Свет от огня камина упал на его лицо.

– Джером! – крикнула Элайна.

– Джером? – остолбенел Питер. – Откуда ты взялся? Неужели тебя еще не повесили?

– Надеюсь, к этому приговорят тебя за попытку изнасилования, – холодно отозвался Джером.

– Стреляй в него! Стреляй! – закричал Питер Татуму.

Но тот даже не пошевелил рукой.

Йен отодвинул застывшего, словно статуя, Татума, и подошел к Питеру. Бросив на пол «кольт», он вытащил саблю.

– Между нами давно шла война. Давай разом покончим с ней. Защищайся!

Но Питер, быстро нагнувшись, поднял «кольт» Йена. Элайна пронзительно закричала и бросилась на Питера. Тот, не ожидая ее нападения, выронил оружие, и Элайна отбросила его ногой к стене.

– Вынимай саблю! – грозно приказал Маккензи. Питер выхватил саблю и с бешеной злобой бросился на противника. Йен вдруг почувствовал себя безумно усталым. Но на карту была поставлена жизнь и честь его жены, и это придало ему уверенности и сил. Не зря же его прозвали Пантерой!

Краем глаза Йен посмотрел на жену. Она лежала без чувств. Джером подошел к ней и осторожно взял на руки. Между тем Питер наступал. Кончиком сабли он рассек Йену лоб, и кровь залила его лицо. На долю секунды он потерял ориентацию. В этот момент Питер сделал энергичный выпад. Но Йен уже успел подготовиться. Выставив вперед саблю, он сделал полшага вперед, и Питер наткнулся на острие. Зашатавшись, он упал на пол…

Йен посмотрел на поверженного врага. Тот был мертв. Джером подошел к Йену, держа на руках еще не пришедшую в себя Элайну. Тот хотел взять ее у кузена, но вдруг за спиной раздался крик Татума:

– Так дело не пойдет! Вы оба мои пленники! Я сейчас застрелю вас!

Татум нажал на курок, но револьвер не выстрелил: кончились патроны. Татум выхватил саблю. Усталым движением Йен отразил его удар и нанес свой, оказавшийся смертельным…

– Боже мой, не слишком ли много сегодня трупов. – Йен тяжело вздохнул и отбросил саблю.

– Я подержу Элайну, пока ты будешь садиться в седло, – сказал Джером.

– Спасибо.

Они вышли из хижины: Йен – в голубом мундире федеральной армии и Джером – в серой форме конфедератов.

Сев на лошадь, Йен взял из рук Джерома жену.

– Как ты нас отыскал? – спросил он.

– Мне подсказал твой недавно приехавший друг, вернее, подруга.

– Это кто же?

– Райза Мейджи.

– Неужели?

– Да. У нас была очень интересная встреча.

– Расскажи!

–  Нет.

Внимательно посмотрев на Джерома, Йен воздержался от дальнейших вопросов. К тому же ему сейчас было не до Райзы Мейджи. Он думал только о состоянии жены.

– Спасибо тебе, Джером. – Йен положил руку на плечо кузена.

– Не благодари. Ведь между нами еще идет война.

– Какая?

– Севера и Юга.

– Они посмотрели друг на друга и весело рассмеялись…

У Элайны кружилась голова. Когда она в первый раз открыла глаза, комната завертелась, как карусель.

И все же она была дома… У себя дома… В своей комнате.

Она попыталась приподняться, и комната вновь закружилась, но через несколько минут это прошло. Кто-то сидел на стуле у изголовья. Элайна присмотрелась.

– Джен! – Она с трудом приподнялась и обняла Дженифер. – Как ты себя чувствуешь?

– Отлично!

– Но ведь тебя… повесили!

– А тебя – расстреляли!

– Меня?! – удивилась Элайна.

И тут вспомнила все. До последней детали. Включая свистевшие над головой пули в индейской хижине…

– А Йен? – с тревогой спросила она.

– С ним все в порядке. Он не спал всю ночь, прислушиваясь к твоему дыханию. Моя матушка почему-то решила, что ты не дышишь. Йен щупал твой пульс и слушал, бьется ли сердце. А сейчас пошел рассказать своим людям о том, что произошло. Обещал скоро вернуться.

–  Вот оно что! – слабым голосом проговорила Элайна, поднимаясь с постели. И вдруг испуганно посмотрела на Дженифер. – А твой отец его не застрелит?

– Бог с тобой! Ведь Йен привез меня сюда. Отец теперь волосу не даст упасть с его головы.

Элайна с облегчением вздохнула.

– А как Джером?

– Повез пассажирку на тот берег.

– Пассажирку? Какую?

– Райзу Мейджи. Она приезжала сюда и не отходила от тебя. Не знаю, как ей удалось разыскать тебя и моего братца, но сегодня утром она уехала с Джеромом, – А почему?

– Сказала, что не хочет мешать тебе и Йену. Понимает, что вы должны побыть вдвоем.

Элайна дотронулась до виска и, почувствовав запекшуюся кровь, отдернула руку.

– Что это?

– Зарубцевавшаяся рана. Мы только вчера сняли повязку.

– Разве в меня стреляли?

– Стреляли или расстреливали, но тебе повезло. Все обошлось.

– Меня, наверное, задело пулей в той хижине. Поэтому я и потеряла сознание. Но никакой боли тогда не почувствовала.

– Нам обеим очень повезло, Элайна! Ведь я даже была в петле! Впрочем, мы обе воевали за свои убеждения. И прошли всю свою часть пути.

– Надо, чтобы война поскорее закончилась.

– Надо. Но, увы, ускорить это не в наших силах.

– В наших силах прекратить войну между собой.

– Ты права, Элайна. – Дженифер встала и поцеловала Элайну. – Поспи еще немного. Тебе сейчас особенно нужен отдых.

Дженифер вышла, а Элайна подумала, что заснуть ей не удастся. Но ошиблась…

Проснувшись, она почувствовала себя значительно лучше…

Он стоял на берегу и смотрел через пролив – туда, где начинался полуостров. В этом проливе чуть не утонула Элайна в день гибели своего отца. Тедди умер, когда война, по сути дела, еще не началась… А теперь у каждого из них своя родина.

Но Элайна была готова умереть за него. Даже тогда, когда Йен заподозрил ее в предательстве.

Он закрыл глаза и несколько минут вслушивался в шум приливной волны. Откуда-то доносились крики чаек. Это был его родной дом. Флорида с ее лазурным морем, ярким солнцем, ласкающим лицо соленым бризом. И красивыми экзотическими птицами. Йен любил эту землю. Свою родную землю…

В конце концов она снова станет частью огромной Федерации. Вернется в нее. А Йен – сюда. Но сейчас…

Он улыбнулся, услышав шаги жены. Через мгновение Йен ощутил ее запах и только тогда медленно повернулся.

На ней было белое платье, очень строгое. Ни нижних юбок, ни корсета… Волосы свободно падали на плечи.

– Привет! – сказала Элайна чуть торжественно.

– Привет, – тем же тоном ответил он.

– Для тебя это вражеская территория.

– Неужели?

Йен привлек ее к себе и поднял на руки.

– Значит, здесь, на этой территории, живут мои враги?

– Да. И самый заклятый твой враг – я. Оба рассмеялись. Он опустил ее на землю. Элайна вдохнула всей грудью солоноватый морской воздух.

– А ведь ты тогда решил, что я выдала тебя тому мерзавцу. Он умер?

– Да. Прости меня. Все-таки мне жаль его.

– И мне. Сколько жертв принесла эта война! Среди них – и мой отец.

– К сожалению, они еще будут, эти жертвы. И возможно, даже большие… Ведь война не закончилась. Но я молюсь о том, чтобы это ненужное и страшное кровопролитие поскорее прекратилось. И о том, чтобы мы всегда были вместе.

– Йен, ты опять отправляешься воевать?

– А что же мне делать? Если я не вернусь в свою часть, то меня расстреляют за дезертирство.

– Но теперь ты веришь в меня?

– Всем сердцем.

– И уже не влюблен в Райзу Мейджи?

– Она мой большой друг. И я люблю ее, как друга.

– Я тоже. Скажи, Йен, что мы будем делать?

– Точно не знаю. Уверен лишь в одном.

– В чем?

– Что мы будем любить друг друга. И верить в эту любовь, Элайна кивнула и радостно улыбнулась. Солнце отражалось в морской воде, и яркие блики слепили им глаза. Элайна вдруг пристально всмотрелась в морскую даль.

– Помнишь нашу первую встречу после того, как мы уже стали взрослыми? – спросила она.

– Помню. Как не…

Йен замолчал, увидев, что она стаскивает платье. Под ним, как оказалось, ничего не было. Элайна обернулась. – Что ты замер? Раздевайся! Пойдем плавать! Через несколько секунд Йен уже стоял рядом с женой совсем обнаженный.

Он вернется в Федерацию. Вместе со своим штатом.

Но это произойдет позже.

А сейчас Йен знал одно: он будет вечно любить свою мятежницу…

Вы читаете Мятежница
wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату