задумчиво следил за его движениями.

— Вероятно, ты прав, — согласился он.

— У тебя всегда были нелады с механикой, — заявил Стивен. — Помнишь те лодки?

— Тонули почти все до единой, — со смехом ответил Кэм.

— Но этого бы не произошло, если бы ты придал им нормальную форму. Однако ты всегда пытался быть слишком умным.

Адвокат решил, что теперь самый подходящий момент перевести разговор на более щекотливую тему, поскольку герцог явно находился в сносном расположении духа.

— Ваша жена сейчас гостит у леди Троубридж, а Ист-Клифф отсюда всего в часе езды, — сказал Раунтон.

Герцог мельком взглянул на солиситора и опять занялся дротиком.

— Жаль, — небрежно произнес он. — После стольких лет я бы хотел увидеть девочку, но у меня нет времени предпринимать увеселительную прогулку по сельской местности.

Такое выражение лица адвокат слишком часто ввдел у старого герцога, но отступать от задуманного он не собирался.

— Оказалось, что подготовить бракоразводные документы за неделю фактически невозможно.

— Могу я рассчитывать, что вы очень постараетесь? — Тон у герцога был подчеркнуто любезным.

«Сын своего отца», — мрачно подумал Раунтон. — Тут есть и другая проблема, ваша светлость.

— Действительно? — Взяв маленький нож, герцог начал обстругивать конец дротика.

— Я готов приступить к аннулированию брака. Но с вашей женой недавно произошло нечто такое, что осложняет все дело.

Камден поднял глаза.

— И что же с нею произошло?

— Герцогиня… — Раунтон замялся. — Герцогиня оказалась в центре скандала.

— Скандала? — без особого интереса спросил герцог. — Джина? Какого же рода скандал могла произвести Джина? Бурю в стакане воды, и только. Она же славное маленькое создание, Раунтон.

— Конечно, я полностью согласен с вами в оценке достоинств герцогини, милорд. Тем не менее высшее общество осудило ее.

— Признаюсь, я удивлен. — Герцог продолжал вертеть дротик в поисках неровностей. — Любой англичанин, побывавший в Греции, а их там на удивление много, должен был только восхвалять добродетели моей жены.

— Если вы намерены добиваться развода в этот специфический момент, вы его, без сомнения, получите. Но боюсь, впоследствии ее светлость может быть исключена из высшего общества.

— На основании чего я делаю вывод, что маленькая Джина, видимо, зажгла свечу с обоих концов. — Герцог посмотрел на кузена. — Правильно?

— Я не вращаюсь в тех кругах, — пожал плечами Стивен. — Но до меня доходили слухи, что Джина водит знакомство с несколько сумасбродными людьми. Это молодые замужние женщины…

— Все замужем?

— Их репутация не слишком целомудренна, — с явной неохотой прибавил Стивен.

— Тогда почему расторжение брака может как-то повлиять на репутацию Джины? — нахмурился Кэм.

Солиситор открыл было рот, но Стивен опередил его:

— Раунтон считает, что ты должен выказать ей свою поддержку. Он просил меня тоже поехать к леди Троубридж.

Кэм сердито уставился на дротик. Ну и что ему сказать Джине? Если она флиртует со своим маркизом, пусть, в конце концов, и выходит за него.

— Когда Джина с Боннинггоном поженятся, разве все эти сплетни не утихнут?

— Сомневаюсь, — ответил Раунтон. — Это, конечно, улучшило бы положение, но вдруг их брак не состоится?

— Дело в том, что Джина решила провести время не с маркизом Боннингтоном, а с неким мистером Уоппингом, в некотором роде слугой, — вмешался Стивен. — И теперь есть сомнение, захочет ли Боннингтон вступить в брак.

— Это же полный абсурд, — фыркнул герцог. — Уоп-пинг — домашний учитель, которого я сам ей и прислал. Нашел в Греции и отправил сюда.

Раунтон кивнул.

— Теперь, ваша светлость, вы понимаете, насколько важно, чтобы вы продемонстрировали обществу свое отношение к последствиям несправедливых домыслов. Проведя несколько дней у леди Троубридж, вы всем дадите понять, что этот Уоппинг нанят вами, и таким образом рассеете подозрения. А когда вы положите конец недоразумениям, общество последует вашему примеру. Вы же все-таки ее муж, ваша светлость.

— Несколько минут, проведенных у алтаря двенадцать лет назад, вряд ли можно^назвать браком. Я лично никогда не считал Джину своей женой. И мы с ней оба сознаем, что не являемся супругами.

— Я думаю, что мы оба едем в Ист-Клифф, — заявил Стивен. — Я могу выкроить пару дней. Возможно, ты не знаешь, Кэм, но сессия парламента будет не раньше ноября.

— Конечно, я это знаю, дуралей!

— А поскольку ты, видимо, не желаешь останавливаться в доме лорда…

— Стивен, — прервал его с усмешкой герцог, — может, ты и постарел, но совсем не изменился. Ты всегда понимал свою ответственность. Я всегда был лишен столь превосходной черты и не вижу повода кардинально менять удобные привычки. Я должен работать дома.

— По-моему, ты обязан помочь Джине, — настаивал кузен.

— Ты не понимаешь. Я должен сделать работу.

— Почему ты не можешь делать что-нибудь в Англии? У нас тоже есть камень, зубила, резцы… и красивые девушки, чтобы тебе позировать.

— Я заканчиваю работу над великолепным куском бледно-розового мрамора. Ты знаешь, сколько времени я уже потерял, добираясь сюда из Греции?

— А это имеет значение? — осведомился Стивен с оскорбительным высокомерием политика, убежденного в собственной полезности для общества.

— Да, черт возьми, имеет, — отрезал Кэм. — Если я не работаю… в общем, это единственное, что имеет значение.

— Я видел твою «Прозерпину», которую в прошлом году купил у тебя Следдингтон. Довольно мила.

— Только немного рискованная, да? Сейчас я работаю над «Дианой». Не в меру стыдливой. И позирует, конечно, Марисса.

— Конечно, — пробормотал Стивен и повторил: — Я думаю, ты обязан помочь Джине. Все годы, пока ты вел свободную жизнь за границей, она была твоей женой. Ты не можешь порицать ее за скандал. Хотя он и выеденного яйца не стоит, но как только Джина перестанет быть герцогиней, ее сразу выкинут из общества. Я сомневаюсь, что она понимает, насколько жесток свет. Экс-герцогине там не простят даже ничтожного пятнышка на репутации.

— Проклятие! — Кэм швырнул на пол сломанный дротик.

— Мы поедем вместе, — продолжал Стивен. — Я найду для тебя глыбу мрамора, и делай из нее вторую «Прозерпину».

— Кажется, я слышу в твоем голосе ехидство, кузен? Ты не любишь римских богинь? — Стивен промолчал. — Ладно, я оставлю свою «Диану». Надеюсь, Марисса не растолстеет за это время, иначе мне придется морить ее голодом, чтобы она снова обрела божественную форму.

— Марисса — его любовница, — объяснил Стивен адвокату и младшему партнеру Финкботлу.

— Моя муза, — поправил кузена герцог. — Великолепная женщина. Сейчас я делаю с нее «Диану, выходящую из воды». Стивен одарил его мрачным взглядом.

— Не беспокойся. Я изваяю вокруг бедер немного пены, — с сардонической улыбкой заявил Кэм. — Ты считаешь это вздором, не так ли?

— Да, считаю, — резко ответил граф. — Потому что это действительно вздор.

— А людям нравится. Красивая женщина способна оживить сад, Я сделаю и тебе одну.

— Ты себя унижаешь, — рассердился Стивен. — Именно это мне больше всего и не нравится.

— Здесь ты не прав. — Кэм вытянул сильные руки, на которых были видны мелкие шрамы от резца. — Я горжусь своими богинями. И зарабатываю на них довольно много денег.

— Не слишком веская причина, чтобы заниматься ваянием обнаженных женщин, — огрызнулся Стивен.

— О, это не единственная причина. Мой талант, если он у меня есть, проявляется в создании обнаженных женщин. Не дротиков и не лодок. Я не умею изготавливать полезные вещи, но я могу так воспроизвести линии женского живота, что при одном взгляде на него тебе станет неловко от желания. — Стивен промолчал, а Кэм обратился к Раунтону и Финкботлу: — Забудем семейную перебранку, джентльмены. Стивен — наш подарок обществу. Поскольку он стоит за нетрудоспособную армию ветеранов и делающих карьеру молодых людей…

— Тогда как его светлость делает состояние, продавая выскочкам наподобие Пендлтона Следдингтона пухлых нагих женщин из розового мрамора.

— Нет, Марисса пока еще не пухлая, — ответил Кэм и хлопнул кузена по плечу. — Как же приятно опять спорить с тобой! Мне очень не хватало высоконравственного и степенного человека вроде тебя.

— Насколько я понимаю, ваша светлость, — подал голос Раунтон, — вы намерены присоединиться к графу и поехать с визитом в Ист- Клифф?

— Да. Я просто вспомнил, что у меня есть подарок для Джины, присланный из поместья ее матери. И я доставлю его лично… если Стивен договорится, что мне доставят полутораметровый блок мрамора.

— Чтобы ты опять превратил его в какое-нибудь женское тело, — парировал Стивен.

— Это вызов! — засмеялся Кэм.

— Отнюдь. Я сомневаюсь, что ты умеешь создавать нечто иное, кроме женских торсов в натуральную величину.

— Вряд ли я могу сделать из такого блока статую в натуральную величину. Но обещай мне: что бы я ни сделал из него, ты выставишь это в своем поместье.

— Договорились.

Раунтон наконец с облегчением вздохнул. Теперь он должен полагаться лишь на то, что красота герцогини покорит сердце ее мужа. Он сделал все от него зависящее, чтобы хоть ненадолго свести их вместе, а дальше пусть распорядится сама природа. Недаром же молодая герцогиня славится яркой красотой своих рыжих волос и зеленых глаз. По дороге в Лондон адвокат

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

151

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату