• 1
  • 2
Загрузка...

А. К. Баантье

«Ухмылка незнакомца»

Старший инспектор Декок (убойный отдел) работал в старом, знаменитом полицейском участке на Вармез-стрит в старом, еще более знаменитом городе Амстердаме.

Инспектор достал из ящика стола отчет. С раздражением взглянул на него. Затем швырнул отчет обратно в ящик и с силой его задвинул. Поднялся с кресла и подошел к окну длинной, узкой комнаты, где сидели детективы. Он остановился у окна, заложив руки за спину и медленно раскачиваясь с носка на пятку.

Дик Фледдер, его молодой коллега и напарник, подошел и остановился рядом с пожилым инспектором. Он искоса взглянул на Декока:

— Что случилось? Не хочется этим делом заниматься или просто надоело?

— И то и другое, — проворчал Декок — И вообще, я полагаю, что ты слишком много времени проводишь за этим компьютером и пишешь отчеты, которые я не желаю читать. Как только я их все же прочитаю, они просто окажутся в одной из папок.

— Вы хотите изменить порядок?

Декок покачал головой:

— Нет, но каждый инспектор должен иметь секретаршу.

— Точно, — обрадовался Фледдер. — Я уже готов приступить к набору. Предпочитаю красивую длинноногую девушку.

Декок не обратил внимания на его замечание:

— Что нам требуется, так это большая свобода действий. Нас не следует заставлять записывать каждую мелкую деталь из случившегося. Фу, я даже высморкаться не могу без того, чтобы не записать это в отчет. Адвокаты постоянно вопят по поводу незаконно добытых улик и всякой подобной ерунды. Улики они и есть улики, не больше и не меньше… если только вы не добываете их под пытками…

Седой сыщик махнул рукой в сторону крыш Амстердама.

— Вон там, — продолжил он, — в конце аллеи находится Ons Lieve Heer op Solder, посвященный нашему Господу, — во всех отношениях самый красивый и трогательный музей в Амстердаме. Я могу попасть туда отсюда, но только если пройду аллеей, названный в честь Хейнти Хоока, жестокого пирата, которого боялись из-за его лютого нрава. — Он широко развел руками. — Во всем этом есть какое-то символическое значение.

— Какое символическое значение?

— Это аллегория, имеющая непосредственное отношение к нашей работе, — ответил Декок — Если наша цель — поймать преступника, мы должны иметь возможность следовать странными путями, когда в этом возникнет необходимость.

— Не понимаю, о чем вы.

— Много лет назад, задолго до твоего появления здесь, — вздохнул Декок, — было у меня необычное дело об ограблении. Речь шла о взломе и проникновении на склад к меховщику. Работа была выполнена красиво, ювелирно. Никакого вандализма, никакого насилия, эффективно и с заботой о мельчайших деталях. В те времена оставалось еще вымирающее племя грабителей, которые гордились своей работой. Они были мастерами своего дела.

— Ну и?..

— От меховщика я узнал, что украдены были только самые дорогие меха. Вор унес только соболей и лучшую норку. Очень разборчивый попался грабитель. У этого меховщика имелись тысячи роскошных шкурок других, менее ценных зверей, но их он не тронул.

— Значит, грабителем был другой меховщик, да? — попытался догадаться Фледдер.

— Нет. Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что знаю только одного подходящего человека из местных. Он обладал достаточной сноровкой и знаниями, чтобы осуществить такую операцию. Это было его, так сказать, торговой маркой. Его еще отличало наличие необходимых знаний и стремление к их приобретению. Он либо уже имел нужную подготовку, либо приобрел знания, необходимые для того, чтобы сделать правильный выбор. Звали этого человека Хэнди Хенки. Я решил зайти к нему и просто предложить вернуть мне меха. Разумеется, не все так легко закончилось. Сначала он рассмеялся мне в лицо и потребовал доказательств.

— А у вас этих доказательств не было.

— Верно, у меня не было абсолютно ничего. Но я повез его с собой в участок для допроса. Все впустую. Хенки продолжал настаивать на доказательствах. В итоге я вернул его в камеру и принялся думать. Думал я долго.

— И что придумали?

— У меня появилась идея. Я позвонил хозяину склада и попросил привезти в участок несколько пальто из того же меха, что у него украли. Он привез манто в тот же день. Прямо здесь, в этой комнате, я сдвинул два стола и кучей бросил на них меха. Затем забрал Хенки из камеры и показал ему меха.

«И что ты теперь скажешь?» — спросил я.

«Черт побери! — воскликнул Хенки. — Вы их нашли!»

Фледдер от души рассмеялся.

Декок довольно кивнул.

— Но в суде, — продолжил Декок с горечью, — адвокат Хенки рвал и метал, работал в основном на присяжных. Он больше всего возмущался тем, что я получил признание с помощью незаконных и неразрешенных способов, как он выразился.

— А что сказал Хенки?

Декок улыбнулся:

— Хенки посчитал это славной шуткой, хотя подшутили над ним. Мы с ним подружились. Отсидев свое, он сказал, что хочет жить честно. Я помог ему найти работу. Он все еще работает на того же хозяина. Его босс и товарищи по работе очень ценят его за качество его работы. Видимо, любовь к деталям не покинула Хенки.

Зазвонил телефон, стоящий на столе Декока. Фледдер протянул руку и снял трубку. Декок смотрел, как мрачнеет лицо Фледдера.

— В чем дело? — спросил он, когда Фледдер положил трубку.

— Они нашли молодую проститутку.

— Убита?

Фледдер кивнул:

— Именно поэтому они нам и позвонили. Вроде бы ее задушили.

Чернокожая Энни лежала обнаженной, навзничь на своей постели. Левая нога была слегка согнута в колене. Карие глаза на немного припухшем лице широко открыты. Вокруг шеи — мужской шелковый галстук, красный, с необычным рисунком.

Декок наклонился к телу и присмотрелся к хорошо заметным признакам удушения. Старый сыщик за свою долгую карьеру видел много людей, погибших от удушения. Он побывал и на многих вскрытиях и знал, что трахея этой молодой женщины сломана.

Он выпрямился и показал на использованный презерватив, валяющийся рядом с кроватью. Поманил Фледдера:

— Убедись, что все будет сфотографировано, а этот презерватив доставлен в лабораторию. Здесь помимо ДНК найдется много улик. Возможно, они найдут лобковые волосы, а в лаборатории смогут быстро установить группу крови…

Он снова повернулся к трупу:

— И пусть будут поосторожнее с галстуком. Не хочу, чтобы его кто-то трогал. Пусть эксперты пользуются пинцетом или хирургическим зажимом, чтобы снять его. Я хочу, чтобы его уложили в пакет отдельно от всего остального. Возможно, собака сможет найти хозяина галстука по запаху.

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату