синий и во рту у него копошатся тараканы. А рядом на стуле сидит Андреев, после бухалова, он же, падла, и трахнул ректорова любимца по золотой голове. МАМАОЧКА!

  -Тук-тук-тук! Одиссей, что с тобой? Андреев, ты там? Открывай, а не то!... Ну постой же!

  Каблуки ректора зашлепали по коридору. И как Андреев раньше их не услышал? ЧТО ДЕЛАТЬ?! Этот гад за ключом к кастелянше пошел! Притащился в общагу, пппадла! Все из-за Быдлова, гада!

  Андреев словно развалился на миллион маленьких паникующих Андреевых.

  -Что делать?!- вопили Андреевы. Может, выкинуть Быдлова из окна? СКОРЕЕ! Быдлов же все время грозил суицидом!

  Каблуки Глазунова снова зазвучали в начале коридора, и миллион Андреевых вновь стал одним - взлохмаченным, страшным Андреевым. Этот Андреев кинулся к телу и принялся поднимать Быдлова. Без души Быдлов оказался невероятно тяжелым.

  -Плекс-плекс-плекс!- пели по паркету каблуки и Андреев понял, что пропал - он не успеет дотащить до окна Быдлова и, тем более, пустить его в полет!

  -Падла!- заплакал Андреев, заталкивая под кровать непослушного Быдлова. Заскрежетал ключ и открылась дверь.

  -Андреев! - рыбьи глаза Глазунова гневно жрали Андреева - Ты почему не открывал?

  Ректор бросил взгляд на стол и, взяв бутылку, отхлебнул.

  -Где Одиссей?

  -Андрей Андреич, я не знаю. Он не ночевал в общежитии.

  -Не ночевал? Может, к родственникам уехал? Ты не в курсе, есть у Быдлова здесь родственники?

  -Кажется, тетка в Реутове,- соврал Андреев, подобострастно глядя на Глазунова. 'Не отчисляй меня!'- вопил организм Андреева, даже истерзанная желтая печень.

  -Реутов? - Глазунов задумался.- Хорошо, когда он вернется, ты скажи, чтобы зашел ко мне.

  -Непременно, Андрей Андреич.

  - Спасибо. Да, Андреев, что это за вонь? Тебе пора уже избавляться от своих дикарских замашек! Наведи в комнате порядок, ты живешь со вторым Евтушенко, не забывай!

  Андреев не стал спорить, что это Быдлов засрал комнату.

  -Да!- воскликнул вдруг Глазунов.- Почему ты не открывал?

  Андреев замялся.

  -Я, Андрей Андреич, это....

  -Не продолжай! До свиданья, Андреев! Наведи порядок!

  - Непременно, Андрей Андреич! Всего хорошего, Андрей Андреич!

  Глазунов пошел к двери, но задержался, падла, около стола:

  -Курица?

  -Кролик, Андрей Андреич. Из деревни привез.

  Аристократические пальцы ректора отщипнули от кролика кусочек. Кролик вскрикнул.

  -Не дурно!- похвалил ректор. Кролик радостно засмеялся.

  Дверь за Глазуновым захлопнулась.

  Андреев остался один с Быдловым, кроликом и тараканами. Теперь он любил всех, все были клевыми. Разве только Быдлов пока еще никуда не делся. Надо распилить его на куски и по куску снести на помойку. Но где взять пилу? Попросить у охранника? Не даст, жадный нацмен! Придется ножиком. Ножиком, которым резали кролика.

   Быдлов лежал в темноте под кроватью, Быдлову было страшно и одиноко. Андреев с ножом в руке наклонился к нему - синяя, трупная рожа и, громко вскрикнув, отпрянул и упал на спину: труп Быдлова вылезал из-под кровати.

  -Здравствуй,- пробормотал Быдлов, икая.- Жратва есть?

  -Кролик,- жалобно просипел Андреев.

  Быдлов накинулся на завизжавшего кролика.

  -Оклематься не могу после вчерашнего,- признался Быдлов,- долго я был в отключке?

  -Дооолго! - простонал Андреев.

  Что-то стукнулось об пол.

  -Нож уронил,- сказал Быдлов, жря кролика.

   Андреев вдруг зарыдал.

  Быдлов встал из-за стола и обнял Андреева.

  -Ну-ну,- сказал Быдлов.- С кем не бывает!

  Андреев рыдал.

ОБОЙМА

  Студент Ядов не любил препода Животного. Животный считался лучшим знатоком языка хпиё, а Ядов считал его дураком и пидаром. Потому что Ядов не хотел учить мертвый язык хпиё, на котором миллионы лет назад говорили какие-то голожопые пидары. За это Животный завалил его на экзамене и на пересдаче завалил, как нехер делать. Предстояла Ядову последняя пересдача, с комиссией, и если он не сдаст, то пойдет в армию сосать хуи солдафонов. Ядов не хотел сосать хуи солдафонов. Он сел учить хпиё и выучил от сих до сих. Пришел на пересдачу спокойно, стрема не чувствовал, не то что пересдающая с ним девка, та вся извелась, шевеля в трусах шпаргалками.

  -Заходите,- поросячья морда Животного показалась из аудитории.

  Вошли - Ядов и красивая девка. Ядов только сейчас заметил, что из под короткой юбки у девки торчит розовая жопа. 'Комиссия' состояла из одного Животного. Это был облом. Ядов надеялся, что ректор или декан помогут ему.

  -Кончинова!- взвизгнул Животный, поправляя очочки. Баба поднялась и, виляя мясом жопы, прошлепала к столу. Животный обрызгал мясо Кончиновой слюнявым взглядом.

  -Ну-с. Начнем со спряжения. Проспрягайте глагол 'шловдо'.

  -Шловдо, шловди, шловду, шлов...

  -Ну...

  -Дя!

  -Нет, не шловдя, а шловдю! Не знаете!.... А как с отрывком?

  -Придто титя лыкоармус...лыкоармус....

  -Не знаете,- Животный удавом глядел на Кончинову.

  -Игорь Ярославич, я учила, учила!- захныкала девка.

  -Ну ладно, посиди, может, вспомнишь,- смилостивился Животный.- Ядов, прошу...

  Ядов проследовал на эшафот.

  -Спрягайте 'ераджомо'!

  Самый сложный глагол выбрал, сука!

  -Ераджомо, ераджоми, ераджому, ераджомис, ераджомус, ераджоми.

  Животный сморщился: Ядов попал в цель.

  -Отрывок!- бросил Животный, багровея.

  Ядов отбарабанил, как на духу.

  Животный закрутил в жирных пальцах ручку. Зачетка Ядова лежала перед ним.

  -Переведите!

Вы читаете FUCKультет
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×