Джудит Макнот

Битва желаний

Глава 1

Филип Витворт поднял взгляд от бумаг, услышав быстрые шаги. Их не заглушил даже роскошный восточный ковер, который тянулся через весь его президентский кабинет. Откинувшись во вращающемся кресле из темно-бордовой кожи, Витворт впился глазами в лицо приближавшегося к нему вице- президента.

— Ну? — спросил он нетерпеливо. — Известно, кто предложил наименьшую цену?

Тот сжал кулаки и угрюмо уставился на сделанный из красного дерева стол Филипа.

— Синклер. Наименьшую цену предложил он. «Нэшнл моторз» подписывает с ним контракт, теперь на всех их автомашинах будут радиоприемники Синклера, потому что он обошел нас, всего на каких-то тридцать тысяч долларов, но обошел! — Вице-президент шумно вздохнул и со свистом выпустил воздух. — Этот негодяй увел у нас пятидесятимиллионный контракт, уменьшив нашу цену лишь на один процент!

Только слегка сжатый рот выдавал ярость Филипа Витворта, когда он сказал:

— Уже четвертый раз в этом году он уводит у нас из-под носа важный контракт. Какое интересное совпадение, не правда ли?

— Совпадение! — повторил вице-президент. — Никакое это, к черту, не совпадение, и ты прекрасно знаешь это, Филип! Ник Синклер платит кому-то в моем отделе. Какой-то негодяй, должно быть, шпионит за нами, выведывая информацию о нашей окончательной цене, и затем доставляет ее Синклеру. И таким образом он имеет возможность подрезать нас всего несколькими долларами. Только шесть человек, работающих на меня, располагают такой информацией, то есть знают нашу окончательную цену. Один из этих шести — шпион.

Филип откинулся в кресле, и его начинающие седеть волосы коснулись высокой кожаной спинки.

— У нас уже собрана огромная информация об этих шести, и мы узнали только, что трое из них изменяют своим женам.

— Значит, расследование было недостаточно полным! — Выпрямившись, вице-президент нервно взъерошил волосы, затем его рука беспомощно опустилась. — Слушай, Филип, я понимаю, что Синклер твой пасынок, но необходимо как-то остановить его, иначе он тебя просто разорит.

Взгляд Филипа Витворта стал ледяным.

— Никогда не считал его своим пасынком, потому что моя жена никогда не считала его своим сыном. Итак, скажи мне конкретно, что, по-твоему, я должен сделать?

— Пошли своего собственного шпиона в его компанию, выясни, с кем из наших они установили контакт. Не важно, что ты будешь делать, но, ради Бога, делай что-нибудь!

Раздался резкий телефонный звонок, и Филип ударил пальцем по кнопке:

— Да, что такое, Хелен?

— Извините, что прервала вас, сэр, — сказала его секретарша, — но вас ожидает мисс Лорен Деннер. Она говорит, что вы ей назначили встречу по поводу устройства на работу.

— Да-да, я помню, — ответил он раздраженно. — Попроси ее подождать несколько минут.

Он нажал кнопку, отключая связь с Хелен, и повернулся к вице-президенту, который, хотя и был поглощен своими мыслями, смотрел на него с любопытством.

— С каких это пор ты сам проводишь собеседования, Филип?

— Дань вежливости, — нетерпеливо объяснил Филип. — Ее отец — мой дальний родственник, что-то вроде пятиюродного или шестиюродного брата, один из тех, кого моя мать откопала несколько лет назад, исследуя нашу родословную. Каждый раз когда она находила новую «партию» возможных родственников, она приглашала их к нам в гости на уик-энд, на милую домашнюю встречу. И выясняла все, что могла, про их предков. Узнавала, действительно ли они являются нашими родственниками и достойны ли упоминания в ее книге о нашем фамильном древе. — После небольшой паузы Филип продолжил:

— Денвер был профессором Чикагского университета. Он не смог приехать я послал к ним вместо себя свою жену — профессиональную пианистку — с дочерью. Миссис Дежнер погибла в автомобильной катастрофе несколько лет назад, и с тех пор я ничего о них не слышал. А на прошлой неделе Деннер позвонил и попросил принять его дочь по поводу работы. Он сказал, что в Фенстере штата Миссури, где они сейчас живут, для нее нет ничего подходящего.

— Не слишком ли нахально с его стороны? На лице Филипа отразились скука и покорность судьбе.

— Я уделю девушке две минуты и отправлю собирать чемоданы. У нас нет никакой работы для человека с музыкальным образованием, и даже если бы была, я не взял бы на нее Лорен Деннер. Я никогда в жизни не встречал более раздражительного, скандального, невоспитанного, некрасивого ребенка. Ей было около девяти лет — круглолицая, веснушчатая, с копной рыжих волос, которые выглядели так, будто она никогда не причесывалась. Она носила очки в роговой оправе, и, Боже мой, этот ребенок смотрел на нас сверху вниз…

Секретарша Филипа Витворта взглянула на сидящую перед ней женщину в темно-синем шерстяном костюме и белой блузке со свободным воротником. Ее медового цвета волосы были собраны в элегантный пучок, мягкие завитки обрамляли живое, очень красивое лицо. У нее были высокие скулы, маленький нос, нежный округлый подбородок, но самым привлекательным в ней были глаза — удивительного бирюзового цвета.

— Мистер Витворт примет вас через несколько минут, — сказала секретарша, стараясь особенно не глазеть на посетительницу.

Лорен Деннер оторвала взгляд от журнала, который пыталась читать, и улыбнулась:

— Спасибо.

Затем она опять уставилась в журнал, стараясь подавить страх, который вызывала в ней предстоящая встреча с Филипом Витвортом.

Четырнадцать лет не притупили неприятные воспоминания о двух днях, проведенных в его шикарном особняке в Гросс-Пойнт. Вся семья Витвортов и даже прислуга относились к ней и ее матери с оскорбляющим презрением…

В приемной раздался телефонный звонок, который отозвался в каждой клеточке напряженного тела Лорен. «Боже мой, — подумала она в отчаянии, — как же меня угораздило попасть в такую ужасную ситуацию?» Если бы она заранее знала, что отец собирается звонить Филипу Витворту, то отговорила бы его. Но он сообщил ей обо всем только после звонка. Когда она попыталась возражать, отец спокойно ответил, что Филип Витворт сделал им одолжение, и, если у Лорен нет никаких обоснованных доводов против поездки в Детройт, он все-таки надеется, что она пойдет на эту встречу.

Лорен опустила непрочитанный журнал на колени и вздохнула. Конечно, она могла бы рассказать ему, как их принимали Витворты четырнадцать лет назад. Но в данный момент главной заботой ее отца были деньги. Недавно налогоплательщики штата Миссури, зажатые в тиски экономическим кризисом, не проголосовали за совершенно необходимое увеличение налогов на образование. В результате тысячи, включая отца Лорен, мгновенно оказались без работы.

Через три месяца он вернулся домой после очередной бесполезной попытки найти работу, на этот раз в Канзасе. Поставив свой кейс, он печально улыбнулся Лорен и ее мачехе:

— Я думаю, что бывший профессор не может устроиться сейчас даже дворником.

Выглядел он совершенно изнуренным и очень бледным. Он рассеянно потер грудь и мрачно добавил:

— Может быть, это и к лучшему, поскольку я не чувствую в себе достаточно сил, чтобы махать метлой.

И, не произнеся больше ни слова, он упал — сердечный приступ сразил его.

Несмотря на то что сейчас отец выздоравливал, его болезнь изменила весь ход ее жизни… Нет, поправила себя Лорен, она еще только на пути к изменениям. После долгих лет неустанной учебы и изнурительных занятий за фортепиано она получила степень магистра музыки, но решила, что этого ей мало и что для полного удовлетворения надо выступать перед публикой. Она унаследовала от матери талант пианистки, но не ее фанатичную преданность этому виду искусства.

Лорен хотела от жизни большего, она не могла жить только музыкой. С одной стороны, ее искусство многое давало ей, а с другой — многого лишало. Она ходила в школу, занималась на фортепиано, работала,

Вы читаете Битва желаний
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

256

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату