поворачивая так и эдак и старательно рассматривая.

— Вы можете сказать, что это за вид таракана? — спросил Малдер. Он стоял рядом и напряженно ждал.

— Ну, вообще-то, по идее, должна бы… Желудок у него все еще на месте, и гениталии тоже. У разных видов тараканов разные гениталии, пояснила она. — О боже мой!

— Что такое? Что-то ненормальное?

— Еще бы! У него висит, как у стрекозы. Прошу прощения, — доктор Беленбаум, оттолкнувшись ногами, перекочевала на подвижном стуле от одного стола к другому и сунула таракана под микроскоп.

Малдер шагнул за ней:

— И что, до сих пор выглядит необычно?

— Ну что ж, — Бемби отпрянула от микроскопа и размышляла, глядя перед собой, — для гениталий насекомого — очень, но для микропроцессора это может быть вполне обычное дело.

— Вы что, хотите сказать, что это механическое насекомое?

Доктор Беленбаум уступила Малдеру место возле микроскопа.

— А на что тут, собственно говоря, смотреть? — Малдер недоуменно поднялся от окуляров. — Вы раньше что-нибудь такое видели?

— Только в научных журналах, — растерянно покачала головой Бемби. — Я читала об искусственном интеллекте, об исследователе, который разрабатывает роботов с поведением насекомых. Сама их никогда не видела, но часто навещала его лабораторию. — Бемби подняла извиняющийся взгляд на Малдера.

— Он где работает? В городе?

Институт робототехники, Массачусетс

Агент Малдер спустился по широкой лестнице в обширное подвальное помещение, где гладкие стены и пол отсвечивали алюминиевым блеском в ровном освещении лампами дневного света. Метрах в двадцати впереди из бокового входа выползло с жужжанием радиоуправляемой игрушки нечто на никелированных блестящих лапках и, перебежав коридор, скрылось в другой боковой ход. Малдер приостановился. Нечто высунуло голову из того прохода, где только что скрылось, и шевельнуло антеннками. Ростом механизм был не более фута «в холке». Малдер подошел поближе. Механизм испуганно сдал назад и таращился на пришельца своими кукольными круглыми глазами. И хотя Малдер смотрел доброжелательно и замер, стараясь не спугнуть машину, но металлический жучище все-таки счел благоразумным развернуться и пуститься наутек. Малдер свернул за ним в проем без двери, пошел между столами маленького чистого цеха, ориентируясь главным образом на свист, издаваемый электронным механизмом при движении. Вдруг подобный звук раздался позади, и Малдер оглянулся. Его догнал человек в самодвижущейся инвалидной коляске. Коляска, стихнув, остановилась. Человек в ней сидел маленький, словно ссохшийся, худой, с выпуклым высоким лбом. Из-под больших квадратных очков на лоб заползала глубокая межбровная морщина. Одет человек был в строгий темный костюм, из-под белого воротника рубахи свисала «бабочка».

— Доктор Иванов? — спросил Малдер вежливо.

— Вы чего пугаете моих роботов? — выговорил человек скрипучим надтреснутым голосом.

Это действительно был доктор Иванов, тот самый, о котором рассказывала Бемби. И он оказался не таким уж брюзгливым, как Малдер представил его в первый момент знакомства. Скоро он увлеченно разглагольствовал на любимую тему. Он усадил Малдера за компьютер, предлагая посмотреть какие-то схемы. Малдер смотрел, вежливо, по-японски кивая, но вникать не доставлял себе труда. Он больше слушал увлеченную речь Иванова. А у того глаза блестели ярче, чем стекла очков.

— Десятилетиями мои коллеги, — распалялся доктор, — пытались создать автономных роботов. В борьбе за придание машинам человеческого мозга они терпели неудачу. Каждый раз! Потому что человеческий мозг слишком сложен.

Слишком много вычислений. Он слишком много думает, — доктор ставил ударение на «слишком», а при последней фразе даже поднял указательный палец к виску и по-орлиному блеснул глазами. — А насекомые просто реагируют.

Малдер тем временем окончательно отвернулся от компьютера и пытался потрогать металлические усы сидящего рядом на столе робота. Размером тот был, как и предыдущий, с игрушечный грузовик. Робот отводил усы, но не убегал. Завязалось что-то вроде игры. Малдер дразнил робота, как котенка, но сам не забывал слушать Иванова. Пока не появился прежний кукольноглазый знакомец и не стал атаковать Малдера, желая его обнюхать, что ли?

— В моделях я использую насекомых, — не обращая внимания на возню Малдера с роботами, продолжал доктор, — и не просто внешне. Я ставлю им простейшие компьютерные программы: беги на свет, беги от света. Их направляют только сенсорные и рефлективные ответы. Они наследуют поведение своих живых собратьев. Тараканов и пчел.

— Этот, значит, запрограммирован надвигаться на любой объект, который чувствует датчиками? — Малдер кивнул на своего преследователя, зажатый им в угол, и покорно позволивший наконец себя изучить.

— Нет.

— Тогда почему он бегает за мной?

— Вы ему нравитесь, — задорно взмахнул бровями доктор Иванов.

Малдер провел в институте робототехники никак не менее часа. Разговор все не иссякал. Доктор Иванов все не утомлялся.

— Так значит, у вас контракт с НАСА? — уже слегка ошалев от обилия информации, переспросил Малдер.

— Наша цель — транспортировать флот роботов на другую планету, скромно признался доктор. — Затем позволить им исследовать территорию более тщательно, чем любой космический зонд мог сделать это до сих пор.

Конечно, это звучит немного фантастически, но единственное препятствие, которое я вижу на этом пути, — разработка обновляемого источника энергии.

В любом случае, вот оно, — доктор Иванов ткнул пальцем в электронных насекомых, сидящих на столе и у ног и любопытно, как щенки, вертящих головами, прислушиваясь к разговору, — будущее космических исследований.

Оно не включает в себя живые существа!

Малдер еще раз взглянул на монитор, сделал неопределенный жест рукой и начал с извинений:

— Я просто веду беспочвенные рассуждения, но если существуют внеземные формы жизни…

— А не нужно рассуждать, — прервал Иванов категорично, как будто агент ФБР только что ему сознался, что рассуждает о букваре, — они существуют.

— Допустим. — Несколько облегченно согласился Малдер, — И допустим, что ваши мысли о будущем исследовании космоса правильны. В таком случае, исследование инопланетных цивилизаций…

— Тоже будет механическим по природе, — радостно подхватил Иванов.

— Да, — кивнул Малдер, словно неуверенный студент на экзамене.

— Каждый, кто думает, что визит чужих будет в виде живых существ с большими глазами, серой кожей и прочими киношными атрибутами, наверняка слишком много начитался дерьмовой научной фантастики. У него мозги ей забиты.

Малдер не знал как (да и нужно ли?) возражать. Он удрученно отвел взгляд. Затем вынул из кармана вещдок в крошечном полиэтиленовом пакетике и предъявил Иванову:

— Вы можете это опознать?

— Ну, вообще-то я не очень разбираюсь в настоящих насекомых. Ножки кузнечика?

— А вы положите под микроскоп, — посоветовал Малдер.

Доктор Иванов высыпал на стекло под микроскопом три уцелевшие от таракана-убийцы лапки и приник очками к окулярам.

Через секунду он поднялся от микроскопа с побледневшим лицом и молча уставился в пространство.

— Доктор, с вами все в порядке? Иванов медленно кивнул. Рот его все это время оставался открыт от

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×