wmg-logo

Лидия СМИРНОВА

МЕССИЯ-42

… А бояться тебе, бриллиантовый,

надо человека рыжего, недоброго…

А. и Б. Стругацкие

ЧАСТЬ I

Куда ведут благие намерения

При всем гигантском многообразии разумных жизненных форм, населяющих нашу Галактику, между ними больше сходства, чем различий. И именно это определяет наше местоположение во Вселенной, а именно в той ее части, что в просторечье зовется срединными мирами. Нас всех объединяет то, что для дыхания нам нужен кислород, хотя и с самыми разнообразными примесями. Мы все имеем твердое тело, нуждаемся в приеме пищи и наличии верного друга рядом. Мы все хотим жить, но всегда ли можем отвечать за свои действия? Можно ли считать любые наши поступки осознанными и существует ли свобода выбора между светом и тьмой? И в чем разница между этими первичными силами, разделившими мир и со времен создания Вселенной ставшими заслоном между нами и хаосом? Мы, находящиеся в центре между темными и светлыми мирами, отделенные от них невидимой глазу гранью, именно мы являемся гарантом равновесия — Великого Равновесия, — не позволяя хаосу снова поглотить Вселенную… И роль «МЕжпланетной Службы поддержки РавновеСИЯ» в этом благом деле я считаю весьма весомой, а в некоторых ситуациях просто незаменимой.

Виланий Меонский. Свет и тьма: выбор третьего пути

ГЛАВА 1

Нике. Триш. День первый

Все человеческие города, в которых мне довелось побывать, шумны, грязны, вонючи и напоминают муравейники. Там, где есть люди, обязательно найдется мусорная куча, базар с назойливыми торговцами, пара-тройка храмов да с десяток борделей. Люди вообще в своей массе коллективные создания и обожают шум и гам своих грубо слепленных городов. Вряд ли в нашей Галактике найдется другая раса, способная жить в такой неразберихе. Ну, может, только гоблины, но и они предпочитают устраивать свои бесконечные сражения на чистом воздухе, своевременно уничтожая отходы и сжигая покойников или просто переселяясь в другое место. Или взять, к примеру, эльфов: прожив в Вендревилле, главном городе Меона, несколько месяцев, я так и не поняла, где они хранят мусор и что они с ним делают. И ни одного нормального кабака: вместо того чтобы пить сорокаградусные напитки, которые, как всем известно, очень полезны для внутренней дезинфекции, они балуются вином, правда неплохим, но разве им обманешь душу?

Да и голова наутро от него становится чересчур чувствительной к любым звукам, а особенно к их тягучим завываниям, гордо именуемым песнями. С моей точки зрения, если в музыке нет барабанов, то это просто вой, и убедить меня в обратном у них так и не получилось. Да и плясать всю ночь у костра на трезвую голову мне не нравилось, если не считать того случая, когда я добавила в их яблочный сок немного дрожжей и, позаимствовав из местной лаборатории змеевик, соорудила перегонный аппарат. В ту памятную ночь моим прыжкам через костер могла бы позавидовать антилопа, а хитрое приспособление, которое Яша собрал из подручных средств, найденных в той же лаборатории, помогло транслировать какофонический концерт, устроенный нами, на пол-Меона. Стоит также упомянуть, что хозяин змеевика и кучи железок — местное светило алхимии — оказался очень обидчивым эльфом, так что последующие несколько дней нам пришлось ходить, покрывшись зелеными пятнами от подсыпанного в пищу порошка, что нас тогда по юношескому максимализму совершенно не смутило, а лишь добавило остроты впечатлений. Возвращаясь домой, я прихватила с собой чудо-порошок и опробовала его на отце, бабушке, нескольких преподавателях и даже на любимом тритоне нашего главного экзотехника.

Или взять гномов. Мы с братом как-то затеяли научный спор с Глорном на тему: имеет ли право человек, век которого столь недолог по сравнению с его братьями по разуму, населяющими нашу Галактику, прожить его в бесконечной череде удовольствий, и не является ли крайним проявлением жестокости заставлять двух молодых людей изучать сплавы и их составляющие вместо того, чтобы поощрить их искреннюю тягу к разного рода проказам. Зря мы это, конечно, сделали. Воспользовавшись правом сильнейшего и даже не снизойдя до логических объяснений, он заставил нас выдраить всю восточную часть нижнего отсека. Ну не подлость ли? Особенно если учесть, что площадь его не меньше трехсот квадратных метров и там находятся реактор, мини-кузница и система поддержки жизнедеятельности всего корабля. А самое обидное в этой ситуации то, что папа встал на сторону этого бородатого садиста и, когда мы, потратив кучу времени на чистку этих авгиевых конюшен, наконец, усталые и потные, закончили адскую работу, всыпал нам по первое число.

Кстати, разрешите представиться: Виктория Мария Зенолейн эн`Вито. Я чистокровный человек, мне двадцать три года по стандартному галактическому времени, рост сто семьдесят три, вес шестьдесят два, и это при втором размере бюста. Я очень рыжая, конопатая и зеленоглазая. Еще стоит упомянуть две вещи: во-первых, я терпеть не могу свое имя. Поэтому после долгих раздумий, лет этак в пять, я настояла на том, чтобы все звали меня просто Нике, а если кто назовет меня иначе, я не отзываюсь. Да и правду сказать, ну какая из меня победа, в самом деле! Ну и, во-вторых, где-то рядом бродит моя мужская ипостась, и зовут ее Яков Амари Зенолейн, или просто Яша. Это мой брат-близнец. Приставка эн`Вито передается в нашей семье только по женской линии и досталась мне по наследству от бабушки — на данный момент главного аналитика нашего дурдома, официально называющегося «МЕжпланетная Служба поддержания РавновеСИЯ срединной галактики Млечный Путь № 42», сокращенно МЕССИЯ-42. Цифры в названии обозначают номер модификации нашего корабля, на котором наше сообщество блатных и нищих и обитает. А корабль этот, надо сказать, необычен до чрезвычайности: свыше десяти тысяч душ, из которых лишь около шести — люди, населяют трансформирующийся автономный модуль, первая модификация которого, по слухам, была создана самим Гермесом Блистательным.

Но в то время наша, ныне наполовину одушевленная, МЕССИЯ была мертвым куском железа, способным лишь на то, чтобы не затеряться при вхождении в нуль-пространство, — и таскавшим за собой на отдельной платформе кучу громоздкого топлива, норовившего взорваться в самый неподходящий момент. С тех пор прошло много времени, и сегодня наш дом обладает всеми удобствами, возможными в век высокотехнологичной цивилизации, в сочетании с достижениями лучших магических умов современности.

Академия, обучающая особо талантливую молодежь, считается самым престижным учебным заведением нашей Галактики. Наши маги считаются самыми крутыми, спецназ самым отмороженным, а тюрьма для особо извращенных типов — самой неприступной.

Мы с братом обретались в этом городке уже пару часов, и за все это время я ни разу не присела. Феб, так он назывался, принадлежал небольшой человеческой империи ан, находящейся в южном полушарии Триша, одной из планет Капеллы в созвездии Возничего. Это было чисто человеческое поселение, в чем у меня не было ни малейшего сомнения: запах тухлой рыбы сбивал на лету комаров. Никакой эльф без марлевой повязки больше двух часов здесь бы не выжил. А нагромождение различных построек, возведенных по плану какого-то безумного архитектора, если вообще по плану, вызвало бы у любого нормального гнома устойчивую шизофрению с маниакальным разрушительным направлением и желание снести здесь все к гномьей бабушке. Феб считался портом, и что здесь было действительно прекрасным, так это огромная, неспешно перекатывающая волны река. Приютившийся на правом берегу городишко, по местным понятиям довольно крупный, казался бородавкой на нежном теле томной красавицы и вызывал искреннее желание немедленно поменять место жительства. Несмотря на эти незначительные неудобства, я получала большое наслаждение от прогулки. Постоянное нахождение внутри даже такой благоустроенной малышки, как наша «сорок вторая», было способно вызвать клаустрофобию даже у такого невосприимчивого существа, как гоблин.

Вот почему любому жителю МЕССИИ полагалось два стандартных месяца проводить на живых планетах, наслаждаясь естественными радостями, такими, как свежий воздух, городская вонь или туманное мерцание звезд на небе. Из-за этого закона нас постоянно отправляли в разные места с самого детства, причиняя множество неприятностей несчастным созданиям, подвернувшимся нам на пути. Мы с братом не просто родились на базе, как называют корабль активные агенты, мы — коренные жители уже во втором поколении и чувствуем себя в космосе гораздо увереннее, чем на земле. Однако приходится поступаться привычками

Вы читаете МЕССИЯ-42
wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату