Загрузка...

Уильямс Кэтти

Изобретательная сваха

Глава 1

Открыв утром глаза, Ребекка Райен сразу подумала, что ближайшие несколько часов будут самыми скверными за все время, что она работала учительницей. Ей захотелось зажмуриться и представить, что этот день уже прошел, хотя вообще-то она не была фантазеркой. Вздохнув, Ребекка направилась в ванную. Это время она всегда любила. Долго и неторопливо плескаться в воде, прежде чем собраться с духом, закрыть за собой дверь своей маленькой удобной школьной квартирки и оказаться лицом к лицу со всеми проблемами, перед которыми оказывается любой, у кого достало отваги преподавать в пансионе для девочек, которые тоскуют по дому, мечутся, не понимая, что с ними происходит, когда начинаются первые месячные… А ведь нужно еще и преподавать, на достаточно высоком уровне, чтобы директриса миссис Уильяме была довольна!

Но до сегодняшнего дня Ребекка работала с наслаждением. Погружаясь в воду, она подумала, что, будь ей сейчас 21 год, возраст, когда еще только выбирают профессию, она предпочла бы что-нибудь поспокойнее, например, работу машинистки. Иметь бы такое лекарство, которое сразу избавляло бы от неприятных ситуаций, думала Ребекка. Хорошо бы даже не одно. Проглотишь пару пилюль – и твоих проблем как ни бывало.

Ей предстояло справиться с одной неожиданно возникшей нелегкой задачей. Первое потрясение уже прошло, можно было продолжать работать. Но у проблемы была и другая сторона. Сейчас она, вероятно, находилась в часе езды от школы, и от нее можно было ожидать неприятностей. Ребекка знала по опыту, что родители, столкнувшись с сюрпризами, которые преподносили им их чада, обычно вели себя не слишком разумно.

Сначала они возражали, затем начинали винить во всем себя, но потом многие из них полностью снимали с себя всякую ответственность, норовя возложить ее на кого-нибудь другого, чаще всего – на учителя.

Ей придется расстараться при личной встрече с одним из родителей: представиться понимающей, полной сочувствия, при этом неприступной, как скала, и не давать воли своему острому языку. Она оставит свое мнение при себе, будет все время сочувственно улыбаться и не позволит себе поучать кого бы то ни было. Она забудет, что говорила Эмили Парр о своем отце. В конце концов, подростки часто сгущают краски, описывая домашнюю обстановку. Не дело посторонних расстраивать чьи-либо планы.

Решив таким образом, как ей себя вести, Ребекка стала думать, как ей одеться. Обычно она выбирала что-нибудь простое и удобное неярких цветов. Свободные блузки и свитера, длинные широкие юбки, туфли без каблуков. Сколько себя помнила, Ребекка всегда старалась носить вещи, которые скрадывали ее рост: 175 сантиметров – это немало. И несмотря на довольно пышные формы она всегда казалась себе слишком мужеподобной.

Но сегодня она должна произвести впечатление на отца Эмили. Ребекка знала, что мужчины ее побаиваются. В ней не было ничего, что могло бы навести их на мысль о ее беззащитности.

Ребекке казалось, что ей просто попадались мужчины, больше похожие на женщин. Меньше всего она хотела подчиняться им или, упаси боже, родить от них ребенка.

Она надела темно-серый костюм, который совершенно не шел ей, но годился для создания соответствующего эффекта, и влезла в туфли на высоких каблуках, которые большую часть времени пылились под шкафом. То, что надо! У отца Эмили характер был не из добродушных. За два года, что его дочь провела в школе, он появился лишь один раз и прежде всего выразил недовольство ее оценками. Вспоминая об этом эпизоде, миссис Уильяме бледнела, и ее легендарное спокойствие изменяло ей.

Теперь его ожидало более серьезное потрясение.

Ребекка еще раз внимательно оглядела себя и была на этот раз удовлетворена. На нее смотрела статная, привлекательная женщина, твердая линия рта, широко поставленные решительные голубые глаза, золотисто-каштановые волосы, собранные на затылке в пучок. Ее облик наводил на мысль, что с ней небезопасно конфликтовать.

Просторный серый пиджак скрывал женственность ее сложения, которая плохо бы сочеталась с выражением суровой непреклонности.

Через пятнадцать минут она уже уверенно шагала к кабинету директрисы, минуя одну за другой двери классов и про себя надеясь, что ее подопечные хорошо ведут себя на уроке мистера Эмскота, учителя английского, который терялся в присутствии множества бойких юных девушек.

Миссис Уильяме поджидала ее в кабинете, стоя у окна. Она казалась явно возбужденной.

– Он вот-вот должен приехать. Присаживайтесь, Ребекка. – Она устало вздохнула и опустилась на стул за большим письменным столом красного дерева. – Я сказала Сильвии, что мы сразу можем его принять. Эмили больше не заходила к вам?

– Нет. – Ребекка покачала головой. – Я думаю, она решила, что мне нужно еще прийти в себя после ее заявления. Как она отнеслась к вашему внушению?

Еще один утомленный вздох.

– Да никак, сопротивляется. Процедила пару слов сквозь зубы и взглянула насмешливо в своей невыносимой дерзкой манере.

Эмили была в высшей степени независима, и поэтому вокруг нее всегда толпились поклонницы, которые восхищались ее выходками, не решаясь подражать.

– Вы намекнули ее отцу, зачем мы вызвали его?

– Я подумала, что лучше сделать это, когда он уже будет здесь.

Досадно, подумала Ребекка. Он мог бы остыть, будь у него целый день на то, чтобы смириться с фактом.

– Я собрала все относящиеся к делу школьные работы Эмили, так что он сможет ознакомиться с ними. И я как раз только что сопоставила многочисленные рапорты об имевших место инцидентах. Достаточно для примера! Ведь ребенок пробыл у нас не так долго. – Сорокалетняя маленькая худощавая женщина в очках, обладавшая цепкостью и упорством бульдога, покачала головой. – Какой ужасный ребенок. Поистине возмутительное чувство превосходства. С другой стороны, она ведь очень способная.

– Ей… необходима домашняя обстановка, миссис Уильяме. Я лично чувствую – и говорила вам об этом, – что бунтарство Эмили показное.

Так она старается скрыть свою незащищенность.

– Я настаиваю на том, чтобы вы держали свое мнение при себе, Ребекка, – сказала директриса предостерегающим тоном. – Прежде всего, не стоит мутить воду, пытаясь анализировать причины этого несчастного случая. Она не первая девочка, которая тяжело переживает развод родителей. Но другие при этом не курят демонстративно у окна спальни, не симулируют, чтобы попасть в изолятор или иметь возможность сбежать в город, не залезают на дерево и не торчат там весь день, пока мы все, как глупые курицы, квохчем внизу… Список бесконечен…

– Да, я знаю, но… – Ребекка почувствовала, как давит ей воротник туго накрахмаленной белой блузки. Сейчас ей это было настолько неприятно, что она пожалела о том, что надела ее.

– Никаких «но», Ребекка. Факты таковы, как они есть, и отцу Эмили придется примириться с ними, хочет он этого или нет.

– А Эмили? – с тревогой спросила Ребекка. Что будет с ней?

– Это решится между ней и отцом.

– Она не общается с отцом.

– Я бы посоветовала вам более скептически относиться к тому, что девочка говорит о своих отношениях с отцом, – резко возразила миссис Уильяме. – Мы обе знаем, что Эмили иногда очень вольно обращается с фактами.

– Но факты говорят сами за себя… – Ребекка с жаром бросилась на защиту своей ученицы. Но в этот момент раздался стук в дверь, и голова Сильвии просунулась в кабинет.

– Мистер Найт здесь, миссис Уильяме, – произнесла она Мистер Найт? Ребекка нахмурилась. Почему у них с дочерью разные фамилии? В разговорах о нем его всегда называли отцом Эмили, и ей не приходило в голову, что он может быть не мистером Парром.

– Хорошо, Сильвия. Будь добра, проводи его.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату