wmg-logo

— Когда вы видели эту вещь?

— Примерно с год назад, сейчас же после одного очень странного происшествия в Дартмуре. Вы помните мой рассказ о двух монахах?

Клайв молча кивнул и задумчиво посмотрел на девушку.

— Этот человек навсегда останется для меня загадкой, — сказал он. — Но я не могу не чувствовать к нему некоторой признательности. Он не взял ни пенса за свои труды по опеке надо мной…

Когда через два часа Бетти подъезжала к зданию театра, оно было почти затемнено. Ван-Кампе, антрепренер, был склонен к экономии. Впрочем, на сей раз он имел для этого все основания. Заглянув через щелку в зрительный зал, Бетти обнаружила там всего человек семь, да и те, по- видимому, принадлежали к числу бесплатных. К девушке подошел помощник режиссера.

— Нечего сказать, аншлаг! — проговорил он.

— Да, не слишком утешительное зрелище.

— Этого следовало ожидать! Тоже мне музыкальная комедия, в которой нет ни намека на музыку, ни одной остроумной реплики! Видели вы объявление у кассы?

Бетти кивнула.

«Девушка из Фецца» шла две недели. А до этого семь недель были репетиции, и в итоге дирекция объявила, что через две недели все получат расчет, так как пьеса снимается с репертуара.

— Это касается и меня, мистер Тиллет? — спросила Бетти.

— Боюсь, что так, — ответил тот. — Директор крепко ругался, читая сегодняшние рецензии, в которых есть несколько нелестных замечаний и о вас. К тому же, вы знаете, что Ла Флоретт вас, мягко сказать, не любит…

Бетти хорошо знала это. Ла Флоретт, французская танцовщица, все время сидела рядом с Ван-Кампе на репетициях и неустанно трещала о том, насколько лучше все это делается во Франции. А Ван-Кампе был ее рабом…

В это мгновение открылась боковая дверь, и вошла осыпанная бриллиантами француженка.

— А, Карен! Я как раз хотела с вами поговорить. Вы отвратительная актриса, и голос ваш прямо ужасен, но у вас есть нечто, что вызывает мое восхищение. Это ваши волосы. Я обещала Шарлю, что узнаю ваш секрет. Вы надеюсь, не откажете?..

— Но здесь нет никакого секрета. Мои волосы сделала такими природа.

Ла Флоретт пожала плечами и высокомерно отрезала:

— Несомненная ложь! Так, кажется, говорится на вашем примитивном языке?

Бетти рассердилась.

— Как раз все то, что вы говорите, сплошная ложь! На самом деле вы уроженка Лондона. Кстати, я недурно владею французским и утверждаю, что вы говорите по-французски не лучше, чем я по- китайски.

— Вот как, вот как!

Ла Флоретт задыхалась от бешенства.

— Я покажу вам, как оскорблять актрис моего уровня! Вы — ничтожная хористка. Вы будете выброшены из театра сию же минуту!

Тут появился Ван-Кампе, кругленький, очень беспокойный человечек, который еще на ходу поцеловал руку Ла Флоретт.

— Гоните вон эту Карен! — прошипел он помощнику режиссера. — Выдать ей жалованье и вышвырнуть на улицу!..

Бетти прошла в свою уборную разгоряченная, но довольная. Она давно уже собиралась сказать Ла Флоретт то, что думала о ней. Отдышавшись, она решила немедленно обратиться к Феллю, молодому режиссеру, который обещал ей роль в своей новой постановке. Мысль эта ей очень понравилась, и она улыбнулась…

В это мгновение в дверь постучала камеристка.

— Доктор Лэффин, мисс.

Бетти тяжело вздохнула. С этим визитером не так легко было разделаться…

Глава 6

Доктор Лэффин, как всегда, был одет в строгое черное платье, которое делало его еще более высоким и тощим.

— Добрый вечер, дитя мое! Почему вы не играете? — спросил он.

— Потому что Ван-Кампе выгнал меня, — спокойно ответила девушка.

К ее удивлению, лицо доктора осталось невозмутимым.

— Выгнал вас? Так, так… Все, что ни делается, все к лучшему. Вы, наверное, вернетесь домой?

— Нет, я найду другую работу.

— На этот раз я лишен возможности ссудить вас деньгами, — сказал он.

— У меня есть немного… — начала Бетти.

— Но, к счастью, — чуть повысил голос доктор, — я могу иным способом вывести вас из затруднения. Повторяю, вам нужно всего лишь вернуться домой…

Лэффин вынул из кармана отпечатанный листок и молча положил на стол. Девушка прочла текст и с недоумением взглянула на доктора.

— Это реклама конторок?

— Реклама усовершенствованной конторки Мортимера, — произнес доктор. — Таких конторок на рынке нет. Хотя внешне между ними и обычными конторками нет большого различия. Предположим, что прекрасная молодая девушка сидит у окна за такой конторкой… Вы представляете, какая толпа будет собираться там?

Бетти резко перебила его:

— Вы опять возвращаетесь к этому идиотскому предложению?

Лэффин невозмутимо кивнул.

— Но это оскорбительно для меня как для актрисы!..

— А вместе с тем, плата удивительно заманчива: пятнадцать фунтов в неделю. Вы начинали бы в одиннадцать часов утра и заканчивали бы в четыре часа дня, — настаивал он.

— Я уже сказала вам, что не согласна!

— А я очень хотел бы, чтобы вы согласились. Я, который взял вас из приюта, который содержал вас на свои средства, дал вам кров, образование, подобие семьи…

Девушка с трудом сдерживала гнев.

— Доктор, будем откровенны друг с другом. Я прямо скажу вам: несмотря на те материальные выгоды, которые вы мне предоставили, моя жизнь была крайне несчастливой. Я не желаю просить вас о помощи и уверена, что получу роль в новой пьесе Фелля!..

Пока девушка говорила, Лоффин спокойно вынул из ящика тряпку и стал протирать спинку кресла. Помолчав, он сказал:

— К счастью, я недавно познакомился с молодым человеком, который может оказаться весьма полезным в случае, если договор будет заключен. Он мастер по части рекламы.

Бетти тотчас вспомнила о молодом человеке, который преследовал ее всю последнюю неделю.

— Этот человек ждет за дверью, — невозмутимо продолжал Лэффин. — И я позволю себе позвать его.

С этими словами доктор своим неслышным шагом подошел к двери и сказал:

— Входите, пожалуйста!

Бетти тотчас узнала юношу. Одет он был довольно небрежно. Вдобавок, на щеке у него темнело большое пятно от чернильного карандаша.

— Мы, кажется, встречались, мисс Карен, — сказал молодой человек. — Доктор просил меня переговорить с вами относительно конторок, которые мы взялись рекламировать. Насколько я понимаю, ваше имя не должно называться… Жаль! В таком случае…

— Как вас зовут? — резко перебила сто девушка.

— Билл Хольбрук.

— Мистер Хольбрук, прошу вас запомнить раз и навсегда, что я не желаю принимать участия в

Вы читаете «Сыны Рагузы»
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату