на неделю!

– Я этого не сделаю, – сказала Келли, шокированно глядя на подругу. – Мне нравится преподавать. Я единственный человек, который не ждет с нетерпением начала летних каникул. Я люблю детей и скучаю по ним. Они практически стали родными для меня, ведь своей семьей я вряд ли обзаведусь.

– Кел, тебе двадцать три года, а не девяносто лет для таких заявлений. К тому же ты теперь богата. Мужчины будут выстраиваться в очередь за возможностью подарить тебе ребенка.

Келли отпрянула от подруги.

– В тебе нет ни капли романтики? – спросила она.

– Я реалист. К тому же я знаю, как ты любишь детей, что странно. Четыре миллиона долларов? Как ты могла не знать об истинной стоимости?

– Я не спрашивала, – пробормотала Келли. – Кольцо имело особое значение, потому что он дал его мне, а не из-за его стоимости. Мне и в голову не приходило, что оно ценное.

– Тебе надо научиться быть не только романтичной, но и практичной. Возможно, он и негодяй, но, по крайней мере, не скупердяй, – наставляла подругу Вивьен, вгрызаясь в одно из яблок. – Когда ты сказала мне, что твой избранник – грек, я подумала, что он официант или что-то подобное.

– Он не был официантом, – произнесла Келли, закрыв лицо руками. – Мне тяжело даже вспоминать об этом! Как я могла подумать, что у нас могло что-то получиться? Он такой суперкрутой, суперумный и супербогатый. А я совсем не супер…

– Ты ошибаешься, – заявила Вивьен. – Ты… ты… э… ты супернеаккуратная, супернесобранная и…

– Замолчи! Я больше не хочу о нем слышать! – Келли сама удивилась тому, какую боль приносило ей обсуждение этого вопроса даже спустя четыре года. – Было бы хорошо, если бы я могла найти хоть одну причину, по которой мы могли бы быть вместе.

Вивьен откусила большой кусок яблока и стала задумчиво его пережевывать.

– У тебя супербольшая грудь?

Келли обхватила себя руками.

– Ну спасибо, – пробормотала она, не зная, плакать ей или смеяться.

– Да не за что. Так как мистер Супербогатый заработал свои деньги?

– У него своя судостроительная компания – огромная, надо сказать, со множеством кораблей.

– Супербольших кораблей? Почему ты мне никогда об этом не рассказывала? – продолжая жевать, поинтересовалась Вивьен. – Этот парень мультимиллионер, не так ли?

Келли смущенно провела ногой по старенькому ковру в ее небольшой квартире:

– Я где-то читала, что миллиардер.

– О, понятно, кто будет пересчитывать? Что значат несколько несчастных миллионов долларов между друзьями? Итак – только не пойми меня неправильно, – как ты умудрилась с ним познакомиться? Я живу на свете такое же количество лет, что и ты, но ни разу в жизни не встречала ни одного миллионера, не говоря уж о миллиардерах. Буду благодарна, если ты дашь мне пару советов.

– Встреча произошла в год, когда я взяла академический отпуск. Я нарушила границу его личного пляжа, не подозревая о том, что это частные владения; к тому же я где-то потеряла путеводитель и просто прогуливалась, погруженная в свои мечты, не обращая внимания на предупреждающие знаки. – Эти воспоминания откликнулись болью в сердце Келли. – Может, поговорим о чем-нибудь другом? Эта тема не входит в круг моих любимых.

– Конечно. Мы можем поговорить о том, что ты собираешься делать с четырьмя миллионами долларов.

– Не знаю, – произнесла Келли, смущенно пожимая плечами. – Может, оплачивать услуги психиатра, который будет лечить меня от последствий шока?

– Кто купил кольцо?

Келли непонимающе посмотрела на подругу, удивляясь тому, как медленно сейчас работает ее мозг.

– Наверное, кто-то богатый? – неуверенно сказала она.

Вивьен недовольно взглянула на подругу:

– И когда ты передаешь кольцо покупателю?

– Какая-то девушка связалась со мной и сообщила, что заказчик сам заберет покупку завтра. Я дала им адрес школы на случай, если они окажутся мошенниками.

Келли невольно дотронулась до кольца, висящего у нее на шее, и Вивьен вздохнула.

– Ты никогда его не снимаешь, даже ночью.

– Это потому, что у меня проблемы с поддержанием порядка в доме, – тихим голосом пыталась защититься Келли. – Я боюсь потерять кольцо.

– Если этим заявлением ты пыталась скрыть правду, то у тебя это не получилось. Я прекрасно знаю, что ты неряшлива, но я также знаю, что кольцо ты носишь потому, что все еще привязана к дарителю, привязана вот уже четыре года. Что заставило тебя вдруг продать кольцо, Кел? Что произошло? Ты вела себя очень странно всю неделю.

Келли с трудом проглотила подступивший к горлу комок.

– Я увидела его фотографии с другой женщиной, – хрипло призналась девушка. – Блондинкой с фигурой топ-модели – ну, ты знаешь этот тип. Такая женщина, глядя на которую хочешь перестать есть, но через некоторое время понимаешь, что, даже если ты сделаешь это, все равно не будешь выглядеть как она. – Келли всхлипнула. – Я внезапно осознала, что кольцо не дает мне двигаться дальше по жизни. Это безумие. Я безумна.

– Теперь нет. Ты наконец-то в своем уме. – Вивьен вскочила на ноги и драматичным жестом отбросила с лица непослушные пряди волос. – Ты знаешь, что это значит, не так ли?

– Это значит, что мне надо собраться с силами и забыть о нем?

– Это значит: нет дешевой пасте с соусом из бутылки. Сегодня мы едим пиццу из ресторана за твой счет. Ура! – Вивьен потянулась за телефоном. – Начинаем новую, шикарную жизнь.

Алекос Загоракис вышел из своего черного «феррари» и окинул взглядом старое здание Викторианской эпохи.

Первая школа Хэмптон-Парка.

Разумеется, она решила работать с детьми. Чего еще можно было ожидать?

Он ушел от нее как раз в тот день, когда прочитал в газете о том, что она собирается иметь четырех детей.

Мрачно улыбаясь собственным мыслям, Алекос еще раз внимательно осмотрел возвышающееся над ним здание и территорию вокруг него, автоматически подмечая все, что требовало ремонта.

Прозвенел звонок, и менее чем через минуту поток детей высыпал на игровую площадку. За ними следовала молодая женщина, одетая в простую черную юбку, невыразительную блузку и туфли на плоской подошве. Алекос не стал присматриваться к ней, ведь ему было важно найти Келли.

Мужчина окинул взглядом ветхие строения и пришел к выводу, что его информация была неверной. Зачем Келли хоронить себя в подобном месте?

Алекос уже готов был вернуться к своей машине, как вдруг услышал знакомый смех. Он развернулся, ища глазами источник звука, и внезапно его взгляд снова упал на молодую учительницу в черной юбке.

Эта женщина была совсем не похожа на легкомысленную девчушку, которую Алекос повстречал на пляже в Корфу, и он уже хотел было продолжить свои поиски, как она вдруг слегка наклонила голову.

Мужчина уставился на ее волосы, стянутые в строгий пучок на затылке. Но если снять сковывающую заколку и позволить волосам свободно ниспадать на плечи… Алекос слегка нахмурился, мысленно снимая с молодой женщины невыразительную одежду, чтобы увидеть, что под ней скрыто.

Учительница улыбнулась, и мужчина резко втянул в себя воздух – невозможно было не узнать эту улыбку, такую широкую, теплую, открытую, искреннюю. С трудом оторвав взор от ее губ, Алекос посмотрел ниже: у нее были длинные, стройные ноги, ноги, способные заставить мужчину потерять дар речи. Ноги, которые когда-то обвивали его вокруг талии.

Возгласы волнения вырвали мужчину из пучины задумчивости, в которую он впал, разглядывая гардероб

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×