Джордж Мартин сухо ответил:

— Мы не являемся оперативной организацией.

Он был явно удручен легкомысленным поведением Малко и говорил себе, что в АНБ такого субъекта не приняли бы ни за что и никогда.

— Наш друг SAS просто пошутил, — торопливо пояснил Кларк, стараясь замять назревающий конфликт.

Ему, Кларку, без Малко было не обойтись. Несмотря на свою внешнюю беспечность, Малко считался здесь одним из лучших “темных” агентов. К тому же среди этого разношерстного сборища шпионов выходцы из высшего света наподобие Малко встречались крайне редко. А Малко был аристократом до мозга костей. Настоящее “Светлейшее Высочество” (откуда и прозвище SAS), маркграф Нижнелужицких гор, Великий воевода Сербии, почетный командор Большого креста Мальтийского ордена и обладатель целой гирлянды других титулов, многие из которых вышли из употребления, Малко впрыснул в демократические жилы ЦРУ немного голубой крови.

Разумеется, в работе ему иногда случалось нарушать установленные для всех разведчиков неписаные правила. Однако сказочная память Малко позволяла ему сносно общаться на многих языках, а личное обаяние часто сглаживало непреодолимые с виду преграды и особенно в отношениях с женщинами. Это часто избавляло его от необходимости применять ненавистное ему насилие. Видя, что он всякий раз добивается несомненных положительных результатов, в ЦРУ постепенно привыкли поручать ему все задания, хоть немного о выходящие за рамки серой разведывательной рутины.

Несмотря на довольно приличный стаж работы, Малко по-прежнему отказывался от неоднократно предлагаемых ему званий. Деятельность элитарного агента, этакого “договорного шпиона” являлась лишь полосой в его жизни. Эта полоса должна была принести ему достаточно средств для реставрации фамильного замка в родной Австрии, где он намеревался спокойно закончить свои дни — если будет на то воля Господа и контрразведки противника. Но пока что каждое успешно выполненное задание приносило ему лишь несколько сотен тесаных камней и пару предметов старинной мебели... Австрийские подрядчики были поистине ненасытны, и деньги Малко словно проваливались в бездонный колодец.

— Итак, что же случилось с этим господином? — спросил Малко, указывая на фотографию.

— Он исчез, — ответил Уильям Кларк.

— И где его видели в последний раз? — с легкой иронией спросил австриец. — На Камчатке или, может быть, в Пекине? Уильям Кларк возвел глаза к небу.

— В городском морге Фрипорта, на острове Большая Багама.

— Браво! Землю я уже объездил, и теперь вы решили отправить меня в преисподнюю. Может быть, мне пора поупражняться в спиритизме?

— Хватит шутить, — перебил Джордж Мартин. — В морге Фрипорта действительно лежит труп, в котором опознали этого парня. Его имя Вернон Митчелл. Но поскольку тело долго находилось в море и сильно пострадало, снять отпечатки пальцев совершенно невозможно. Его опознали только по браслету и наручным часам.

— Понятно, — сказал Малко. — Значит, вы не совсем уверены в том, что это и есть ваш Митчелл?

— Не совсем, — эхом отозвались оба собеседника.

— Что еще заставляет вас в этом сомневаться?

Уильям Кларк понизил голос, словно опасаясь, что в комнате установлены микрофоны (впрочем, возможно, так оно и было):

— Вернон Митчелл остановился на уик-энд в отеле “Люкаян”, во Фрипорте. — Кларк взглянул на настенный календарь. — Сегодня 3 июля, значит, было это ровно неделю назад. В понедельник, 26 июня, ему следовало вернуться на базу наблюдения за спутниками, куда он был командирован. Не дождавшись его, сотрудники базы позвонили в “Люкаян”. Оказалось, что Митчелл ушел из отеля в воскресенье вечером, оставив все вещи в номере, да так и не вернулся. О происшедшем сообщили в городскую полицию. Она проверила списки пассажиров всех последних самолетов и кораблей: там его не оказалось. До пятницы никаких новостей о нем не было, но в пятницу утром двое рыбаков нашли труп в море, у кораллового рифа, который окружает остров. Вода в этом месте совершенно неподвижна, подводное течение там отсутствует. Значит, чтобы оказаться там, Митчелл должен был проплыть около двух морских миль.

— Он был хорошим пловцом? — спросил Малко.

— Вообще-то да. В прошлом он даже участвовал в соревнованиях. Но вот ведь какая штука: мы располагаем сведениями о том, что незадолго до этого случая он получил серьезную травму позвоночника, и ему трудно было даже ходить, не говоря уже о заплывах на дальние дистанции...

— Но кому могла понадобиться его смерть? Насколько мне известно, Большая Багама никогда не была оплотом КГБ...

Джордж Мартин нехотя объяснил:

— Несмотря на свои молодые годы, Митчелл был очень ценным ученым. Он разрабатывал почти все шифры, которыми сейчас пользуются Госдепартамент, военно-морской флот и ВВС. Он знал об этом все, решительно все!

— Вот как... — пробормотал Малко.

Лицо Джорджа Мартина постепенно приобретало оттенок неспелого лимона.

— Что ж, если мистер Кларк вам полностью доверяет, я даю добро. Но прошу вас: обязательно проясните это дело. Речь идет об одном из самых умных людей, которых я когда-либо встречал.

Мартин пожал Малко руку, кивнул Кларку и вышел.

— Что за бред? — скривился Малко, как только за Мартином закрылась обитая кожей дверь.

На лице Уильяма Кларка появилась холодная усмешка.

— Если бы это не грозило бедой нам всем, я бы над ними только посмеялся. У них в АНБ все помешаны на конспирации. Каждый раз, когда у нас или в ФБР происходит прокол, они вопят, что у них, мол, никогда не бывает ни накладок, ни двойных агентов... Я бы не пошел к ним и за десять тысяч долларов в месяц. Вокруг корпуса у них двойной забор из колючей проволоки, а по углам — вышки с пулеметами. Окон, по-моему, вообще не существует. А своих ребят они регулярно пропускают через детектор лжи и каждую неделю устраивают им семинар по служебной секретности.

Малко рассматривал фотографии. Вернон Митчелл был высоким молодым человеком с зачесанными назад светлыми волосами и правильными чертами лица. Довольно симпатичный, но не слишком примечательный парень. На одной из фотографий он шел по улице под руку с высокой девушкой. У девушки было несколько угловатое, но миловидное лицо.

— Значит, важная он птица, этот ваш Вернон? — спросил Малко.

Уильям Кларк вздохнул.

— Увы! Будем говорить так: это такой же удар по нашей разведке, каким в свое время был Перл-Харбор для флота. Он может не только выдать русским наши шифры, но и указать, какие из их шифров известны нам. Он также знает, каким образом нам удалось заполучить шифры некоторых стран, в том числе и дружественных нам. Представляете, чем станут такие сведения в руках профессионалов?

Малко представлял.

— Но как ему позволили исчезнуть с такой легкостью?

— Все из-за этой проклятой командировки! Обычно каждый сотрудник АНБ должен запрашивать разрешение на выезд из США — ввиду секретного характера работы агентства. Но в данном случае у него было обычное командировочное предписание на посещение базы наблюдения за спутниками.

Малко отложил фотографии.

— Что произойдет, если он попал к русским?

— Я даже думать об этом боюсь, — мрачно ответил Кларк. — Тем более что они могут еще и спрятать его на год или на два — чтобы подержать нас в напряжении...

Малко начинал понимать беспокойство своих шефов.

— Но ведь это самая пессимистическая гипотеза, — за метил он.

— Верно, — вздохнул Кларк.

— Что еще о нем известно? — спросил австриец.

— Все. По крайней мере, мы так считаем. Он женат на женщине из благополучной бостонской семьи. Детей нет. У них великолепная вилла в Мэриленде. Денег более чем достаточно. Любовницы не имел, не

Вы читаете SAS на Багамах
wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

2

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату