биологической иерархии. Адмирал Вальдес, знавший о дроми не меньше любого ксенолога, мог их понять, но понимание и согласие — разные вещи.

С какой бы стороны ни намечалась атака, он успевал перебросить флотилию в ближайший к дроми рой Сейчас он поджидал их в сгущении Фрейя, ориентированном в данный момент на северный полюс Галактики. Противник двигался плотным строем, шестнадцать больших кораблей и около сотни малых. У дроми эти боевые аппараты так и назывались: сидура — большой, халлаха — малый, но в Патруле, где в юности служил Вальдес, более крупные корабли, имевшие несколько башен с метателями плазмы, прозвали дредноутами, а малые, угловатых очертаний — корытами или лоханками.

Шестнадцать дредноутов, сотня лоханок… Дредноуты он накроет аннигиляторами крейсеров и девяти фрегатов, остальные тринадцать охватят малые суда и после первого залпа сбросят истребители… В пространстве, открывшемся перед Вальдесом, уже перемещались корабли, но это была иллюзия — он всего лишь просчитывал, откуда нанести удар и как расставить наличные силы. Здесь имелись определенные тонкости, ибо аннигилятор, самое мощное оружие его крейсеров и фрегатов, был устройством громоздким, намертво соединенным с корпусом, и выстрел требовал должной ориентации всего корабля. Поговаривали, что новые рейдеры класса «Паллада», заложенные в Солнечной системе, будут иметь по два эмиттера антиматерии, с приводами прицела. Еще толковали о новом оружии, молекулярном дисперсоре, якобы похищенном Секретной службой Флота у лоона эо; этот дисперсор будто бы уже испытали и даже запустили в производство. Адмирал относился к этим слухам скептически; в бою он привык обходиться тем, что есть под руками.

Выйдя из транса, Вальдес осмотрел огромную рубку флагмана «Урал», отметил, что люди работают спокойно, задержался взглядом на фигурке жены, запрятанной в прозрачный кокон АНК, и произнес:

— Внимание, красная тревога! Готовность к бою через сорок минут. Все крейсера и фрегаты с первого по девятый остаются на своих местах. Остальным кораблям передислоцироваться на периферию роя и быть готовыми к охвату вражеской группировки.

Вызвав голограмму роя, он указал новые позиции для тринадцати фрегатов и принял рапорты их капитанов. Потом соединился по внутренней связи с постом аннигилятора, где, в ожидании приказов, дежурил самый опытный и надежный из его подчиненных. И самый старый на всей флотилии — конечно, если не считать Кро Лайтвотера.

— Палец на кнопке, Птурс? — спросил адмирал и усмехнулся.

— Как обычно, командир. Но пока не вижу ни единого ублюдка.

— Скоро будут, дружище. Шестнадцать дредноутов, идут строем конуса. Головной — персонально для тебя. Поприветствуешь?

— Вмажу по самые помидоры, — отозвался Птурс. — Будь уверен, адмирал! Старый конь борозды не испортит.

* * *

В тот день они не поднялись в город — хватило разговоров, да и Марк чувствовал еще некую слабость. Девушки вскипятили воду, заварили кло, национальный напиток тхаров, которого Марк не пробовал целых девять лет. Кло было вдоволь, но в остальном трапеза оказалась скудной — галеты, жесткое вяленое мясо местных грызунов и по яблоку на нос. Майя и Ксения подкладывали Марку то лишнюю галету, то кусочек мяса или половинку яблока, а когда он начал возражать, Сантьяго, по праву старшего, прикрикнул: ешь, парень! Ешь, чтобы ветром не шатало! Нам нужен боец, а не инвалид!

Прихлебывая горьковатый напиток, Марк обшаривал взглядом комнату, отмечая, что иглометы, ножи и мачете есть у всех, а вот оружие посерьезнее — в единственном числе и к тому же раритет, МП- 36[9], вещь почтенной древности. Мощный ствол, но тяжелый, неповоротливый, годится палить из укрытия, а в рукопашном бою с этакой штукой пупок надорвешь. Прежде такими метателями вооружали десант, атаковавший в боевых скафандрах с искусственными мышцами, но вряд ли на Тхаре осталось подобное снаряжение.

А ведь я не прав, вдруг мелькнуло у Марка в голове. На всех планетах пограничной зоны есть Арсенал, и здесь он тоже наверняка имеется. Устроен во время Первой или Второй Войны Провала и набит под завязку хоть старьем, но все же не иглометами с мачете. Там и продовольствие должно найтись! Сублимированные пайки хранятся столетиями… Конечно, вкус у них тот еще, но калорийность повыше, чем у галет и крысятины… Добраться бы до этого хранилища!

Он оглядел своих отощавших компатриотов и поинтересовался:

— Кто из вас меня нашел?

— Все нашли, — буркнул Пьер. — Все мы были наверху и любовались, как жабы разносят нашу эскадру.

— Нет, — возразила Ксения, — Прохор первым тебя заметил, закричал, и подбежали мы с Майей. Потом остальные подошли.

— Я был в спаскапсуле и в шлеме, — сказал Марк. — Вы ничего не трогали? Где, например, мой шлем?

На лицо Майи набежала тень.

— Ты страшно обгорел… Одежда и кожа сходили клочьями, но тело было ледяным. И ты словно не чувствовал боли…

— Я был под действием криогенного препарата, — пояснил Марк и напомнил: — Так что там со шлемом?

— Мы не знали, как его снять, — промолвила Ксения. — Но Паша разобрался. Он среди нас лучший знаток военной техники.

Марк ткнул наугад в одного из близнецов, сидящих рядком на койке.

— Ты Павел?

— Я Кирилл, старший.

— Павел — это я, — сообщил крайний справа мальчишка.

— Значит, ты открыл магнитный замок и снял с меня шлем… Что дальше? Куда ты его дел?

— Бросил рядом с капсулой и побежал за гравиподвеской. После, старший, когда вы уже лежали в реаниматоре… — Павел смущенно потупился. — В общем, я ходил смотреть на капсулу. Любопытно! Я такой в голофильмах не видел.

— Каждый день туда бегал, — сообщил Прохор, подтолкнув брата локтем. — Пашка у нас метит во Флот.

— Бегал, но ничего не трогал! Клянусь Великой Пустотой! Только раз примерил шлем!

— И как тебе? — поинтересовался Марк.

Брови паренька печально сдвинулись.

— Он не стал со мной разговаривать Потребовал, чтобы я не прикасался к военному имуществу… Как он узнал, что я — не вы, старший?

— У меня имплант, здесь. — Марк прикоснулся к виску. — Такое опознавательное устройство есть у каждого на Флоте. Имя, звание, кодовый номер и все такое… Кстати, — он повернулся к Пьеру, — второй имплант мы мне ввели?

— Ну ты ведь нормально дышишь.

— Да, разумеется. — Кивнув, Марк нащупал крохотный шрам над левой грудью. — Завтра мы выйдем на поверхность и отыщем мою спаскапсулу и шлем.

Пьер хмыкнул.

— Это так важно?

— Очень важно. В шлеме есть кое-какие полезные штучки — бинокль, радар, пеленгатор. В капсуле — НЗ и оружие.

— Игломет?

— Бластер. Более мощный, чем эта труба. — Марк покосился на метатель плазмы.

— Хорошо, мы постараемся найти твое снаряжение. Пригодится, когда Панчо повезет тебя в Никель.

— В штаб Западного Предела?

Вы читаете Темные небеса
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

2

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату