Торп неуверенно спросил:

— Ты видишь; что сейчас не время завоевывать восток? Сначала нужно навести порядок в собственном доме, прежде чем обращать свой взор на чужой.

— Мне это ясно, — с вызовом ответил Рольф. — Но объясни, что мне делать. Я предложил купить Першвик, но сэр Уильям написал мне в письме, что не может продать его, потому что Першвик относится к землям, предназначенным в приданое его дочери, которые ей оставила мать. Будь прокляты эти тонкости. Дочь подчиняется ему, разве это не так? Он мог бы вынудить ее продать Першвик, а сам дал бы ей другую землю.

— Возможно, именно так составлено завещание матери, и он ничего сделать не может. Рольф рассердился.

— Повторяю, Торп, больше я терпеть оскорбления не стану.

— Ты в любое время можешь жениться на дочери. Тогда крепость досталась бы тебе бесплатно.

Глаза Рольфа, почерневшие, когда он вошел в зал, теперь начали вновь обретать свой обычный темно-карий цвет. Торп едва не поперхнулся:

— Я просто шутил!

— Я знаю, — задумчиво ответил Рольф, чересчур задумчиво, по мнению Торпа.

— Рольф, ради Бога, не принимай мои слова близко к сердцу. Никто не женится ради того, чтобы только заполучить несколько крепостных. Если нужно, отправляйся туда и задай кое-кому жару. Напугай их.

— Я не привык так поступать. Вместе с виновными могут пострадать и невинные. Если бы я смог поймать нескольких виновников, то примерно наказал бы их, но каждый раз, когда я приезжаю, их там давно уже нет.

— Есть множество причин для того, чтобы жениться, но сделать это, чтобы прибрать рабов к рукам, — недостойная причина.

— Нет, но, для того чтобы добиться мира там, где он нужен, это причина достойная, — бросил Рольф в ответ.

— Рольф!

— Известно ли тебе что-либо об этой дочери сэра Уильяма?

Торп в отчаянии вздохнул.

— Где бы я это узнал? Я в Англии так же недавно, как и ты.

Рольф повернулся к своим воинам, собравшимся в противоположном конце зала. Вместе с ним из Кенила вернулись трое рыцарей и небольшой отряд всадников в тяжелом вооружении. Двое рыцарей были из Бретани, однако сэр Эварард прибыл с юга Англии.

— Эварард, известен ли тебе мой сосед, сэр Уильям Монтвинский?

Эварард приблизился к ним.

— Да, мой господин. В свое время он часто бывал при дворе, как и я, пока я не достиг совершеннолетия.

— Много ли у него детей?

— Не знаю, сколько их может быть сейчас, но когда он в последний раз появился при дворе, у него был только один ребенок — дочь. Было это пять или шесть лет назад, до того, как его жена умерла. Как мне известно, сейчас у него молодая жена, но не знаю, есть ли дети от этого брака.

— Знакома ли тебе его дочь?

— Я видел ее лишь один раз с матерью, леди Элизабет. Помню, в тот раз я подумал, как у такой красавицы может быть такое непривлекательное дитя.

— Вот так! — перебил его Торп. — Рольф, теперь ты выбросишь из головы эту глупую мысль?

Рольф не обратил внимания на слова своего старого друга.

— Эварард, ты говоришь, непривлекательное? В чем?

— Вся кожа ее, которая была видна, была покрыта огромными красными пятнами. Это очень обидно, потому что, судя по чертам лица, она могла бы стать такой же красавицей, как и ее мать.

— Что ты еще можешь сказать о ней?

— Я видел ее однажды, и она спряталась за юбку матери.

— Как имя ее?

Сэр Эварард нахмурился и задумался.

— Прошу простить меня, мой господин, не помню.

— Ее имя леди Леони, мой господин. Трое мужчин повернулись к служанке, которая произнесла эти слова. Рольф не любил, когда слуги прислушивались к его разговорам. Он нахмурился.

— А как зовут тебя, девушка?

— Милдред, — ответила она с подобающей робостью. Сейчас, когда хозяин обратил на нее свой взгляд, она была готова вырвать себе язык за то, что заговорила. Страшно было столкнуться с гневом сэра Рольфа.

— Откуда ты знаешь леди Леони? Милдред успокоилась, услышав вопрос, заданный спокойным тоном.

— Она… она часто приезжала сюда из Першвика, когда…

— Из Першвика! — зарычал Рольф. — Там она живет? Не в Монтвине?

Милдред обмерла. Она была преданна леди Леони и скорее умерла бы, чем причинила ей вред. Она знала, что с того времени, как Круел стал принадлежать ее хозяину, тот обвинял Першвик в причиненном ему ущербе — Прошу вас, мой господин, — торопливо произнесла Милдред. — Леди так добра. Когда лекарь Круела бросил мою мать умирать от болезни, с которой не мог справиться, леди Леони спасла ее. Ей многое известно об искусстве лечения, мой господин. Клянусь вам, она не могла бы причинить страдания.

— Она живет в Першвике? — Когда Милдред неохотно кивнула, Рольф продолжал:

— Почему там, а не у своего отца?

Милдред отступила на шаг, ее глаза расширились от страха. Она не могла говорить что-либо дурное о другом господине, даже если он не нравился ее новому хозяину. Ее, конечно же, побьют, если она скажет плохо о тех, кто занимает в жизни более высокое место, чем она.

Рольф понял причину ее испуга, и тон его смягчился.

— Ну же, Милдред, расскажи мне, что тебе известно. Не надо бояться меня.

— Просто… просто дело в том, что мой бывший господин, сэр Эдмонд, утверждал, что сэр Уильям слишком… полюбил хмельное, когда его первая жена умерла. Сэр Эдмонд не разрешал своему сыну взять леди Леони в жены, потому что сэр Уильям клянется, будто у него нет дочери. Он сказал, что брак с ней ничего хорошего не даст. Когда ее мать умерла, ее отправили в Першвик, и с того времени она живет отдельно от отца; так я, во всяком случае, слышала.

— Значит, леди Леони и сын сэра Эдмонда были… дружны?

— Разница в возрасте между ней и сэром Аденом всего в один год, мой господин. Да, они были очень дружны.

— Проклятье! — Рольф взорвался. — Значит, она все же заставила своих рабов досаждать мне! Она пошла на это из-за любви к этим Монтиньи!

— Нет, мой господин, — опять осмелилась возразить Милдред. — Она на это не способна.

Рольф не обратил внимания на ее слова, он уже и думать забыл о служанке.

— Нечего удивляться, что нашими жалобами пренебрегли, если сама леди настроена против меня. Но если я пойду войной на Першвик, мне придется воевать против женщины. Что теперь ты думаешь о своей шутке, Торп?

— Я думаю, ты совершишь то, что должен совершить. — Торп вздохнул. — Но прежде чем кидаться вперед сломя голову, подумай как следует, нужно ли тебе в жены неполноценное существо.

Рольф отмахнулся от этих слов.

— Разве есть закон о том, что я обязан жить вместе со своей женой?

— Тогда зачем брать ее в жены? Рольф, рассуди здраво. Все эти годы ты избегал женитьбы, а о браке с тобой мечтали замечательные красавицы.

— Торп, в то время у меня не было земли, и я не мог заключить брак, не имея дома, который подарил бы жене. — Торп приготовился возразить, но Рольф решительно заявил:

— Больше всего сейчас мне нужен мир.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

284

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату