wmg-logo

произвол судьбы. Такие черты Виктории, как мягкость и желание прийти на помощь, вызывали у матери неприкрытое презрение. Вот почему Виктория почувствовала неприятный холодок при звуках столь хорошо знакомого голоса.

– Виктория! Что это ты такая хмурая?

Викторию не удивило, что Корал с готовностью приняла предложение Зака оплатить номера всем гостям, пожелавшим переночевать в отеле, хотя сама жила всего лишь в нескольких минутах езды отсюда. Корал обожала получать что-либо бесплатно.

– Хмурая? – Виктория изобразила улыбку и посмотрела на красивое, ухоженное лицо матери. – Тебе показалось, мама. Я просто жду Зака.

– Неужели? – Мать стояла прямо перед ней. – Не забудь, что никто из гостей не должен заподозрить, что тебя это хоть немного задело.

– Немного задело? – эхом повторила Виктория.

– Именно так. – В голосе Корал звучала решительность.

– А что произошло? – непонимающе поинтересовалась Виктория. – О чем я должна беспокоиться?

– Ты хочешь сказать, что не знаешь? – Корал грациозно опустилась в кресло напротив дочери и приняла элегантную позу. – Я думала, что Зак все тебе объяснил. – Мать неприязненно глядела на прекрасное, безмятежное лицо Виктории. Она всегда считала большой глупостью со стороны Господа тратить подобную красоту на простушку, не умеющую ею пользоваться. Виктория смотрела на мать и понимала, что сейчас ей предстоит выслушать что-то очень неприятное.

– Джина Росселини – двоюродная или троюродная сестра Зака – перебрала лишнего вчера вечером. Она занимает комнату рядом со мной. Сегодня часа в четыре утра там такое происходило! Глупая женщина. По-моему, все это было сыграно специально для Зака. Я хорошо знаю подобных особ.

– Мама. – Виктория мотнула головой, отчего ее белокурые волосы волной рассыпались по плечам. – Что ты пытаешься мне сказать? Что у Зака с Джиной какие-то отношения?

– Да она в течение нескольких лет была его любовницей, деточка. Я думала, ты знаешь. Об этом все знают.

– Откуда я должна была об этом узнать? – Виктория с ненавистью оглядела окружавшую обстановку: дорогие ковры, чудесные цветы в вазе, замысловатые светильники. Все это только подчеркивало леденящий холод слов ее матери.

– Ну, теперь-то ты знаешь, – решительно выговорила Корал. – У твоего отца любовница появилась за много лет до того, как он познакомился со мной. Надеюсь, ты не будешь так глупа, чтобы лезть в их отношения. Это удобно, когда у мужа есть любовница. Есть на кого переложить ту сторону жизни, которая представляется мужчинам столь важной. Конечно, если эта женщина знает свое место. Линда Уард знала.

– Линда… Тетя Линда? Ты хочешь сказать, что тетя Линда была папиной любовницей? – Виктория не могла поверить. Она всегда считала Линду Уард ближайшим другом своих родителей, особенно матери, которая не слишком жаловала других женщин. – И ты не возражала?

– Конечно, нет! – Мать выглядела возмущенной ее бестолковостью. – У всех мужчин есть любовницы, Виктория. Открой глаза, девочка! Конечно, хорошо бы этим женщинам быть поскромнее, чем Джина. Наверно, это из-за южной крови. Ведь у Зака мать – итальянка, и Джина ему под стать. Мужчины любят разнообразие, милочка!

Корал несколько понизила голос.

– Любовницы служат для удовлетворения… потребностей. Жен выбирают за их связи и положение в обществе, а также для продолжения рода.

– Зак… Он не такой, – попыталась защититься Виктория. – Что бы ни было у него до меня, все позади, я знаю. А на мне он женился, потому что любит, а не из-за моего положения или чего-то еще. – Пальцы ее сжались в кулачки.

– Возьми себя в руки, – прозвучал ледяной голос матери. – И не устраивай сцен, Виктория. Вне всякого сомнения, ты нравишься Заку. Но союз с Чийли-Браунами для него также немаловажен. Деловые интересы твоего отца простирались весьма далеко, и этот брак явится хорошим началом для объединения наших корпораций.

– Я тебе не верю, – сквозь слезы проговорила Виктория. – Не верю.

Но чуткий слух Корал легко уловил нотки растерянности. Холодные синие глаза сузились.

– Надеюсь, ты не будешь создавать проблем, Виктория. Ты ведешь себя слишком по-детски для двадцатилетней женщины. Часть ночи Зак провел с Джиной. Прими это и гляди в будущее открытыми глазами. Не знаю, какая часть наших гостей – я подчеркиваю – «наших» – в курсе, но ты должна проявить выдержку, чего, безусловно, ждет от тебя и Зак.

– Я тебе не верю. – Некоторое время Виктория тяжело дышала. – Ты просто ненавидишь меня. И всегда ненавидела. В детстве я не могла понять, почему, а сейчас поняла, что ты просто самовлюбленная эгоистка. Ты не любишь никого, кроме себя. И меня ты никогда не любила. Не думаю, что ты любила кого- нибудь вообще.

Виктория решительно поднялась.

– Я сейчас же разыщу Зака. Я твердо знаю: он скажет, что все твои слова – ложь. Он любит во мне меня и хочет жить со мной как с женой, если ты понимаешь, о чем идет речь.

– Виктория, – спокойным голосом произнесла Корал. Выдержка ей никогда не изменяла. – Сядь на место и возьми себя в руки. Мне стыдно за тебя.

– Я уже взрослая, мама, и не собираюсь жить по твоей указке. Я и так никогда не забуду, какой скандал ты устроила, когда я собралась в Румынию. Какие интриги плела, чтобы помешать мне поехать. Но тогда тебе ничего не удалось, и снова не удастся. Я умею принимать собственные решения – запомни это.

Когда Виктория ворвалась в комнату, Зак говорил по телефону. Увидев жену, он резко оборвал разговор.

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

81

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату