещую дробь: 'Тр-ра- катан! Тр-ра-катан!'

А бледные губы беззвучно, повторяли это имя.

* * *

Старая пословица говорит: 'В семье не без урода', а пословицы, особенно старые, ничего не говорят зря. Вот и в семье кибертонцев, доброй и спокойной, был свой урод - конструктор Тракатан. С малых лет он учился в заморских странах, не подавал о себе никаких вестей - и вдруг приехал, низкорослый, угрюмый, с двумя чемоданами из крокодиловой кожи. Кибертонцы не сразу вспомнили, кто это такой, да и вспоминать-то было особенно нечего.

Тракатану предложили поселиться в одном из новых, прозрачных домов, но он отказался и выстроил себе на отшибе, у подножия горы Экстрэмум, железобетонный особняк, обнесенный каменной стеной. На дубовых воротах появились таблички:

'ДОКТОР

ТЬМА- ТЬМАТИЧЕСКИХ НАУК И ПРОФЕССОР ТРАКАТАН'

'... ВО ДВОРЕ ЗЛАЯ КИБЕРНЕТИЧЕСКАЯ ЧЕРЕПАХА'

Тракатан почти, никуда не выходил и гостей у себя не принимал. Все покупки за него делала черепаха, запряженная в специальную тележку на резиновых колесиках. Когда кибертонцы подходили и ней поближе, она шипела и высовывала длинный язык, похожий на змеиное жало.

Кибертонцы не понимали, как может человек жить совсем один. Они решили, что чем-то обидели Тракатана, и стали думать, как загладить свою вину. 'Пошлем ему в подарок канифоль, - говорили одни. - Пусть натирает смычок своей скрипки'.

'А откуда вы знаете, что у него именно скрипка? - возражали другие. Пошлем ему лучше арии из опер'.

'Все это не то, - перебивали третьи. - Песенник ему нужен, песенник!'

Тут поднялся страшный шум, каждый отстаивал свою точку зрения - кто на скрипке, кто на виолончели, а кто и просто орал во все горло. Неизвестно, чем бы все эта кончилось, если бы не примчался на грузовике духовой оркестр по охране общественного порядка, который заглушил спорщиков старинным маршем бронетанковых войск.

Чтобы долго не спорить, можно подбросить монетку. Лучше всего медную: закатится - не жалко. Но у монетки только две стороны, орел и решка, как же быть, если в споре участвуют трое? 'Айда к электронной гадалке', - предложил кто-то, и все обрадовано поддержали: 'Айда!'

Электронная Звездно-Папиллярная Гадалка, Познавшая Шестьсот Шестьдесят Шесть Тайн Белой Магии и Черного Ящика, была задумана как обыкновенная вычислительная машина, но почему-то вышла такой глупой, что от нее отказался собственный конструктор. С тех пор она занимала в тихом переулке отдельную двухкомнатную квартиру со всеми удобствами, зарабатывала на ток и на масло советами и предсказаниями, а в часы досуга сочиняла на конструктора бесчисленные кляузы. Постепенно она вообще выжила из ума и стала коротко замыкаться в себе; все ждали, что со дня на день она объявит себя арифмометром Наполеона.

- Шурум-бурум! - приветствовала машина кибертонцев. - Позолотите рукоятку!

Она ловко притянула монеты магнитными щупальцами и опустила их в прорезь на животе.

- Можете не рассказывать, что привело вас сюда, - продолжала гадалка, тасуя колоду перфокарт. - Я и так вижу вас насквозь. Гексаэдр, октаэдр, додекаэдр! Сейчас вы получите то, за чем пришли.

Машина задумалась с такой силой, что из всех щелей повалил дым, но не успели кибертонцы закашляться, как она запустила длинную суставчатую руку себе во внутренности и извлекла оттуда листок черной бумаги, на котором большими белыми буквами было напечатано:

'САМООБСЛУЖИВАНИЕ - ПРОГРЕССИВНЫЙ МЕТОД!

АБВГДЕЖЗИИКЛМН ОПРСТУФХЦЧШЩЬ ЫЬЭЮЯ

Вы сами можете составить из этих букв любой совет и предсказание'.

- Уже составил! - подпрыгнул от радости один из кибертонцев. - Канифоль!

- Дурак! - рявкнул другой. - Арии из опер!

- Пе-сенник, пе-сенник! - хором запели их противники.

- Цыц! - заорала машина нечеловеческим голосом. - Концерт будете устраивать в другом месте!

Притихшие кибертонцы вышли на улицу. Последние слова гадалки не выходили у них из головы. Концерт... А что, если в самом деле его устроить? На склонах горы Экстремум? Для Тракатана! И вот они уже мчатся вприпрыжку до мостовой, окрыленные новой идеей: 'Лучший подарок - концерт! Лучший подарок - концерт!'

В тот же вечер вся Кибертония окружила виллу Тракатана; от подножия горы до ее середины выстроился рядами женский хор; по одну сторону дома сверкала медь духовых инструментов, по другую натянулись, как нервы, струны смычковых. Главного капельмейстера привязали за полы фрака к верхней ступеньке выдвижной

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату